Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

"Имеется в виду я?" 

"Конечно, И-i". 

"Мой день рожденья?" 

"Да". 

"У меня что, настоящий день рожденья?" 

"Да, И-i, я принес тебе подарок". 

И-i отнял правое копыто от правого уха, повернулся кругом и с большим трудом поднял левое копыто. 

"Я должен услышать это другим ухом", говорит. "Итак". 

"Подарок", сказал Поросенок очень громко. 

"Опять имеется в виду я?" 

"Да". 

"Все еще мой день рожденья?" 

"Конечно, И-i". 

112 

"У меня, выходит, настоящий день рожденья?" 

"Да, И-i, и я принес тебе воздушный шар". 

"Воздушный гиар?", говорит И-i. "Ты сказал, воздушный шар? Одна из тех больших цветных вещей, которые летают? Веселье, танцы-шманцы, бояре-а-мы-к-вам-пришли?" 

"Да, но, боюсь, -- мне очень неловко, И-i, но, когда я бежал, чтобы принести его тебе, я упал". 

"Боже-боже, как не повезло! Вероятно, ты слишком быстро бежал. Ты не ушибся, Маленький Поросенок?" 

"Нет, но я -- я -- ох, И-i, я разорвал шар". 

Последовало долгое молчание. 

"Мой воздушный шар?", говорит И-i наконец. 

Поросенок кивнул. 

"Мой день-рожденный воздушный шар?" 

"Да, И-i", говорит Поросенок, потихоньку всхлипывая. "Вот он. С многими счастливыми пожеланиями ко дню рождения!" И он вручил И-i маленький клочок мокрой тряпки. 

"Это?", говорит И-i, несколько удивленный. 

Поросенок кивнул. 

"Мой подарок?" 

Поросенок снова кинул. 

"Воздушный шар?" 

"Да". 

"Спасибо тебе, Поросенок", сказал И-i. "Ты можешь не отвечать, если не хочешь", продолжал он, "но какого цвета был этот воздушный шар, когда он, ну -- когда это был воздушный шар?" 

"Красного". 

113 

"Подумать только. Красного", пробормотал И-i. "Мой любимый цвет. А как велик он был?" 

"Примерно как я". 

"Подумать только... Примерно как ты", говорит И-i печально. "Мой любимый размер. Ну-ну. Ладно-ладно". 

Поросенок чувствовал себя в высшей степени несчастным и совершенно не знал, что сказать. Он было открыл рот, чтобы начать что-то говорить, но тут же решил, что говорить нечего, как вдруг он услышал крик с другого берега ручья, и это был Пух. 

"Всего лучшего ко дню рождения", завопил Пух, забыв, что он это уже сегодня говорил. 

"Спасибо тебе, Пух, я уже получил все лучшее", мрачно сказал И-i. 

"Я принес тебе маленький подарок", взволнованно сказал Пух. 

"У меня уже есть один", сказал И-i. 

Пух перебрался через ручей к И-i, а Поросенок сидит несколько поодаль, закрыв пятачок лапами и потихоньку всхлипывая. 

"Это Полезный Горшок", говорит Пух. "Вот он. И на нем написано"Л Happy Birthday, с любовью от Пуха".Вот все, что на нем написано. Он для того, чтобы держать в нем вещи. Смотри". 

Когда И-i увидел горшок, он неожиданно очень воодушевился. 

"Вот это да!", говорит. "Я полагаю, что Шар как раз войдет в мой Горшок". 

"Ох, нет, И-i", говорит Пух. "Шары слишком велики, чтобы входить в горшки. Что ты можешь делать с воздушным шаром, так это нести__" 

114 

"Не с моим", сказал И-i гордо. "Смотри, Пух". И не успел Поросенок, убитый горем, оглянуться, И-i схватил шар в зубы и осторожно поместил его в горшок; потом вынул и положил на землю; затем опять схватил его и положил осторожно назад в горшок. 

"Ну точно!", говорит Пух. "Входит!" 

"Точно, ну и дела", говорит Поросенок. "И выходит". 

"Что я говорил?", сказал И-i. "Он входит и выходит туда и сюда равным образом". 

"Я очень рад", говорит Пух, "что мне пришла мысль подарить тебе Полезный Горшок для держания вещей". 

"Я очень рад", говорит Поросенок, что мне пришла в голову мысль подарить тебе то, что бы можно было положить в Полезный Горшок". 

