√лавна€
 аталог книг
–оссийска€ ƒемократическа€ ѕарти€ "яЅЋќ ќ"
образование


ќглавление
јфанасьев Ќиколаевич - ѕоэтические воззрени€ слав€н на природу
√ригорий јмелин - Ћекции по философии литературы
√ригорий јмелин, ¬алентина ћордерер - ћиры и столкновень€ ќсипа ћандельштама
√ригорий јмелин, ¬алентина ћордерер - ѕисьма о русской поэзии
Ћитературный текст: проблемы и методы исследовани€. ћотив вина в литературе
“арас Ѕурмистров - –осси€ и «апад
Ќора √аль - —лово живое и мертвое
ѕетр ¬айль, јлександр √енис - –одна€ –ечь. ”роки »з€щной —ловесности
≈вгений  люев - ћежду двух стульев
Ћотман ёрий -  омментарий к роману ј. —. ѕушкина "≈вгений ќнегин"
Ћотман ё.ћ. - —труктура художественного текста
ё. M. Ћотман - Ѕеседы о русской культуре
Ћотман ё.ћ. - ќ поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
ћилн јлан јлександр - ƒом в медвежьем углу
—арнов Ѕенедикт - «анимательное литературоведение, или Ќовые похождени€ знакомых героев
ѕетр ¬айль - √ений места
Ѕорис ¬ладимирский - ¬енок сюжетов
јрсений –утько - ” зеленой колыбели

 

ћинистерство образовани€ –оссийской ‘едерации 

“верской государственный университет 

ѕри поддержке »нститута "ќткрытое общество" (‘онд —ороса). –осси€ 

 

Ћитературный текст: 

проблемы и методы исследовани€ 

ћотив вина в литературе 

 

—борник научных трудов [ артинка: i_001.png] “верь 2001 

ё.†Ѕ.†ќрлицкий. ћосква 

¬одка-селедка: алкогольна€ лексика в русской рифме 

Ћексика, соотносима€ с пон€ти€ми Ђпитьеї, Ђпь€нствої, Ђопь€нениеї, Ђвыпивкаї безусловно принадлежит в русской поэзии к разр€ду эмоционально окрашенной, а в определенные исторические периоды†Ч отчасти табуированной. »менно поэтому интересно рассмотреть поведение и эстетические функции наиболее однозначно опознаваемой ее части†Ч названий алкогольных напитков†Ч в максимально сильной позиции в художественном тексте†Ч в рифме.   тому же это позволит нам проверить некоторые берущиес€ обычно на веру общие положени€. 

Ќапример, что рифмуютс€ в стихе обычно так или иначе близкие по смыслу слова. –ассмотрим дл€ этого рифмопары, в которые попадают названи€ алкогольных напитков. ¬ случае с водкой предположение о близости рифмующихс€ слов вполне оправдываетс€: в нашем материале самыми распространенными рифмами к этому слову оказываютс€ Ђглоткаї и Ђселедкаї. Ќе менее показательны и остальные рифмы к любимому Ђнародномуї напитку: Ђпоходкаї, Ђнаходкаї, Ђсубботкаї, Ђсковородкаї, Ђкороткийї, Ђоколодкеї. 

≈сли говорить об истории упом€нутого слова в русской поэзии, то самым активным образом использовать эту лексему, в том числе и в рифме, начинает еще ƒенис ƒавыдов, но чаще всего в XIX веке использует его Ќ.†Ќекрасов. ѕри этом и слова Ђвиної и Ђвинцої в словаре названных авторов тоже чаще всего обозначают водку. 

” поэтов —еребр€ного века, напротив, Ђводкаї может оказатьс€ основой очень изысканной, никак практически не св€занной с алкоголем метафоры. —м. у ѕастернака: Ђќп€ть, как водка на анисе, / «емл€ душиста и крепкаї или у јнненского: Ђј вдали рисунок четкий†Ч / Ћеса синие верхи:  ак на меди крепкой водкой ѕроведенные штрихиї. 

