Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

Водка душевно сближает людей: «…приобретя литр очищенной, мы с Ромеком, его девушкой и милиционерами, которые десять минут назад его зацапали, отправились на близлежащий пустырь, чтобы выпить за дружбу. Потом купили еще две бутылки»; «В конце концов, выпив с пани доктор немалую толику медицинского спирта, я добился правды». 

Водка способствует взаимопониманию не только между отдельными людьми, но и между народами. Это средство установления контакта оказывается недействительным только в перевернутых, извращенных обстоятельствах войны: «Помню, как во дворе насиловали женщину, а потом одна из соседок, желая избежать подобной участи, подошла к застегивающему ширинку сержанту и, протянув ему рюмку водки, сказала по-русски: „Ваше здоровье, командир“. Сержант взял у нее бутылку и шваркнул об стену». Но одновременно славяне, независимо от национальности, равны в своем отношении к водке/спирту: «Пришли русские, была разбита цистерна со спиртом, и потом люди лежали в грязи и лизали истоптанный снег, пропитанный спиртом». Эта фраза и в переводе и в оригинале («Rosjanie weszli; rozbito cystern? ze spirytusem i potem ludzie le?eli w b?ocie pij?c spirytus zmieszany z rozdeptanym ?niegiem») построена так, что люди, лизавшие пропитанный спиртом снег — это и русские солдаты и местное население. 

Отстраненно-неприязненное описание поведения русских не мешает полякам объединяться с ними именно на почве общих «питейных ценностей»: в Париже «…я ходил в ресторан „Chez Wania“, где русские таксисты пили водку „Смирнофф“». 

Водка — один из сильнейших стереотипов, отличающих славян в глазах Запада, делающих их как бы неотличимыми друг от друга. «В Мюнхене наши соплеменники ведут весьма немудреный образ жизни: спят на вокзале, а днем собираются в большом магазине в центре города, где скидываются на бутылку водки „Пушкин“ (ее рекламируют как напиток для крепких парней: на этикетке изображены двое с рюмками; рядом сидит, благосклонно на них взирая, медведь)». 

Пристрастие к водке/спирту — «общеславянской ценности» — объединяет русских и поляков, противопоставленных по этому принципу неславянскому миру. 

Вискиассоциируется с Америкой: американским образом жизни и американскими киногероями, которым стремятся подражать поляки. Америка для поляков 50-х годов — это «несчастная любовь, любовь без взаимности» («mi?o?? nieszcz??liwa; mi?o?? bez cienia wzajemno?ci»): подражая американцам, «эти ребята<…>носили темные очки, дурацкие прически и безобразные галстуки; но они были уверены, что граждане страны, над которой реет звездный флаг, одеваются именно так, а значит, и мы будем так одеваться». 

Повествователь тоже пытается копировать экранное поведение Хэмфри Богарта, беседующего с героиней в фильме «Касабланка»: 

«Полночь. Богарт сидит и пьет виски из большого стакана.<…>Богарт разражается сатанинским хохотом. Но стакана с виски не оставляет» 

Одновременно употребление виски поляком Хласко описывает с самоиронией: повествователю хочется быть похожим на американцев за счет внешней атрибутики. В Ницце «красиво» пьющего виски героя сначала действительно принимают за американца: 

«Я пил виски у стойки бара и вдруг почувствовал на себе взгляд: на меня томно смотрела юная особа; не сомневаясь в своих силах, я заказал еще порцию виски и предложил ей ко мне присоединиться, на что она с энтузиазмом согласилась. По-английски девица не говорила, но из ее очаровательного щебетанья можно было заключить, что у меня то ли красивые глаза, то ли красивые руки и вообще я очень симпатичный. — Вы американец? — спустя некоторое время спросила она. — Нет. — Немец? — Нет. — Англичанин? — Нет. — А кто же? — Поляк. На лице ее появилось — если воспользоваться лексикой романа „Леди Гамильтон, или Прекраснейшие глаза Лондона“ — выражение ужаса и презрения; нервно схватив лежавшую между нами на стойке сумочку, она опрометью выскочила из ресторана». 

Винов книге Хласко упоминается только дважды, и оба раза — в связи с нелепыми грезами о беззаботной жизни. 

