Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

"О! Поросенок", говорит Пух взволнованно. "Мы идем в Эскпотицию, все мы, с едой. Что-то открывать". 

"Что открывать?", опасливо сказал Поросенок. 

133 

"О! Ну что-то там". 

"Ничего свирепого?" 

"Насчет свирепого Кристофер Робин ничего не говорил. Он только сказал, что там есть 'к'". 

"Главное, чтобы у него зубы были поменьше", серьезно сказал Поросенок. "Но если с нами идет Кристофер Робин, я вообще ничего не имею против". 

Спустя немного времени, когда они стояли наготове у вершины Леса, Эскпотиция началась. Первым шел Кристофер Робин и Кролик, затем Поросенок и Пух, затем Канга с Ру вкармане и Сыч, затем И-i; в самом конце длинной шеренгой -- все друзья-и-родственники Кролика. 

"Я их не звал", сказал Кролик небрежно. "Они сами пришли. Они всегда так. Пусть маршируют в конце, после И-i". 

"Что я скажу", говорит И-i, "так это вот что. Это выбивает из колеи. Я не хотел идти на эту Эскпо -- как сказал Пух. Я пришел только, повинуясь чувству долга. Но вот я здесь:и если я нахожусь в конце Эскпо -- того, о чем идет речь, -- тогда позвольте мне быть концом. Но если каждую минуту, когда я хочу присесть, чтобы слегка отдохнуть, я должен отряхивать с себя с полдюжины субтильных друзей-и-родственников Кролика, то это не Эскпо -- как бы она ни называлась, -- вовсе, это просто Беспорядочный Гвалт. Вот что я скажу". 

"Я понимаю, что И-i имеет в виду", сказал Сыч. "Если вы спросите меня _" 

"Я никого не спрашивал", сказал И-i. "Я просто обращаюсь ко всем. Мы можем искать Северный 

134 

Полюс или мы можем играть в "Бояре, а мы к вам пришли" с хвостовой частью этого муравейника. Мне это все равно". 

Послышался окрик из головной части колонны. 

"Вперед", кричал Кристофер Робин. 

"Вперед", кричали Пух и Поросенок. 

"Вперед", сказал Сыч. 

"Мы отстали", сказал Кролик. "Я должен идти". И он поспешил вперед эскпотиции к Кристоферу Робину. 

"Все в порядке", говорит И-i. "Мы идем. ТОЛЬКО НЕ СВАЛИВАЙТЕ ПОТОМ НА МЕНЯ!" 

Итак, они все пошли открывать Северный Полюс. И по мере того, как они шли, они болтали друг с другом о том о сем, все кроме Пуха, который сочинял песню. 

"Это первый куплет", сказал он Поросенку. 

"Чего первый куплет?" 

"Моей песни". 

"Какой песни?" 

"Вот этой". 

"Какой этой?" 

"Ладно, Поросенок, если послушаешь, то узнаешь". 

"Откуда ты знаешь, что я не послушаю?" 

На это Пуху уже нечего было ответить, и он затянул свою песню: 

Они все отправились Полюс искать, Сыч, Поросенок, и Кролик, и все. Полюс, такая вещь, которую ищут, - 

ну, как это сказать -- Сыч, Поросенок, и Кролик, и все. 

135 

и-J, Кристофер Робин и Пух, И Родственники Кролика ползут во весь дух. А где он, этот Полюс, не знает никто... Да здравствует храбрость! Им всем хоть бы что! 

"Тихо!", говорит Кристофер Робин, быстро поворачиваясь к Пуху, -- "мы как раз подходим к Опасному Месту". 

"Тихо!", сказал Пух, быстро повернувшись к Поросенку. 

"Тихо!", сказал Поросенок Канге. 

"Тихо!", сказала Канга Сычу, в то время как Ру несколько раз очень быстро сказал "Тихо!" самому себе. 

"Тихо!", сказал Сыч И-i. 