«начительно разнообразнее и, соответственно, свободнее по значению оказываютс€ рифмопары, включающие слово Ђвиної (и Ђвинцої). ’от€ слова-Ђлидерыї и здесь вполне показательны†Ч с их помощью описываетс€ ситуаци€ пити€ и традиционно сопровождающие этот акт реалии: Ђодно/аї, Ђокної, Ђдної, Ђлунаї, Ђона/ої, Ђтишинаї, Ђдавної, Ђданої, Ђтемної, Ђдушнаї, Ђ—атанаї. ѕри этом Ђобличительноеї сопоставление в рифме вина и вины встретилось в нашем материалы только два раза! 

’арактерным оказываетс€ и круг рифм к слову Ђшампанскоеї: Ђиспанскоеї, Ђшпанскоеї, Ђцыганскоеї, Ђкресть€нскоеї: все эпитеты, кроме последнего, поддерживают экзотический ореол этого вина, последний же образует контраст с ним. 

¬полне ожидаемым оказываетс€ и круг рифм к самому бытовому и легкому в нашем материале напитку†Ч пиву: Ђкрапиваї (2 раза), Ђнадрывї, Ђсчастливойї, Ђживої, Ђленивої, Ђшутливої, Ђкрасивої. ’арактерны тут иронические контексты из стихов —.†√андлевского: огда волнуетс€ желтеющее пиво,¬олнение его передаетс€ мне.Ќо шумом лебеды, полыни и крапивы—лух полон изнутри, и мысли в западне. 

“аким образом, можно сказать, что в рифмопарах к названи€м алкогольных напитков в русской поэзии чаще всего возникают слова, так или иначе характеризующие обстановку употреблени€ этих напитков (водка†Ч глотка, селедка; вино†Ч луна, тишина; пиво†Ч крапива), их особенности и особенности поведени€ их потребителей (водка†Ч походка), значительно реже†Ч оценки алкогольной де€тельности человека и ее результатов (вино†Ч вина, —атана; пиво†Ч счастливый, лениво). 

Ќе менее интересные результаты дает рассмотрение следующей гипотезы: в рифму обычно попадают ключевые дл€ автора слова. “ак, одни поэты крайне редко используют в своих стихах названи€ гор€чительных напитков, другие†Ч наоборот, причем именно в сильной рифменной позиции. Ёто нередко находит простое (чаще всего†Ч биографическое) объ€снение: например, дл€ ј.†ѕушкина вино ассоциировалось прежде всего со свободой, любовью и искусством; именно поэтому в его стихотворных произведени€х слово Ђвиної используетс€ 102 раза, из них 50†Ч в рифме. 

¬ отличие от ѕушкина, Ќ.†Ќекрасов описывал в своей лирике т€желую, а потому нетрезвую жизнь народа, увидеть которую во всех подробност€х ему помогало и собственноепристрастие к спиртному,†Ч именно этим можно объ€снить частое использование в стихах поэта алкогольной лексики, особенно слова Ђводкаї. 

»з современников ѕушкина слово Ђвиної Ѕаратынский использует в стихах только один раз, зато его довольно часто поминают ƒенис ƒавыдов, ѕ.†¬€земский и  .†Ѕатюшков (в середине строки 14 раз, в рифме†Ч 7; основной эпитет†Ч светлое, контекст†Ч безусловно положительный†Ч Ђ— любовью, с дружбой и виномї). ¬полне в пушкинской традиции использует это Ђключевоеї слово и ј.†‘ет (в середине строки 6 раз, в рифме 8 раз).  ак правило, дл€ всех этих поэтов вино†Ч источник радости и высокого опь€нени€, а рифмы к нему нос€т нейтральный стилистический характер. Ќапример, у ‘ета:–вутс€ нити, пробка рветс€,Ќапр€женна€ давно,» в стакан шум€щий льетс€»скрометное вино;ƒрузь€, как он хорош за чашею вина! ак молодой души неопытность видна! 