В одном эпизоде два подростка, убившие и ограбившие своего учителя, на допросе объясняют свое преступление тем, что на добытые деньги «хотели пойти в кино и выпить две бутылки отечественного вина» («dwie butelki krajowego wina»). «Отечественным вином» поляки называют дешевый портвейн. Для подростков он символизирует «настоящий» взрослыймир, возможность почувствовать себя независимыми. 

В другом эпизоде вино предстает элементом грез повествователя о лучшей жизни. Развивая свою нелепую мечту о беззаботном существовании сутенера, он заключает: «И так наша жизнь покатится среди роз и моря вина». 

Пивов «Красивых, двадцатилетних» пьют только за пределами Польши: в Германии, Италии, Израиле. Уклад жизни в этих странах чужд герою Хласко, там все происходит по другим законам: «В Палермо, когда тебя приведут в участок,<…>будешь себя хорошо вести — даже пива на допросе предложат выпить». Пиво выступает знаком стабильного мира, отличая, например, немцев от бесприютного повествователя-поляка даже в тюремной камере: «…среди людей, которые еще верят, что через шесть лет отправятся в ту же самую пивную и будут пить то же самое пиво». Находясь за пределами Польши, герой Хласко тоже пьет пиво, но в ситуациях, неадекватных для местных жителей. В Мюнхене повествователь, сбежав из психушки в «увольнительную», пьет пиво, обманывая реакцию организма на антиалкагольные таблетки. В Израиле он выпивает кружку пива, демонстрируя проститутке свою финансовую несостоятельность. Герой как бы отстраняется от пьющих чуждые ему напитки: «Пивоместные жители<курсив мой. — Н.В.>поглощают в огромных количествах; ночью пьют коньяк». 

Коньяк — это напиток, употребляемый «по велению разума», от безысходности и бессмысленности существования. Его пьют в аду израильского города Эйлата: «Все мои новые знакомцы попали в Эйлат не по своей воле: их туда<…>сослала полиция.<…>В Эйлате люди быстро теряют зубы и волосы. Некоторых ужасно разносит; другие высыхают, и их лица покрываются морщинами». Для повествователя употребление коньяка, как и пива, связано с неадекватным состоянием человека, например, пребыванием в психушке: «Больным, которых отучают от снотворных, мы покупаем в Мюнхене таблетки, алкашам — коньяк». Герой Хласко пьет коньяк почти всегда не по собственной воле, как бы вынужденно: «Помню, шли мы<…>по улице Бен-Иегуда; было, наверное, градусов сорок, и Дызек предложил распить бутылочку коньяка.<…>после каждой рюмки с нас градом катился пот. Когда мы опорожнили бутылку, Дызек сказал: — Вообще-то мне совершенно не хотелось пить. — Тогда зачем мы вылакали эту бутылку? — спросил я. — Да так, повелению разума<курсив мой. — Н.В.> — ответил Дызек». Употребление коньяка предстает мучительным мероприятием, напоминающим тяжелую работу. В Польше 1950-х годов коньяк воспринимался как элитарный «интеллигентский» напиток. Он чужд повествователю именно потому, что его пьют люди, жизнь которых определяется разумом, а не душевным порывом.[261] 

Таким образом, spirytualia «Красивых, двадцатилетних» выступает проявлением системы ценностей, характеризующих особенности национального и индивидуального менталитета поляка послевоенного поколения. 

 

Примечания 

Диоптра, нашим же языком нарицается Зерцало (РНБ. Ф. 351 (Кириллово-Белозерское собр.). № 71/1148. Список XVII века). Листы указываются в тексте статьи. 

Обычно предисловие приписывается Михаилу Пселлосу, тогда как указывается, что автор исконного текста анонимен. Но мы считаем, что предисловие — это неотъемлемая часть целого текста. Текст — это последовательность знаков и композиционных мест. Традиционно зерцала существуют как тексты с предисловиями. Следовательно, предисловие тем более является частью единого текста. Кроме того, оно обязательно оказывает влияние на всю семантику остального текста. Значит, в рамках самого текста существует единый автор, породивший его. Это единство не зависит от исторических реалий. Ср.:Фуко М.«Что такое автор» 

(Сайтhttp://www.philosophy.ru/library/foucault/aut.html) 

Поучение о прелести диавола // Сборник религиозно-нравоучительный, старообрядческий (РНБ. ОЛДП О-194. XVIII в. Л. 21). 

Там же. Л. 21об. 