Но И-i не слышал. Он брал шар и клал его снова в горшок и тут же вынимал оттуда, по уши счастливый. 

"А разве я не подарил ему ничего?", печально говорит Кристофер Робин. 

"Конечно, подарил", говорю, "ты подарил ему -- разве ты не помнишь -- маленькую -- маленькую__" 

"Я подарил ему коробку с красками для рисования". 

"Так оно и было". 

"Почему же я не подарил ему ее в то утро?" 

"Ты был занят приготовлением вечера. Там был торт с мороженым и три свечи и его имя на розовой глазури и__". 

"Да, я помню", говорит Кристофер Робин. 

115 

Глава VII. КАНГА 

Никто, казалось, не понимал, откуда они явились, но они были в Лесу: Канга и Бэби Ру. Когда Пух спросил Кристофера Робина, как они здесь оказались, Кристофер Робин сказал: "Обычным способом, если ты понимаешь, что я имею в виду, Пух"38. Пух, который совершенно не понимал, говорит "О!". Затем он дважды кивнул головой и говорит: "Обычным способом. О!" Потом он пошел расспросить своего приятеля Поросенка, что он думает обо всем этом. А около дома Поросенка он обнаружил Кролика. Итак, они все вместе посидели и потолковали об этом хорошенько. 

"Что мне не нравится во всем этом, так это вот что", сказал Кролик. "Вот мы -- ты, Пух, и ты, Поросенок, и Я -- и вдруг__" 

"И И-i", говорит Пух. 

"И И-i" -- когда вдруг__" 

"И Сыч", говорит Пух. 

"И Сыч -- и тогда все вдруг__" 

"О, еще И-i", говорит Пух. "Я забыл его". 

"Вот -- мы -- тут", сказал Кролик весьма громко и отчетливо, "все мы -- и затем вдруг мы просыпаемся однажды утром, и что мы обнаруживаем? Мы обнаруживаем среди нас Странное Животное, о ко 

116 

тором мы раньше вообще и слыхом не слыхали! Животное, которое носит членов своей семьи с собой в кармане! Предположим, я носил бы свою семью с собой в кармане, это сколько же мне нужно было бы иметь карманов?" 

"Шестнадцать", сказал Пух. 

"А по-моему, семнадцать", сказал Кролик. "И еще один для носового платка. Итого восемнадцать. Восемнадцать карманов на одном пиджаке. С ног собьешься". 

Последовало долгое молчание, заполненное размышлениями, и затем Пух, который тяжело хмурил брови на протяжении нескольких минут, говорит: 

"Я насчитал пятнадцать". 

"Что?", говорит Кролик. 

"Пятнадцать". 

"Что пятнадцать?" 

"Членов твоей семьи". 

"А при чем тут они?" 

Пух потянул носом и сказал, что, мол, ему казалось, что Кролик говорил о своей семье. 

"Неужели?", небрежно сказал Кролик. 

"Да, ты говорил". 

"Не бери в голову, Пух", говорит Поросенок. 

"Вопрос в том, что мы будем делать с Кангой", нетерпеливо сказал Кролик. 

"О, понимаю", говорит Пух. 

"Лучше всего", сказал Кролик, "было бы выкрасть Бэби Ру и скрыть его. И тогда, когда Канга скажет 'Где Бэби Ру?', то мы скажем "Аха!" 

117 

"Аха!", сказал Пух, упражняясь. "Аха! Ну да, конечно, продолжал он, "ведь мы можем сказать "Аха!", даже если мы и не украдем Бэби Ру". 

"Пух", сказал Кролик ласково, "ты просто идиот". 

"Я знаю", говорит Пух скромно. 

"Мы говорим"Аха"!с тем, чтобы Канга поняла, что мы знаем, где находится Бэби Ру. 'Аха' означает: 

"Мы откроем тебе местонахождение Бэби Ру, если ты обещаешь уйти из Леса и никогда больше обратно не приходить". Теперь замолчите, я буду думать". 

Пух отошел в сторону и попытался выговорить "Аха!" соответствующим тоном. Иногда ему казалось, что он уяснил то, что говорил Кролик, а иногда казалось, что не уяснил. "Полагаю, все решит практика", думал он. "Интересно, Канге тоже надо будет практиковаться, чтобы нас понять?" 