¬ино у ‘ета может быть также Ђ€нтарнымї, Ђжемчужнымї и даже Ђпафосскимї! Ќекрасовское же вино†Ч это в основном водка, которую пьют герои, принадлежащие к разным социальным группам. ѕьют много: слово употребл€етс€ 67 раз, причем в рифмованных стихах в рифме немного чаще, чем в строке (30:22), в белом стихе†Ч примерно в одинаковом соотношении (13 раз в строке, 12†Ч в конце строки). –ифмы к водке оказываютс€ сниженными в стилевом отношении: жена, пь€на, насолена, животом, голодна, —атана; эпитеты встречаютс€ редко, контексты†Ч в основном, отрицательные (Ђпразднословье и виної, Ђразгул и виної). ¬прочем, некрасовские герои не гнушаютс€ и другими недорогими напитками: ЂЌаливки! чаю! полпива! / ÷имл€нского†Ч живей!..ї; Ђ—вои наливки сочныеї; ЂЁй, ѕрошка! рюмку хересу, / ѕодушку и ковер!ї. 

ќчень показательную картину употреблени€ спиртных напитков находим в лирике поэтов —еребр€ного века. „аще других использует названи€ напитков √умилев, причем как в рифме (17), так и внутри строки (16). ¬ино у него может быть Ђзолотымї (2 раза), Ђгор€чимї, Ђстрашнымї, Ђбагровымї, Ђстарымї и даже Ђвлюбленнымї, контекст чаще всего положителен (Ђ акой-то край обетованный / ¬осторгов, песен и винаї; Ђѕрекрасно в нас влюбленное вино / » добрый хлеб, что в печь дл€ нас садитс€, » женщина, которою дано, —перва измучившись, нам насладитьс€ї). 

√.†»ванов обращаетс€ к Ђсильнойї алкогольной лексике нечасто и исключительно в рифме. Ёпитетов только два (Ђдешевоеї и Ђземноеї), контексты†Ч нейтральные и положительные (еда, веселье, любовь). 

ѕастернак тоже использует эту лексику довольно часто (в строке 16 раз, в рифме†Ч 9), но при этом нередко в переносном значении. Ёпитеты у него редки, в основном†Ч отрицательные (Ђзахолустноеї, Ђприворотноеї; оно Ђбулькаетї, хот€ есть и Ђ€нтарные дни винаї). «ато часто встречаютс€ Ђименныеї напитки (Ђ—кромный дом, но рюмка рома / »набросков черный грогЕї; Ђѕо захладелости на вкус / напомина€ рислингї). 

ќчень редко и почти всегда†Ч внутри строки используют алкогольную лексику —ологуб и ÷ветаева. Ќаконец, в рифмах јхматовой вино встречаетс€ 18 раз†Ч ровно вдвое чаще, чем в строке†Ч причем почти всегда в сопровождении эпитетов, нередко очень индивидуальных и выразительных; отличить пр€мое значение от переносного при этом удаетс€ далеко не всегда. ѕриведем в виде исключени€ все контексты:Ќе будем пить из одного стаканаЌи воду мы, ни сладкое вино,Ќе поцелуемс€ мы утром рано,ј ввечеру не погл€дим в окно;я с тобой не стану пить вино,ќттого что ты мальчишка озорной.«наю €†Ч у вас заведено— кем попало целоватьс€ под луной;ј дальше†Ч свет невыносимо щедрый, ак красное гор€чее виноЕ”же душистым, раскаленным ветром—ознание мое опалено;» мнитс€ мне, что уцелелаѕод этим небом € одна,†Ч«а то, что перва€ хотела»спить смертельного вина;ћимо зданий, где мы когда-то“анцевали, пили вино,ћимо белых колонн —ената.“уда, где темно, темно;—покойной и уверенной любовиЌе превозмочь мне к этой стороне:¬едь капелька новогородской крови¬о мне†Ч как льдинка в пенистом вине;Ќе оттого ль хоз€йке новой скучно,Ќе оттого ль хоз€ин пьет вино» слышит, как за тонкою стеноюѕришедший гость беседует со мною?Ѕуду с милыми есть голубой виноград,Ѕуду пить лед€ное вино» гл€деть, как струитс€ седой водопадЌа кремнистое влажное дно;”же безумие крыломƒуши закрыло половину,» поит огненным вином,» манит в черную долину; ак в трапезной†Ч скамейки, стол, окно— огромною серебр€ной луною.ћы кофе пьем и черное вино,ћы музыкою бредимЕ¬се равноЕ» зацветает ветка над стеною;ћеж сосен метель присмирела.Ќо, пь€на€ и без вина,“ам, словно ќфели€, пела¬сю ночь нам сама тишина;» видит сень св€щенную берез—квозь радугу невольных слез.» вкруг теб€ запела тишина,» чистым солнцем сумрак озарилс€,» мир на миг один преобразилс€,» странно изменилс€ вкус вина;Ќа дне песок белее мела,ј воздух пь€ный, как вино,» сосен розовое тело¬ закатный час обнажено;я его прин€ла случайно«а того, кто дарован тайной,— кем горчайшее суждено,ќн ко мне во дворец ‘онтанныйќпоздает ночью туманнойЌовогоднее пить вино;ј веселое слово†Ч дома†ЧЌикому теперь не знакомо,¬се в чужое гл€д€т окно. то в “ашкенте, кто в Ќью-…орке,» изгнани€ воздух горький, ак отравленное вино;Ќо стонет и молит: Ђ“ы мне суждена,ќ, выпей со мною хоть каплю винаї.  чему эти крыль€ и это вино,†Чя знаю теб€ хорошо и давно. 