Зерцало суемудрия раскольнича (РНБ. Ф. 588 (Погодин). № 1240. Л. III). 

Там же. Л. II–IIоб. 

Там же. Л. 1об.–2. 

Там же. Л. I. 

Болотов А. Т.Собрание мелких сочинений в стихах и прозе. Стихотворения простые, или сельские песни. Собрание II (РНБ Ф. 89. № 66. Л. 179–180). 

10 

См., например, загадки про клопа, блоху и вошь, в которых Болотов, как и в рассматриваемой в статье загадке, использует прием смещения грамматического рода загадываемого явления:Плоская я, вонюча, в тесноте люблю жить.Черен, проворен и очень хитер,Лазать и прыгать я слишком горазд,За сто шагов безделица мне,Я и за тыщу своих разом сгину.В лесу живучи, на зверя похож,Лазать умею, а бегать не скор.Живыми питаюсь, а живу не на земле.Люди не любят, да я их люблю.(Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные сами им для своих потомков. Т. III. СПб, 1873. С. 113–114). 

 

Ср. также загадку Аполлоса Байбакова о брюхе, построенную на том же приеме:Я скрытой дом громов, я жизни всей царицаДля сластолюбия я место и предмет([Аполлос Байбаков].Увеселительные загадки со нравоучительными отгадками, состоящия в стихах. М., 1781. С. 25). 

11 

Жизнь и приключения Андрея Болотова. С. 825. 

12 

Детский гостинец, или 449 загадок с ответами. М., 1794. С.2. 

13 

Николаева Т. М.Предисловие // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст. 1. М., 1994. С. 7. 

14 

Рыбникова М. А.Загадки. М.; Л., 1932. С. 13. 

15 

Топоров В. Н.К реконструкции «загадочного» прототекста (о языке загадки) // Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст. 2. М., 1999. С. 57. 

16 

См.:Колесницкая И. М.Загадки // Очерки по истории русского народного поэтического творчества середины XVIII — первой половины XIX века. Т. II. Ч. 1. М.; Л., 1955. С. 530. 

17 

См., например, загадки о циркуле и микроскопе у Львова (Львов Н. А.Избранные сочинения. Берлау-Ферлаг, Кельн, Веймар, Вена, СПб., 1994. С. 25–26). 

18 

Рыбникова М. А.Указ. соч. С. 36; «…длинные загадки обычно признак или вырождения жанра, или литературного, „вторичного“ происхождения» (Топоров В. Н. Из наблюдений над загадкой //Исследования в области балто-славянской духовной культуры. Загадка как текст. 1. М., 1994. С. 65). 

19 

Возможно поэтому у литературной загадки не может быть нескольких равноправных ответов, в отличие от народной (см.:Топоров В. Н.К реконструкции «загадочного» прототекста (о языке загадки). С. 57). 

20 

Ср. «Одного возставляет, а другого на землю повергает» (Детский гостинец. С. 13) 

21 

Загадки. Л., 1968. С. 130. В данном случае загадана водка, но для фольклорных текстов вплоть до ХХ в. лексическая оппозиция водка / вино несущественна. 

22 

Там же. 

23 

Там же. С. 92. 

24 

[Аполлос Байбаков].Указ. соч. С.13–14. 

25 

Загадки, служащие для невинного разделения праздного времени изданы Всл. Левшиным. М., 1773. С. 21–22. 

26 

См.:Рыбникова М. А.Указ. соч. С. 64. 

27 

Детский гостинец. С. 74. 

28 

Зафиксированы похожие народные загадки про бутылку: «Горенка новенька, ни сучка, ни задоринки» (Загадки. Л., 1968. С. 120). 

29Били меня, колотили меня,Все чины производилиИ на престол с царем посадили. (Там же. С. 75)В земле умираю, с весной оживаюЛетом меня срежут и свяжут.Душу мою вынут, кровь мою выжмут,Потом для веселья по свету гулять пустят. (Там же. С. 74)Бьют меня палками,Жмут меня камнями,Режут меня ножами.За что меня так губят?За то, что любят. (Там же. С. 125)На топтале был,На кружале был,На пожаре был,Домой пришел. (Там же. С. 125) 

30 

Детский гостинец. С. 52. 

31 

Определенную роль здесь вероятно сыграло то, что шампанское — самое «свободолюбивое» из вин, т. к. стремится вырваться даже из бутылки. 