"Тихо/", сказал И-i ужасным голосом всем друзьям-и-родственникам Кролика, и "Тихо!", необдуманно сказал каждый из них по цепи, пока это не дошло до последнего из всех, и последний и наименьший друг-и-родственник Кролика был настолько выведен из равновесия тем, что целая Эскпотиция говорит ему "Тихо!", что он зарылся с головой в землю и оставался так на протяжении двух дней, пока опасность окончательно не миновала, и он с большим проворством отправился домой и жил там со своей теткой тихо и спокойно, не ожидая больше от жизни ничего хорошего. Звали его Александр Жук. 

Они подошли к ручью, который изгибался и журчал между высокими отвесными берегами, и Кристофер Робин сразу понял, как тут все было опасно. 

136 

"Это как раз то место", объяснил он, "для Засад". 

"Зоосад?", прошептал Пух Поросенку. "Это в Лесу-то?" 

"Мой дорогой Пух", говорит Сыч своим самодовольным голосом, "ты что, не знаешь, что такое засада?" 

"Сыч", сказал Поросенок, недовольно оглянувшись на него. "Пух шептал мне совершенно личное, и не было никакой надобности__" 

"Засада", говорит Сыч, "это нечто вроде Сюрприза". 

"Да уж", говорит Пух, "нечто в этом роде". 

"Засада, я только что хотел объяснить Пуху, это вроде Сюрприза". 

"Если на тебя наскакивают неожиданно, вот это и есть Засада", говорит Сыч. 

"Особенно крокодилы!", сказал Пух. 

"Мы не говорили о крокодилах", говорит Сыч довольно сердито. 

"А я говорю", сказал Пух. 

Они очень осторожно переправились через ручей по камням, и, пройдя немного, попали на место, где берега расширялись с обеих сторон, так что на каждой стороне вода доходила до прибрежной травы, на которой они могли сесть и отдохнуть. Кристофер Робин, как только он это увидел, сразу скомандовал "Привал" и все сели отдыхать. 

"Я думаю", сказал Кристофер Робин, "что мы должны теперь съесть все наше Продовольствие, чтобы дальше так много с собой не тащить". 

137 

"Чего съесть?", сказал Пух. 

"Все, что мы принесли", говорит Поросенок, принимаясь за работу. 

"У всех есть, что поесть?", спрашивает Кристофер Робин с набитым ртом. 

"У всех, кроме меня", сказал И-i. "Как всегда". Он поглядел на них со своим обычным меланхолическим видом. "Надеюсь, никто из вас не сидит на чертополохе по чистой случайности?" 

"Кажется, я сижу", говорит Пух. "Оу!" Он поднялся и посмотрел на свой зад. "Да, я сидел. Я так и думал". 

"Спасибо тебе, Пух. Если он тебе больше не нужен". Он подвинулся на место Пуха и начал жевать. 

"Вообще говоря, это ему не придает свежести, знаете ли, когда на нем сидят", продолжал он, чавкая. "Уносит из него всю жизнь. Запомните это на другое время, все вы. Немного Осмотрительности, немного Подумать о Других и все будет по-другому". 

Закончив свой ланч, Кристофер Робин начал шептаться с Кроликом, и Кролик говорит: "Да-да, конечно". И они пошли вверх по ручью. 

"Я не хотел, чтобы слышали другие", говорит Кристофер Робин. 

"Совершенно верно", сказал Кролик, важничая. 

"Вот -- интересно -- ты не знаешь -- только, Кролик, я думаю, ты не знаешь -- как он выглядит, Северный Полюс?" 

138 

"Ладно", говорит Кролик, встопорщив усы. "Теперь ты у меня спрашиваешь". 

"Я вообще-то знал, только в некотором роде забыл", небрежно сказал Кристофер Робин. 

"Забавно", говорит Кролик, "я тоже в некотором роде забыл, хотя, конечно, одно время знал". 

"Я полагаю, в земле должен быть воткнут столб". 

"Конечно", говорит Кролик "на то и Полюс, чтобы там был столб, а раз столб, он должен быть воткнут в землю, куда его еще втыкать-то". 

"Да, я тоже так думаю". 

"Вопрос в том", говорит Кролик, -"где именно он воткнут". 

"Это как раз то, что мы ищем", говорит Кристофер Робин. 