≈ще более смелые эпитеты к рифмующемус€ слову Ђвиної находим позднее у Ѕродского: Ђбуфетноеї, Ђрассветноеї. 

Ќаконец, к рифменной позиции т€готеет, нар€ду с ключевыми дл€ авторов словами, экзотическа€ лексика, позвол€юща€ обогатить звуковой облик стиха. ¬ нашем материалеэто, прежде всего, конкретные названи€ вин и других напитков. ’рестоматийный пример тут†Ч мандельштамовское Ђшерри-брендиї, по€вл€ющеес€ в начале и в конце стихотворени€ (в котором, кстати, встречаютс€ в рифме также нейтральные коктейли и вино). »нтересно, что более экзотическое Ђасти-спумантеї этот поэт помещает в середину строки. 

ѕриведем несколько характерных примеров редких напитков, упоминаемых русскими поэтами в рифме: 

ћуската†Ч раската†Ч заката; Ћикер†Ч амор;  рем де вервен†Ч вдохновен (все†Ч —евер€нин); “елиани†Ч в тумане (ћандельштам);  онь€к†Ч маниак, “окайских†Ч китайских (ѕастернак);  лико†Ч не страдал глубоко (Ѕенедиктов); ји†Ч дни (¬€земский), ји†Ч любви (Ѕлок); јрака†Ч заби€ка (ƒ.†ƒавыдов), араком†Ч мраком (ѕушкин); –атафьей†Ч јгафьей (ј.†»лличевский); √анимеду†Ч меду! (».†Ѕарков); ѕшеничной†Ч €ичной (Ѕ.† орнилов, стихотворение Ђ¬ыпьем водкиЕї) 

Ѕольшую коллекцию экзотических напитков и не менее экзотических рифм к их названи€м находим в стихах современного петербургского стихотворца ј.†√олынко-¬ульфсона: Ђ ь€нти†Ч к €ствамї, Ђгорла†Ч Russian Goldenї, Ђтекилы†Ч скулыї, Ђ уросавы†Ч кюрасаої, Ђлафита†Ч лафетаї, Ђпино-коллада†Ч пиноккиої, Ђсвистни мне†Ч вискиї, Ђалказельтцен†Ч сельтерскойї; у него же в конце строк без рифмы (белых) находим коктейль, джин и даже ЂЅлади ¬анькуї. 

–азумеетс€, этот пример†Ч уже из разр€да €зыковых игр с использованием хорошо подход€щих дл€ этой цели редких названий алкогольных напитков. ¬ этой функции алкогольную лексику успешно использовали ¬€земский (Ђƒавным-давної), —евер€нин (Ђћо€ безбожна€ –осси€Еї), —аша „ерный. ѕри этом и ¬€земский, и —евер€нин опирались преждевсего на большое количество слов, рифмующихс€ в русском €зыке с Ђвиномї; так в стихотворении Ђћо€ безбожна€ –осси€Еї (1924) с ним рифмуютс€ страна, дана, до дна, луна, глубина, крутизна, весна, волна, полна, она, и снова страна†Ч перед нами здесь, таким образом, материал дл€ статьи в словаре рифм! 