32 

Не упускался из виду и «обучающий» элемент, выразившийся в анатомически верном изображении «телесного низа»: человек, не знающий, как устроен кишечник, не отгадает эту загадку (характерно, что в современной аудитории наиболее частой отгадкой была «душа в теле человека»). 

33 

См.:Рыбникова М. А.Указ. соч. С. 15. 

34 

Ср. загадку про чай, который Болотов считал несомненно полезным напитком и кроме загадки даже посвятил ему отдельное стихотворение «К чаю»:На червя я похож, однако не червяк,Родился не таким, а делаюся так.И образ, вид иной имею уже ныне,И жить издалека приехал я сюда.Всяк рад мне и иметь желает у себя,И всякой день со мной имеет дело здесь.Но я не очень тем доволен завсегда,Волён Бог и вся честь, и слава с похвалой.В угодность им ступай на муку я всегда.И всяк день умирай с товарищем своим,Что так же как и я родившись вдалекеНе рад, бедняк, тому, что любят его здесь(Жизнь и приключения Андрея Болотова. С. 826) 

35 

Азадовский М. К.История русской фольклористики. М., 1958. С. 80. 

36 

Жизнь и приключения Андрея Болотова. С. 1020. 

37 

Пушкин А. С.Полн. собр. соч.: В 16 т. [Л.], 1948. Т. VI. С. 190. Далее цитаты из произведений Пушкина даются по этому изданию с указанием тома и страницы в тексте в скобках. 

38 

Вяземский П. А.Сочинения: В 2 т. М., 1982. Т. 1. С. 130. 

39 

Булгарин Ф.Сочинения. М., 1990. С. 159. Подробнее об этом употреблении вина в творчестве Пушкина см.:Строганов М. В.«О разных кушаньях и пробках» (Что едят и пьют герои «Евгения Онегина») // История в лицах: Историко-литературный альманах. Череповец, 1993. Вып. 1. С. 103–118; он же. Вино; Вода (брусничная, яблочная) // Онегинская энциклопедия: В 2 т. М., 1999. Т. 1. С. 184–186, 196. 

40 

Григорьев А.Сочинения: В 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 112. 

41 

Державин Г. Р.Стихотворения. Л., 1957. С. 130–132. 

42 

См.:Тынянов Ю. Н.Пушкин и его современники. М., 1969. С. 74–84 (статья «Архаисты и Пушкин», 1926). 

43 

Катенин П. А.Избранные произведения. М.; Л., 1965. С. 183. 

44 

Там же. С. 185. 

45 

Вообще «Старая быль» оказала весьма серьезное влияние на творчество Пушкина 1828 г. Как уже приходилось писать, она сказалась в формировании образности стихотворения «В прохладе сладостной фонтанов…» (Строганов М. В. [Рец. ]Ивинский Д. П.Пушкин и Мицкевич. Материалы к истории литературных отношений. 1826–1829. М., 1999 // Новое литературное обозрение. № 45 (5). 2000. С. 419–420). Здесь укажем также, что толчком к созданию «Анчара» явилась, видимо, также «Старая быль», в которой описано искусственное дерево, осеняющее царский трон. (Не отсюда ли и пушкинские колебания в выборе названия героя «Анчара»: царь и князь.) 

46 

Гораций.Собр. соч. СПб., 1993. С. 322. Подробнее см.:Строганов М. В.Ипокрена // Онегинская энциклопедия. Т. 1. С. 468. 

47 

Поэты XVIII века. Л., 1958. Т. 1. С. 178. 

48 

См.:Аверинцев С. С.Порядок космоса и порядок истории //Аверинцев С. С.Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1997. С. 88–113;Лейтон Л. Г.Круговой ход в структуре и стиле романа «Евгений Онегин» // Новые безделки. Сборник статей к 60-летию В. Э. Вацуро. М., 1995–1996. С. 385–400. 

49 

Пушкин А. С.Полн. собр. соч.: В 10 т. Л., 1949. Т. 5. В дальнейшем все ссылки на текст «Пира во время чумы» даются по пятому тому этого издания с указанием в скобках (арабской цифрой) страницы. 

50 

Элиаде М.Миф о вечном возвращении. СПб., 1998. С. 243. 

51 

Там же. С. 149. 

52 

Там же. С. 47. 