Они вернулись к другим. Поросенок лежал на спине и мирно спал. Ру мыл лицо и лапы в ручье, в то время как Канга объясняла всем и каждому, что это он первый раз самостоятельно умывается, а Сыч рассказывал Канге Интересный Анекдот, полный длинных слов, таких как Энциклопедия или Рододендрон, который Канга не слушала. 

"Я не поддерживаю все эти умывания", ворчал И-i. "Это модерное бессмысленное помой-за-ушками. Что ты думаешь, Пух?" 

"Ну что", сказал Пух, "я думаю____" 

Но мы никогда не узнаем, что думал Пух, так как в это время раздался писк Ру, всплеск и истошный вопль Канги. 

"Слишком дорогая цена на мытьем, сказал И-i. 

139 

"Ру упал в реку!", заорал Кролик. 

Они с Кристофером Робином бросились вниз на помощь. 

"Поглядите, как я плыву", пищал Ру из середины водоворота и поспешил вниз по водопаду к другому водовороту. 

"Ты в порядке, Ру, дорогуша?", звала Канга в смятении. 

"Да!", говорит Ру. "Погляди, как я плыву", и через другой водопад попал к следующему водовороту. 

Каждый делал что-то, чтобы помочь. Поросенок, неожиданно проснувшийся, носился взад и вперед и издавал звуки вроде. "Ой! Ну это вобще!", Сыч объяснял, что в случае Неожиданной и Временной Иммерсии Самое Важное Держать Голову Над Водой. Канга прыгала по берегу, повторяя "Ты уверен, что с тобой все в порядке, Ру, дорогуша?" На что Ру, в каком бы водовороте он ни крутился в данный момент, неизменно отвечал "Погляди, как я плыву!" И-i подвесил хвост напротив первого водоворота, в который упал Ру и, повернувшись спиной к происходящему, тихо ворчал про себя: "Все это мытье; но держись за мой хвост, малыш Ру, и все будет в порядке"; Кролик и Кристофер Робин устремлялись вперед и звали остальных за собой. 

"Все в порядке, Ру, я иду", говорил Кролик. 

Но Пух кое-что придумал. Двумя водоворотами ниже Ру он встал с длинным шестом в лапах, а Канга подбежала и перехватила другой конец, и они держали его поперек реки; иРу, все еще с гордостью 

140 

лопоча "Поглядите, как я плыву", зацепился за шест лапами и взобрался на него. 

"Ты видела, как я плыл", возбужденно запищал Ру, пока Канга его распекала и вытирала. "Пух, ты видел, как я плыл? Это называется плаванье, то, что я делал. Кролик, ты видел, что я делал? Я плыл! Хэлло, Поросенок. Я говорю, Поросенок! Что ты думаешь я делал? Я плыл! Кристофер Робин, ты видел, как я __" 

Но Кристофер Робин не слушал. Он смотрел на Пуха. 

"Пух", сказал он, "где ты взял этот столб?" 

"Я просто нашел его", говорит Пух. "Я подумал, он может пригодиться. Я его просто подобрал". 

"Пух", говорит Кристофер Робин торжественно. "Ты открыл Северный Полюс". 

"О!", говорит Пух. 

И-i сидел все еще с опущенным в воду хвостом, когда все вернулись к нему. 

"Скажите Ру, чтобы пошевеливался. Эй, кто-нибудь", сказал И-i. "У меня хвост отмерзнет. Я не хотел муссировать эту тему, но это так. Хвост у меня замерз". 

"А вот и я", пропищал Ру. 

"О, ты здесь". 

"Ты видел, как я плыл?" 

И-i вынул хвост из воды и помотал им из стороны в сторону. 

"Как я и предполагал", говорит, "атрофированы все нервные окончания. Полное окоченение. Вот как это называется. Полное Окоченение. Ладно, по 

141 

скольку никому нет дела, будем считать, что ничего не произошло". 

"Бедный старый И-i", сказал Кристофер Робин. Он взял носовой платок и вытер им хвост. 

"Спасибо тебе, Кристофер Робин, ты тут единственный, кто хоть что-то смыслит в хвостах. Они -- ни черта не понимают. Что ж с них спрашивать, у них нет воображения. Для них хвост это не хвост, это не хвост, а Бесполезное Продолжение Спины". 