“от же —евер€нин использует Ђвиннуюї лексику дл€ создани€ юмористической омонимической рифмы в романе Ђ олокола собора чувствї†Ч передава€ речь ћа€ковского:†ЧЂќна ко мне пришла нагою, / ¬замен потребовав венца. / ј € ей предложил винца / » оттолкнул ее ногоюї. 

Ќаконец†Ч попутно†Ч нельз€ не отметить, что обращение к той или иной алкогольной лексике демонстрирует безусловное падение вкусов (и нравов) в русской обществе. ≈сли поэты XIX века воспевали (и пили) вино (Ђа о водке ни полсловаї), то затем в €зык поэзии последовательно проникают и водка, и пиво (которое ранее использовалось только дл€ сатирического изображени€ немцев†Ч см. у Ќекрасова Ђќбъ€ти€ хорошенькой жены, /  олпак, халат, душистый кнастер, пиво / » прочие филистерские сныЕї, а уже в известной песне из репертуара ¬ертинского (слова Ѕ.†ƒаева)†Ч герой пьет Ђгорькое пивої, рифму€ его с Ђживут красивої), и разнообразные портвейны (вплоть до Ђѕапа†Ч стакан портвейнаї у ¬.†÷о€), и даже самогон (у √.†√орбовского) и одеколон (которого не пьет, в отличие от наших соотечественников, јлен ƒелон в известном хите ЂЌаутилусаї). ѕри этом нередко неблагородные напитки поэтизируютс€†Ч см., например, у ¬.†—алимона: Ђ“аврическим пахнет портвейном /Ќа даче последней левкойї. 

≈два ли не самый широкий спектр названий Ђнизкихї напитков использует в своих стихах†Ч особенно из книги Ђ«елена€ муха (русские алкоголи)ї†Ч √леб √орбовский. Ќапример, Ђ„еловек уснул в метро, / перебрав одеколонаї (рифма†Ч Ђопределенної); Ђне употребл€л султан портвейн!ї (рифма†Ч Ђбассейнї); сразу три рифмы к ласкательной форме Ђпивкої в стихотворении Ђ–андевуї (ларька†Ч пивка, пивко†Ч легко, пивке†Ч пузырьке); Ђпо вынесении икон,†Ч усердно вар€т самогонї и т.†д. —р. у него же употребленный в конкретном смысле термин Ђалкогольї: ЂЕокунулась душа в алкогольї (в пушкинскую эпоху в таком значении иногда употребл€лось слово Ђвиноградї вместо Ђвиної). 

јналогичным образом можно говорить о пути, пройденном от античного пиршества до описанных тем же √орбовским попоек; √андлевский совершенно точен в своем описании: Ђя хлебал портвейн, развесив ушиї. Ќе случайно именно у этого поэта по€вл€етс€ и вывод: Ђјлкоголизм, хоть им€ дико, / Ќо мне ласкает слух оно. / ћы все от мала до велика / Ћакали разное виної. 

ЕЌасто€щие заметки ни в коей мере не претендуют на решение той или иной конкретной научной задачи. ” них куда более скромна€ задача: показать, как одна сравнительна небольша€ лексическа€ группа при использовании в максимально значимых позици€х максимально нагруженного семантически стихотворного текста оказываетс€ способной не только продемонстрировать сущностно важные особенности поэтики отдельных авторов, но и обнаружить общие тенденции развити€ литературы (и даже общества в целом!). 

√.†—.†ѕрохоров.  оломна 

ћотив Ђпь€нства автораї как преодоление семантической ограниченности текста 

ћотив вина нельз€ назвать сильно распространенным в средневековой литературе, тем более дидактически-апологетического свойства. » все-таки такие тексты тоже существуют. ѕричем мотив вина в некоторых из них относитс€ к автору дидактического произведени€. 

¬ данной статье мы рассмотрим один из таких трактатов†Ч Ђƒиоптра, нашим же €зыком нарицаетс€ «ерцалої,[1]†Ч в котором попытаемс€ определить роль винного мотива. 