53 

Фрейденберг О.Миф и театр: Лекции по курсу «Теория драмы». М., 1988. С. 91–92. 

54 

См.:Элиаде М.Указ. соч. С. 12–82. 

55 

Лотман Ю. М.Из размышлений над творческой эволюцией Пушкина (1830 год) //Лотман Ю. М.Пушкин. СПб., 1997. С. 316. 

56 

Бахтин М. М.Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 78. 

57 

См.:Рабинович Е.«Пир» Платона и «Пир во время чумы» Пушкина // Античность и современность. М., 1972. С. 457–470. 

58 

Топоров В. Н.О ритуале. Введение в проблематику // Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. М., 1988. С. 57–58. 

59 

Там же. С. 58. 

60 

Тургенев И. С.Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Сочинения. М., 1979. Т. 3. С. 168. 

61 

См., например: Россия начала ХVII в. Записки капитана Маржерета. М., 1982. С. 147. 

62 

См.:Введенский И. И.Духовные училища в России // Памятники культуры. Новые открытия. 1987. М., 1988. С. 80. 

63 

Левитов А. И.Мое детство //Левитов А. И.Избранное. М., 1982. С. 362. 

64 

Очень показательно в этом плане рассуждение человека, выбиравшего после войны «идти учиться на артиста или же — в священники»: «Боюсь, что в артистической среде сопьюсь, — говорил он, — лучше буду пастырем» (Железняк Н. В.Глухие годы (из воспоминаний) // Сильнее судьбы. Владимир Степанович Железняк-Белецкий. Вологда, 1995. С. 89). 

65 

См., например:Ростиславов Д. И.Записки // Рус. старина. 1887. № 11. С. 465. 

66 

См.:Поздеев В. А.Мотив вина в семинаристских стихах ХIX–XX вв. // Мотив вина в литературе: Мат. науч. конф. 27–31 октября 2001 года, г. Тверь. Тверь, 2001. С. 64–66. 

67 

Один из ее вариантов опубликован К. Ф. Надеждиным (см.:Надеждин К. Ф.Семинарист в своих стихотворениях. (Сборник семинарских песен) // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Владимир, 1908. Кн. 10. С. 60. 

Ср.: 

«С одной из лодок раздается дружное пение:И сам наш благочинныйЗаходит в погреб винный… 

Не духовные ли это семинаристы? Они!..»(Бумеранг. На набережной. (Сценка с натуры) // Псковская жизнь. 1912. 19 мая. № 586. С. 2). 

68 

«Дьякон взял гитару, которая постоянно лежала на земле около стола, настроил ее и запел тихо, тонким голоском: „Отроцы семинарстии у кабака стояху…“, но тотчас же замолк от жары»(Чехов А. П.Дуэль //Чехов А. П.Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Сочинения. М., 1971. Т. 7. С. 376). 

Ср.:Помяловский Н. Г.Очерки бурсы //Помяловский Н.Г.Сочинения. М., 1949. С. 232. 

69 

См.: РО ИРЛИ. Ф. 265. Оп. 2. № 376. Л. 12об.–19. Ср.:Помяловский Н. Г.Сочинения. С. 233, 245. 

70 

Введенский И. И.Указ. соч. С. 92. 

71 

См.:Воронский А. К.Бурса //Воронский А. К.Избранная проза. М., 1987. С. 195. 

72 

Цит. по:Оксман Ю. Г.От «Капитанской дочки» к «Запискам охотника». Саратов, 1959. С. 268. 

73 

Салтыков-Щедрин М. Е.Собр. соч.: В 20 т. М., 1965. Т. 17. С. 36, 37. Об отношении дворянства к духовенству подробно говорится в начале моей статьи «Образ семинариста в русской культуре и его литературная история (от комических интермедий XVIII века — до романа Надежды Хвощинской „Баритон“)» (см.: Традиция в фольклоре и литературе. СПб., 2000. С. 159–161). Очень показателен и тон «полупрезрительной иронии», который царит в описании духовенства дворянской литературой (см.:Соколов Ю.М.Сказки о попах // Поп и мужик: Русские народные сказки. М.; Л., 1931. С.25). 

74 

Белинский В. Г.Собр. соч.: В 9 т. М., 1982. Т. 8. С. 284. 

75 

См.:Тургенев И. С.Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Сочинения. Т. 9. С. 121. 