"Не бери в голову, И-i", говорит Кристофер Робин, вытирая его насухо. "Теперь лучше?" 

"Теперь он чувствует себя более похожим на хвост. Он вновь Принадлежит, если ты понимаешь, что я имею в виду". 

"Хэлло, И-i", сказал Пух, подходя к ним со своим Полюсом. 

"Хэлло, Пух. Спасибо тебе, но я буду в состоянии пользоваться им только через день-два". 

"Чем пользоваться?", спросил Пух. 

"Тем, о чем мы говорим". 

"Я ни о чем не говорил", сказал Пух, сбитый с толку. 

"Опять ошибка -- я думал, ты говорил, как тебе жаль -- по поводу моего хвоста, который окоченел, -- и не можешь ли ты чем-нибудь помочь?"43 

"Нет", говорит Пух, "это был не я", говорит. Он подумал немножко и затем добавил участливо: 

"Возможно, это был кто-то еще". 

"Ладно, поблагодари его, когда увидишь". 

Пух с тревогой посмотрел на Кристофера Робина. 

142 

"Пух открыл Северный Полюс", сказал Кристофер Робин. "Правда замечательно?" 

Пух скромно потупился. 

"Это что ли?", говорит И-i. 

"Да", говорит Кристофер Робин. 

"Это то, что мы искали?" 

"Да", говорит Пух. 

"О!", говорит И-i. "Ладно, по крайней мере не было дождя", говорит. 

Они воткнули Полено в землю и Кристофер Робин привязал к нему надпись: 

СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС ОТКРЫТ ПУХОМ ПУХ ЕГО ОБНАРУЖИЛ 

Затем все пошли домой. И я думаю, хотя и не вполне уверен, что Ру пришлось принять горячую ванну и немедленно лечь спать. А Пух вернулся домой и, чувствуя себя очень гордым от того, что он совершил, как следует подкрепился. 

Глава IX. НАВОДНЕНИЕ 

Шел дождь. Шел, и шел, и шел. Поросенок сказал себе, что никогда за всю свою жизнь, -- а он уже бог знает сколько лет прожил на свете -- три года, а, может быть, и все четыре? -- никогда он не видел, чтоб так было много дождя. День и потом еще день, а потом еще день. День-деньской, с утра до вечера. 

"Если бы только", думал он, выглядывая в окно, "если бы только я был у Пуха или у Кристофера Робина, или у Кролика, когда начался дождь, тогда бы у меня была Компания всеэто время. Вместо того, чтобы торчать весь день одному, ничего не делая и только гадая, когда это кончится". И он представил себе, как он говорит Пуху "Ты когда-нибудь видел такой дождь, а, Пух?", а Пух говорит "Ужасно, правда, Поросенок?", а Поросенок говорит "Представь только, как сейчас туго приходится Кролику", а Пух говорит "Я думаю, бедного старого Кролика сейчас совсем затопило". Как было бы весело потолковать таким вот образом. И действительно, что хорошего, захватывающего в наводнении, если нельзя об этом поделиться с кем-нибудь44. 

А это было захватывающе. Маленькие сухие канавки, через которые он перепрыгивал, превратились в реки, а река, между крутыми берегами кото 

144 

рой они так весело играли, вылезла из своего ложа и заняла так много места, что Поросенок начал беспокоиться, как бы она не добралась и до его ложа. 

"Слегка Тревожно", сказал он себе, "быть Очень Маленьким Животным, Полностью Окруженным Водой. Кристофер Робин и Пух могли бы спастись, забравшись на деревья, а Кангамогла бы спастись, Упрыгнув, а Кролик мог бы спастись, Прорыв Нору, а Сыч мог бы спастись, Улетев, а И-i мог бы спастись -- мм -- Издавая Громкие Крики о Помощи, и вот я, окруженный водой, не могу сделать ничего". 

Дождь продолжал идти, и каждый день вода поднималась немного выше, и теперь она была прямо напротив окна дома Поросенка... и он все еще ничего не мог поделать. 