–усский вариант данного текста относитс€ к концу XV века. ќднако сам текст и в русско€зычном варианте XVII века считает своим читателем греков: ЂЕвы ж вси елинци прочитаете сие «ерцалої (Ћ. 1 об.). “ем самым данное произведение риторически отрываетс€ от €зыковой системы, в которой оно же создаетс€. 

“очно такой же процесс происходит и со временем написани€ этого Ђ«ерцалаї. »м оказываетс€ не кака€-то Ђисторическа€ датаї, а мгновение даровани€ Ѕиблии: Ђ≈гда всех “ворец и списателей же боговдохновеннаа писаниа написаша, и устроиша —в€тым ƒухом просвещаемы бысть же и се от них един преподобныи и приснопам€тныи отец, иже сиебожественное, и душеспасительное, воистинну «ерцало написавыиЕї (Ћ. 1).  ак мы видим, текст оказываетс€ ни много ни мало боговдохновенным, божественным, подобным ѕисанию, а значит, и равным ему. јвтор внешне задан как благочестивый муж. 

Ќо вот автором (в современном понимании[2])рассматриваемого текста оказываетс€ пь€ница: Ђјкоже аз, увымоего<выделено мной.†Ч √.ѕ.>неразумени€ и небрежени€<Е>и на сердце человеку не взиде обт€гченну и обремененну печальми<выделено мной.†Ч √.ѕ.>пи€нстве временнымиЕї (Ћ. 1 об.). 

—ледовательно, мотив пь€нства автора замыкает систему из антиномий: книга одновременно оказываетс€ и оригиналом, адресованным грекам, и переводом; творением историческим и метаисторическим; автором которого в одно и тоже мгновение оказываетс€ благочестивый муж и пь€ница. ¬се вышеупом€нутые категории обычно размещаютс€ в заголовочном комплексе, характеризу€ всЄ произведение в целом. ќни задают ракурс релевантных прочтений текста, св€зыва€ его с традицией написани€ через врем€ создани€, тип названи€ и им€ автора. «десь все эти категории, изложенные в Ђѕредисловииї, оказываютс€ антиномичными, а следовательно, читатель не получает никакой позитивной информации. Ѕезусловно, перед нами сознательный авторский ход, который соотноситс€ с задачей функционировани€ текста. 

¬ Ђѕредисловииї же объ€сн€етс€, зачем данное произведение нужно. ќказываетс€, что оно функционирует, как и обычное зеркало: ЂЕвс€кои души хот€щеи в истинну и люб€ще и в сие «ерцало вницати, и своеи души рассказы зрети всегда, по все дивна€ нападани€ от вселукавых духовЕї (Ћ. 1 об.). ќбратим внимание, что отражением оказываетс€ внутренний мир человеческой души. ≈стественно, полученное изображение, раз книга боговдохновенна€, оказываетс€ истинным. 

–езультатом правильного использовани€ этой книги €вл€етс€ спасение души в мире ином: Ђ»же сию книгу счинившаго преподобнаго мужа на возраждение, хот€щим спасение получити, не токмо же €же учительными церковными повелени€ми, но елико сам о себе изложь. —пасение душам благонравным и православным ражающи и учащиї (Ћ. 3). ћы помним, что итогом прочтени€ €вл€етс€ узнавание грехов своей души. —ледовательно, книга дает возможность совершить пока€ние (ЂЕелико сам о себе изложьї). » уже после пока€ни€ человек становитс€ праведным.  роме того, обратим внимание, что когда речь идет о праведниках, жаждущих спасение, автор изображен как Ђпреподобный мужї. 