76 

См.:Гоголь Н. В.Собр. соч.: В 7 т. М., 1986. Т. 6. С. 203. 

77 

Там же. 

78 

См.:Чуковский К. И.Мастерство Некрасова. М., 1962. 

79 

Михайловский Н. К.Полн. собр. соч.: В 15 т. Т. 7. СПб., 1909. С. 22. 

80 

Успенский Г. И.Полн. собр. соч.: В 14 т. Т. 6. М.; Л., 1950. С. 180. 

81 

Чешихин-Ветринский В. Е.Н. А. Некрасов. Жизнь, личность и творчество // Н. А. Некрасов в воспоминаниях современников, письмах и неопубликованных произведениях. М., 1911. С. 40. 

82 

Там же. 

83 

См.:Розанова Л. А.«Кому на Руси жить хорошо». Комментарий. Л., 1970. С. 23. 

84 

Гиппиус В. В.К изучению поэмы «Кому на Руси жить хорошо» // Сборник статей к 40-летию ученой деятельности академика А. С. Орлова. Л., 1934. С. 303–304. 

85 

Некрасов Н. А.Полн. собр. соч. и писем: В 12 т. М., 1949. Т. 3. С. 200. Далее цитаты из поэмы даются по этому изданию с указанием страниц в скобках. 

86 

См. об этом:Груздев А. И.О композиции поэмы «Кому на Руси жить хорошо» // Истоки великой поэмы. Ярославль, 1962. С. 165. 

87 

См.: Русская беседа. 1859. № 6. 

88 

Русский народные легенды. М., 1859. 

89 

Современник. 1860. № 3. С. 60. 

90 

Семячко С. А.К интерпретации «Повести о бражнике» // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы. СПб., 1996. Т. 49. С. 408. 

91 

Аксаков К. С.Примечание к «Повести о бражнике» // Русская беседа. 1859. № 6. С. 184. 

92 

Там же. С. 187. 

93 

Семячко С. А.Указ. соч. С. 407. 

94 

Аксаков К. С.Указ. соч. С. 185. 

95 

Чайковский свидетельствует о своем пьянстве и в письмах. Однако именно в дневниках он наиболее откровенен и наиболее остро комментирует его проявления. Пользуюсьслучаем, чтобы выразить свою благодарность студентке 3 курса ИТФ С.-Петербургской гос. консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова Л. И. Филатьевой, помогавшей автору в работе над эпистолярным наследием П. И. Чайковского. 

96 

См., например, сообщение М. П. Мусоргского в письме от 26 декабря 1872 года о замеченном им у Чайковского стремлении «хорошенько (сурьезно) прокваситься» на творческой вечеринке композиторов балакиревского кружка. (Мусоргский М. П.Письма. М., 1984. С. 139.). 

97 

1/13июля 1873 г. (Чайковский П. И.Дневники. М.; Пг., 1923. С. 5). 

98 

2/14июля 1873 г. Там же. 

99 

13/25июля1873 г. Там же. 

100 

24апреля 1884 г. Там же. С. 14–15. 

101 

14апреля 1884 г. Там же. С. 12. 

102 

26апреля 1884 г. Там же. С. 16. 

103 

16апреля 1884 г. Там же. С. 13. 

104 

20апреля 1884 г. Там же. С. 14. 

105 

28апреля 1884 г. Там же. С. 16. 

106 

5мая 1884 г. Там же. С. 19. 

107 

8июня 1884 г. Там же. С. 29. Вероятно, здесь названы слуги П. И. Чайковского и Л.В. и А. И. Давыдовых, у которых он тогда гостил. 

108 

27апреля 1886 г. Там же. С. 54. 

109 

18феврала 1886 г. Там же. С. 38. 

110 

12апреля 1886 г. Там же. С. 50. 

111 

19апреля 1886 г. Там же. С. 52. 

112 

4июля 1886 г. Там же. С. 66. 

113 

6июля 1886 г. Там же. С. 67. 

114 

14–15 сентября 1886 г. Там же. С. 95. 

115 

9–10 января 1888 г. Там же. С. 191. Ср. так же: 13/1, 14/2, 15/3, 16/4, 5 и 11 января 1888 г. Там же. С. 189–192; или 2/14 марта 1889. Там же. С. 228; или 17/29–18/30 мая 1889 года. Там же. С. 240. 