"Вот Пух", подумал про себя Поросенок, "у Пуха мало Мозгов, но он никогда не причинит себе вреда. Он совершает глупые поступки, но они оборачиваются в его сторону. Вот Сыч. Сыч, он тоже не Великого Ума, но он Знает Вещи. Он бы знал, как Правильно Поступить, когда ты Окружен Водой. Вот Кролик. Он не учился по книгам, но он может всегда Придумать Умный План. Вот Канга. Она не Умная, Канга, нет, но она так тревожится о Ру, что придумала бы что-то хорошее, вообще не думая об этом. И даже вот И-i. И-i такой несчастный в принципе, что он вообще на это не обратит внимания. Но интересно, что предпринял бы Кристофер Робин". 

Тогда он вдруг вспомнил рассказ, который ему рассказывал Кристофер Робин, о человеке на пустынном острове, который написал что-то в бутылку 

145 

и бросил ее в море; и Поросенок подумал, что, если он напишет что-то в Бутылку и бросит ее в воду, возможно, кто-нибудь придет и спасет его. 

Он отошел от окна и начал обследовать все то, что еще не было под водой, и наконец нашел карандаш и клочок сухой бумаги, а также бутылку с пробкой. И он написал на одной стороне: 

НА ПОМОЩЬ! ПОРОСЕНОК (Я), а на другой стороне: 

ЭТО Я ПОРОСЕНОК НА ПОМОЩЬ НА ПОМОЩЬ 

Затем он положил бумагу в бутылку, заткнул ее пробкой так туго, как только мог, высунулся из окна так далеко, как только мог высунуться, и бросил бутылку так далеко, как только мог бросить -- splash! -- и через некоторое время она снова покачивалась на воде; и он наблюдал, как она медленно отплывает прочь, пока глаза у него не стали слезиться от смотрения, и при этом иногда он думал, что это бутылка, а иногда, что это просто рябь на воде, и тогда он понял, что он больше никогда ее не увидит и что он сделал все, что мог, для своего спасения. 

"Итак", думал он, "теперь кто-то другой должен сделать что-то, и я надеюсь что он это сделает скоро, потому что, если он этого не сделает, я должен будут плыть, чего я не умею, итак, я надеюсь, что он сделает это скоро". И тогда он глубоко вздохнул и сказал: "Я хочу, чтобы здесь был Пух. Вдвоем гораздо веселее". 

146 

Когда начался дождь, Пух спал. Дождь шел и все шел, и все шел, а он спал и все спал, и все спал. У него был трудный день. Вы помните, как он открыл Северный Полюс; ладно, он был так горд этим, что спросил Кристофера Робина, есть ли еще какие-нибудь полюса, которые Медведь с низким I.Q, мог бы открыть. 

"Есть Южный Полюс", говорит Кристофер Робин, и я думаю, есть еще Восточный и Западный Полюса, хотя люди предпочитают о них помалкивать"45. 

Пух страшно разволновался, когда узнал об этом, и предложил снарядить Эскпотицию по поводу открытия Восточного Полюса, но у Кристофера Робина были какие-то совместные планы с Кангой; итак, Пух пошел один открывать Восточный Полюс. Открыл он его или нет, я не помню; но он так устал, когда пришел домой, что в самый разгар ужина, совсем немногим более, чем через полчаса после того, как он сел за стол, он крепко уснул прямо на стуле и спал и все спал, и все спал. 

Тогда вдруг ему приснился сон. Он был на Восточном Полюсе, и это был очень холодный Полюс, покрытый самыми холодными снегами и льдами. Он нашел пчелиный улей, чтобы поспать в нем, но там не хватило места для ног, так что он оставил их снаружи. И Дикие Woozl'ы из тех, что обитают на Восточном Полюсе, пришли и общипали всю шерсть с его ног, чтобы сделать гнезда для своих Детенышей. И чем больше они щипали, тем больше коченели его ноги, пока вдруг он с воем не про 

147 

снулся и не обнаружил себя сидящим на стуле, а кругом него была вода46. 

Он бултыхнулся к двери и выглянул наружу... 

"Это Серьезно", сказал Пух. "Я должен предпринимать Бегство". 