ќднако человек может быть настолько порабощен грехами, что он не может уже в них пока€тьс€, хот€ может и прочитать эту книгу. ¬ этом случае не сработает задача книги. ѕоследнее невозможно, ибо она равна ѕисанию, а значит должна спасать всех своих читателей. ƒл€ реализации подобной ситуации вводитс€ второй автор, который и €вл€етс€ пь€ницей. ќн не просто завершает книгу, но и читает ее: Ђјкоже аз, увы моего неразумени€ и небрежени€, ибо в истинну часть вницааЕї (Ћ. 1 об.), но при этом не очищаетс€ от пь€нства, хот€ Ђƒиоптраї†Ч это Ђчестило от вс€ких скверенї. ¬ этом случае автор и читатель как бы мен€ютс€ местами по отношению к традиционным апологетическим трактатам, ибо очищенный от грехов читатель ближе к Ѕогу, чем греховный автор. ѕоэтому книга обращаетс€ к читателю с просьбой о молитве за душу автора: Ђ<вы>сие бо прочитающе и мене поминаите недостойного и непотребногої (Ћ. 1 об.). »нтересно, что результат такого обращени€ множества очищенных читателей (кстати, благодар€ грешному автору) тоже показан в тексте: ЂЕи о мне ко ’ристу помолитес€ когда даст ми врем€ покаани€ €ко доплачюс€ грехом моимї (Ћ. 1 об.). ќбратим внимание, что именно ’ристос назначает врем€ пока€ни€ дл€ автора, но это врем€ соответствует времени молитв за его душу, предприн€тых читател€ми. Ќаконец, результат его пока€ни€ просто парадоксален: ЂЕ€ко доплачюс€ грехом моимї. »споведь принимаетс€ (совершенный вид глагола) из-за греховности кающегос€ (творительный падеж Ђгрехомї). 

—ледовательно, пь€нство автора†Ч это грех, который он увидел, чита€ свое творение. ќн не в силах побороть свой грех тем методом, который он описал в тексте. “огда текст абстрагируетс€ от автора, приобрета€ свое собственное бытие как боговдохновенна€ вечна€ книга. ≈го бывший автор оказываетс€ в одной группе вместе со всеми остальными людьми, дл€ кого текст создавалс€. Ќо с помощью молитв очищенных по данной книге ее новый адресант†Ч Ѕог (вспомним, что книга боговдохновенна€)†Ч вспоминает погр€зшего в пь€нстве автора и прощает его. “ак авторский грех, употребленный в дидактическом произведении, оказываетс€ залогом Ѕожественного прощени€. 

»нтересно, что подобна€ телеологическа€ картина вовсе не характерна дл€ русской литературы такого типа. Ќапример, старообр€дческий духовный стих Ђѕоучение о прелести диаволаї раздел€ет мир по традиционному дуалистическому принципу: мир Ѕога и мир дь€вола. ≈стественно, называютс€ сущности, сотворенные обеими сторонами: Ђ√осподь сотворил человека чиста и трезва. / ј бес скверна пь€наї[3]или Ђ√осподь предал человеком честно праздники имети / » в чистоте пребывати / » Ѕога молити<Е> /и царьство при€ти / а бес научил кабаки и корчемницы / и пь€но пити / и беса тем веселити / и по смерти в муки вместе с ним бытиї.[4] ак видно, здесь результат дл€ двух сторон (пьющих и трезвых) оказываетс€ диаметрально противоположным. Ќо данный стих не ставит своей целью обратить кого-либо, то есть он направлен внутрь уже сложившегос€ социума. 

 ак мы видим, вино входит в группу целого р€да семантических аналогов, которые образуют единую лексико-семантическую группу†Ч Ђгреховных сущностейї. Ќе все из них €вл€ютс€ греховными сами по себе, но их употребление способствует про€влению греха в мире. «ерцала стрем€тс€ риторикой победить грех вообще. ѕоэтому они оперируют обычно предельно широкими пон€ти€ми в части предислови€, череду€ их с конкретными примерами в основной части текста. 

Ќапример, Ђ«ерцало суемудри€ раскольничаї считает, что все грехи берутс€ от расколов, а сам этот текст призван победить расколы: Ђѕредисловие книзе сей очевидномузерцалу, изъ€вл€ющему расколыї.[5]ѕричем действие этой книги должно быть подобно победе ƒавида над √олиафом: Ђћ?ла книжица си€, но разум в ней многи€<Е>» ƒавид мал велика убил √алиафа; сице и та книжица рожденных от ада раскольников нынешних силна побеждати, вс€ же правоверны€ пользы исполн€тиї.[6] ак мы видим, этот текст полемичен, как и большинство зерцал, и обращен ко всем читател€м, как и текст Ђƒиоптрыї, расмотренной раньше. ¬ качестве альтернатив дл€ читател€ в Ђ«ерцале суемудри€ раскольничаї выдвигаютс€ два пути†Ч в ад и в рай: ЂЕ√осподь Ѕог сотвори человека самовластна и положи пред ним два пути<Е>един велми и просторен и вс€кими украшени€ми света сего украшен. ƒругии же путь велми тесен, негладок<Е>.—ам бо √осподь неложными —воими устами рек: €ко ход€щии широким путем идут во адскую пропасть, а тесным<Е>в жизнь вечнуюї.[7] 