116 

К записи от 28 января 1887 года. Там же. С. 124. 

117 

21апреля 1887 года. Там же. С. 140. 

118 

14января 1888 года. Там же. С. 193. 

119 

1/13января 1889 года. Там же. С. 219. 

120 

19апреля 1887 г. Там же. С. 139. 

121 

Там же. С. 211. 

122 

Впрочем и в письмах композитора второй половины 1880-х — 90-х годов, и в воспоминаниях современников об этом периоде его жизни отчасти отражена эта проблематика. В частности, в письме брату Модесту от 14/2 января 1888 года Чайковский писал: «Вчера вдруг опять напала на меня тоска по родине, по близким и полное отчаяние. Весь день пьянствовал…». Столь же показательна запись в мемуарах Н. А. Римского-Корсакова, относительно соответствующих бытовых подробностей «наездов» Чайковского в Петербургпосле 1891 года: «Сиденье в ресторанах до 3-х часов Лядовым, Глазуновым и другими обыкновенно заканчивает проведенное вместе время. Чайковский мог много пить вина, сохраняя при этом полную крепость силы и ума; немногие могли за ним угоняться в этом отношении.» (Римский-Корсаков Н. А.Летопись моей музыкальной жизни. М., 1932. С. 232.). 

123 

Чайковский М. И.Жизнь Петра Ильича Чайковского: В 3 т. Т. 1. М.; Лейпциг, 1900. С.77–78. «К „сердитым“ господам и госпожам он особенно бывал безжалостен и в зрелом возрасте проделывал надними вещи совершенно ребяческие».(Там же. С. 78). 

124 

Чайковский П. И.Дневники. М.; Пг., 1923. С. 6–7. 

125 

Там же. С. 6. 

126 

Там же. С. 15. 

127 

Там же. С. 293. 

128 

Ц. А. Кюи: «Консерваторский композитор г. Чайковский совсем слаб…, если бы у него было дарование, то оно хоть где-нибудь прорвало консерваторские оковы.» (Цит. по:Альшванг А. А.П. И. Чайковский. М., 1967. С. 86–87.). 

А. Н. Серов: «Нет, не хороша кантата; я от Чайковского ожидал гораздо большего» (Цит. по:Чайковский М. И.Жизнь Петра Ильича Чайковского. Т. 1. С. 181). 

129 

Предельная схематизация в принципе невербализуемых интонационно-конструктивных сюжетов «сцен», «разыгрываемых» в каждой из последующих симфонии выглядит следующим образом: Во Второй симфонии — в ключевых для музыкальной драматургии цикла I и IV частях Чайковский вступает в соперничество с принципами интонационной драматургии композиторов «новой русской школы», дискутируя, как с интонационной спецификой используемого песенного материала, так и с методами работы с ним… В Третьей он преодолевает схематизм и жанровую природу четырехчастного сонатно-симфонического цикла и выходит на соревновательный диалог с Берлиозом; впервые касается музыкально-образной сферы Смерти; использует новый формообразующий прием — «принцип кометы», когда необычайно яркое по смысловой энергетике вступительное интонационное ядро затем уравновешивается всем последующим процессом своего «размывания»… В Четвертой создает целый клубок интриг самого разного толка и значения: намекая на сходство программы с намеченным в 5-й симфонии Бетховена принципом монотематизма, строит свою технологию пронизывающего тотального тематического развития и одновременно запутывает ситуацию нелепым сюжетным комментарием в письме к фон Мекк; снова привлекает технологическую, а на основе ее едва ли не сюжетно-образную подоплеку музыки Берлиоза из его «Фантастической» симфонии… В Пятой, бросая вызов классическим образцам, перенасыщает симфонию вальсами, в особенности в их лирических воплощениях; продолжает работу над принципами монотематизма. В Шестой в такой степени функционально схематизирует работу над тематизмом, что, по крайней мере, в I части это позволяет говорить о преобладании в нем гамм и трезвучий; в той или иной мере преодолевает традиционные обязательства жанровой природы всех частей симфонии, в результате чего Скерцо III части начинает претендовать на функцию Финала, а IV часть становится своего рода траурным эпилогом… Подобный схематизированный перечень можно было бы продолжить, перейдя к симфоническим сюитам, увертюрам, операм, балетам и т. д. 


Страница 14 из 15:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13  [14]  15   Вперед 

Авторам Читателям Контакты