Итак, он взял самый большой горшок меда и предпринял Бегство на самую широкую ветку своего дерева, в приличном расстоянии от воды, затем он снова спустился вниз и предпринял Бегство с другим горшком... и когда Бегство в Общем и Целом можно было считать Предпринятым, на ветке сидел Пух, болтая ногами, и рядом с ним десять горшков меду...47 

Двумя днями позже на ветке сидел Пух, болтая ногами, и рядом с ним четыре горшка меду... 

Тремя днями позже на ветке сидел Пух, болтая ногами, и рядом с ним один горшок меду... 

Четырьмя днями позже там остался один Пух... 

И это было на утро четвертого дня, когда бутылка Поросенка подплыла к дереву Пуха, и с громким воплем "Мед!" Пух плюхнулся в воду, схватил бутылку и вновь вскарабкался на дерево. 

"Черт!", сказал Пух, открыв ее. "Только зря промок. Что здесь делает этот клочок бумаги". Он вынул бумажку и уставился на нее. "Это Писка", сказал он себе48, "вот что это такое. А это буква П, так оно и есть, и это значит"Пух",итак, это очень важная Писка, написанная мне, а я не могу прочитать. Я должен найти Кристофера Робина или Сыча, или Поросенка, кого-нибудь из тех Мозговитых Читателей, кто может читать вещи, и они скажут мне, что эта Писка значит. Только плавать я не умею. Вот черт!" 

148 

Тогда ему пришла в голову идея, и я думаю, что для Медведя с Низким I.Q, это была хорошая идея. Он сказал себе: "Если бутылка плавает, то и банка плавает, а если банка плавает, я могу плыть на ней, если это очень большая банка". 

Итак, он взял самую большую банку и заткнул ее пробкой. "Все корабли должны иметь название", сказал Пух, "итак, я назову свой корабль -- Водоплавающий Медведь^. И с этими словами он бросил свой корабль в воду и прыгнул вслед за ним. 

Некоторое время ушло на обсуждение разногласий между Пухом и Водоплавающим Медведем по поводу того, кто из них будет наверху, но после нескольких попыток они все же пришли к определенному соглашению: Водоплавающий Медведь остался внизу, а Пух -- триумфально -- верхом на нем плыл, энергично загребая лапами. 

Кристофер Робин жил у самой вершины Леса. Дождь шел, и все шел, и все шел, но вода не могла дотянуться до его дома. Было скорее весело поглядывать на долину и смотретьна воду вокруг него, но дождь шел так сильно, что большую часть времени он находился дома и думал о вещах. Каждое утро он выходил с зонтиком и ставил палку на том месте, где останавливалась вода, и в каждое следующее утро он выходил и уже не мог видеть своей палки, тогда он ставил другую палку в том месте, где подступала вода, а затем опять уходил домой, и каждое утро путь от двери к воде становился все более коротким. На утро пятого дня он увидел, что весь окружен водой, и понял, что впервые в своей 

149 

жизни он оказался на настоящем острове, что было весьма волнующим событием. 

В это утро над водой пролетал Сыч, чтобы поприветствовать своего друга Кристофера Робина. 

"Я говорю, Сыч", сказал Кристофер Робин, "не забавно ли, я на острове!" 

"Атмосферные условия последнее время весьма неблагоприятны", говорит Сыч. 

"Чего-чего?" 

"Дождик шел", объяснил Сыч. 

"Да уж", говорит Кристофер Робин, "действительно". 

"Уровень осадков достиг беспрецедентной высоты". 

"Чего достиг?" 

"Очень много воды", объяснил Сыч. 

"Да уж", сказал Кристофер Робин, "воды хватает". 

"Тем не менее, прогнозы становятся более благоприятными. В любой момент__" 

"Ты видел Пуха?" 

"Нет. В любой момент __ _" 

"Надеюсь, с ним все в порядке", говорит Кристофер Робин. "Я беспокоюсь о нем. Как ты думаешь, Сыч, с ним все в порядке?" 

"Полагаю, да. Видишь ли, в любой момент __" 

"Ты пойди, пожалуйста, посмотри, Сыч. Потому что Пух, у него не так много мозгов, он может наделать глупостей, а я его так люблю, Сыч! Ты понимаешь, Сыч?" 

"Все в порядке", говорит Сыч. "Я иду. Вернусь как только". 