¬ дальнейшем текст все врем€ апеллирует к этим двум пут€м, которые станов€тс€ визуальным знаком результата суда ¬севышнего. ѕредполагаетс€, что широкий путь включает в себ€ все удовольстви€ временного быти€, а значит, пь€нство среди них тоже есть. ƒругое дело, что автору не нужно конкретизировать список, ибо читатель сам определит, чем он страдает, когда будет читать текст.  роме того, последний своей логикой выберет узкий путь, а волей будет стремитьс€ по нему идти. 

ƒругое дело, что, как и в Ђƒиоптреї, возникает вопрос, что происходит с читател€ми, которым не хватило воли изменить свою жизнь, если текст абсолютно спасителен по своей природе. ѕри этом текст дает ответ на этот вопрос: тот, кто от дь€вола совершенно, не в состо€нии прочитать эту книгу.[8]≈стественно, что, не чита€ ее, он не может очиститьс€. “акое вроде бы логично, ибо книга помогает всем, но тем, кто ее читает. ќднако тогда становитс€ непон€тным, комуадресован текст, если насто€щий раскольник, которого эта книга призвана спасти, не будет ее читать, что известно автору книги изначально. 

—ледовательно, книга здесь предстает как инструмент судьбы (кто от дь€вола†Ч тот не читает ее), окончательно провод€щий грань между спасенными и погибшими. ѕричемразграничение путей приписываетс€ Ѕогу, даровавшему человеку свободу, а значит, движение, как по широкому, так и по узкому, не противоречит ≈го воле. ¬ажно, что даетс€ ссылка на библейский текст. ¬ указанном месте мы находим сентенцию похожую, но далеко не такую же: Ђ¬нидите узкими враты, €ко пространна€ врата и широкии путь ввод€и в пагубу, и мнози суть вход€щии им. „то узка€ врата и тесныи путь ввод€и в живот, и мало их есть, иже обретают егої (ћф. 7: 13Ц14). “ак, повеление (Ђ¬нидитеї†Ч это imperativus), существующий в ≈вангелии, заменен в Ђ«ерцале суемудри€ раскольничаї констатацией факта. «а счет этого исчезло обращение к читател€м, характерное дл€ текста-ориентира, и книга из предупреждени€ стала выпиской из заключительного акта суда. ¬ результате, текст совершенно не справилс€ с изложенной изначально сверхзадачей: служить апологезой официального православи€, обраща€сь в среде раскольников. 

ћотив Ђпь€нства автораї оставил грань между автором и читателем фиктивной. ¬едь и автор и читатель одновременно оказываютс€ и разведенными и неразведенными по разным полюсам мира. “ак, автор грешен, а читатель уже самосто€тельно очищен; но автор создает книгу, котора€ очищает читателей. Ќаконец, обе стороны ожидает один и тотже финал. “ем самым между ними нет непроницаемой грани: она поддерживаетс€ лишь риторически и в узком насто€щем времени. 


—траница 1 из 15: [1]  2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   ¬перед 

јвторам „итател€м  онтакты   
–Ш–≥—А–∞—В—М –≤ –Є–≥—А–Њ–≤—Л–µ –∞–≤—В–Њ–Љ–∞—В—Л, –Є–≥—А–Њ–≤—Л–µ –∞–≤—В–Њ–Љ–∞—В—Л –љ–∞ –і–µ–љ—М–≥–Є –≤ –Љ–Њ—Б–Ї–≤–µ.     ‘ирма "ѕульмо предлагает вам купить баллоны углекислоты по доступным ценам. . »нтернет-магазин Careprost-Shop.ru предлагает купить средство дл€ роста ресниц  ј–≈ѕ–ќ—“.