150 

Очень скоро он вернулся. "Пуха там нет", говорит. "Нет?" 

"Он был там. Сидел на ветке дерева вне своего дома с девятью горшками меду. Но теперь его там 

нет". 

"О, Пух", воскликнул Кристофер Робин. "Где же ты?" 

"Да здесь я", говорит ворчливый голос позади него. 

"Пух!" 

Они бросились друг другу в обьятья. 

"Как ты сюда попал, Пух", спросил Кристофер Робин, обретя дар речи. 

"На своем корабле", гордо говорит Пух. "Я получил Очень Важную Писку, посланную мне в бутылке, а так как мне несколько залило водой глаза, я не мог ее прочитать, и вот принес ее тебе. На своем корабле". 

С этими гордыми словами он вручил свою Писку Кристоферу Робину. 

"Да это от Поросенка", закричал Кристофер Робин, прочитав ее. 

"Там есть что-нибудь про Пуха?", спрашивает Пух, заглядывая через плечо. 

Кристофер Робин прочитал Писку вслух. 

"О, эти П, означают Поросенка. Я думал, что это пухи". 

"Мы должны срочно спешить на помощь. Я думал, что он был с тобой, Пух. Сыч, ты бы не смог спасти его на своей спине?" 

151 

"Не думаю", говорит Сыч после продолжительного размышления. "Сомнительно, чтобы Необходимые Дорсальные Мышцы __" 

"Тогда слетай к нему сразу и скажи, что Помощь приближается. А Пух и я будем думать о Спасении и прибудем так быстро, как только сможем. О, не говори, Сыч, иди быстро!" И Сыч, раздумывая, что бы еще такое сказать, улетел. 

"Ну что ж, Пух", говорит Кристофер Робин, "где твой корабль?" 

"Я должен сказать", объяснил Пух, когда они спускались к берегу, "что это не просто обычного вида корабль. Иногда это действительно Корабль, а иногда Кораблекрушение.Это все зависит". 

"От чего зависит?" 

"От того, внизу я или наверху". 

"О! Ну так где же он?" 

"Вот!", говорит Пух, с гордостью показывая на Водоплавающего Медведя. 

Это было не то, что ожидал Кристофер Робин, и чем больше он на это смотрел, тем больше думал, какой Храбрый и Умный Медведь был Пух, и чем больше Кристофер Робин так думал, тем более скромно Пух потуплял взор, как будто пытался притвориться, что это совсем не так. 

"Но для нас двоих он слишком мал", печально говорит Кристофер Робин. 

"Троих, если считать Поросенка". 

"Это делает его еще меньше. О, Пух-Медведь, что же мы будем делать?" 

И тогда этот Медведь, Медведь Пух, Winnie Пух, Д.П. (Друг Поросенка), Т.К. (Товарищ Кролика), 

152 

О.П. (Открыватель Полюса), У.И. и Н.Х. (Утешитель И-i и Находитель Хвоста), то есть Пух собственной персоной -- сказал нечто настолько умное, что Кристофер Робин только мог смотреть на него с разинутым ртом и остановившимися глазами, удивляясь, действительно ли перед ним тот самый Медведь с Очень Низким I.Q,, которого он так давно знали так любил. 

"Мы можем плыть в твоем зонтике", говорит Пух. 

"??" 

"Мы можем плыть в твоем зонтике", говорит Пух. 

"!!!!!" 

Ибо неожиданно Кристофер Робин понял, что они действительно могут. Он раскрыл свой зонтик и положил его на воду. Тот наклонился, но удержался на поверхности. Пух вошел в него и уже начал говорить, что все в порядке, когда обнаружилось, что это не так, поэтому после непродолжительного питья, к которому он на самом деле вовсе не стремился, Пух прибрел обратно к Кристоферу Робину. Тогда они вошли вместе, и он больше не качался. 

"Я назову этот корабль Мозги Пуха", говорит Кристофер Робин, и Мозги Пуха поплыли тотчас же в направлении на юго-восток, грациозно вращаясь вокруг своей оси. 


Страница 8 из 17:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   14   15   16   17   Вперед 

Авторам Читателям Контакты