"Меня одно волнует", говорил Поросенок, нервно перебирая копытцами. "Я говорил с Кристофером Робином, и он сказал, что Канга В Целом Считается Одним из Свирепейших Животных. Меня не пугают Свирепые Животные как таковые, но хорошо известно, что, если Одно из Свирепейших Животных Лишают Его Детеныша, оно становится свирепым, как Два Свирепейших Животных. И в этом случае говорить "Аха!" довольно глупое. 

"Поросенок", сказал Кролик, облизывая кончик карандаша, "в тебе нет ни капли мужества". 

"Тяжело быть храбрым", сказал Поросенок, потянув пятачком, "когда ты всего лишь Очень Маленькое Животное". 

118 

Кролик, который уже было начал что-то деловито писать, посмотрел на Поросенка и говорит: 

"Именно потому, что ты очень маленькое животное, ты будешь особенно Полезным для нас в этом предприятии". 

Поросенок так разволновался, что забыл испугаться еще больше, а когда Кролик заметил, что Канги проявляют Свирепость только в Зимние месяцы, будучи в другие времена года в Добром Расположении Духа, он уже не мог усидеть на месте, настолько он был полон желания стать полезным прямо в эту же минуту. 

"А как же я", печально говорит Пух. "Неужели я не буду полезным!" 

"Не беда, Пух", сказал Поросенок успокаивающим тоном, "возможно, в другой раз". 

"Без Пуха", торжественно говорит Кролик, очиняя карандаш, "предприятие будет невозможно". 

"О", сказал Поросенок, стараясь не показать, что разочарован. А Пух ушел в уголок комнаты и гордо говорит себе: "Без меня-то невозможно! Тот еще Медведь!" 

"Теперь слушайте все сюда", сказал Кролик, кончив писать. Пух и Поросенок, разинув рты, с готовностью сели слушать. Вот что прочитал Кролик: 

ПЛАН ЗАХВАТА БЭБИ РУ 

1.Общие Замечания. Канга бегает быстрее любого из Нас, включая Меня. 

2.Еще Более Общие Замечания. Канга никогда не спускает глаз с Бэби Ру, за исключением того времени, когда он надежно заперт у нее в кармане. 

119 

3.Следовательно. Если мы хотим захватить Бэби Ру, мы должны Быстро Сделать Ноги, потому что Канга бегает быстрее любого из Нас, включая Меня (см. 1). 

4.Мысль. Если бы Ру выпрыгнул из кармана Канги, а Поросенок прыгнул бы туда вместо него, Канга не поняла бы разницы, потому что Поросенок -- Очень Маленькое Животное. 

5.Так же, как и Ру. 

6.Но для того, чтобы не увидеть, как Поросенок прыгает в ее Карман, Канга должна смотреть в другое место. 

7.См. 2. 

8.Другая мысль. Но если бы Пух говорил с ней очень увлеченно, она, может быть, посмотрела бы на секунду в другое место. 

9.И тогда бы я схватил Ру и убежал. 

10.Быстро. 

11.И Она ничего не заметит до Впоследствии. 

Ладно, Кролик громко все это прочитал и подождал немного, не скажет ли кто-нибудь чего. А потом Поросенок, который до этого только открывал и закрывал рот, так хрипло говорит: 

"А -- что Впоследствии?" 

"Что ты имеешь в виду?" 

"Когда Канга поймет Разницу?" 

"Тогда мы все скажем "Аха!" 

"Все трое?" 

"Да". 

"О!" 

120 

"Ладно, Поросенок, в чем дело?" 

"Ни в чем", говорит Поросенок, "если мы на самом деле все трое скажем это. Если мы все трое скажем это, тогда ни в чем", говорит. "Но мне не улыбалось бы говорить "Аха!" одному, потому что это прозвучит не очень-то хорошо. Между прочим", говорит, "ты совершенно уверен насчет того, что ты сказал по поводу зимних месяцев?" 

"Зимних месяцев?" 

"Да, что Свирепеют только в Зимние Месяцы". 

"О, да-да, тут все в порядке. Ну, Пух? Ты понял, что ты должен делать?" 

"Нет", говорит Пух-Медведь. "Еще нет", говорит. "А что я буду делать?" 

"Ладно, ты должен только увлеченно говорить о чем-нибудь с Кангой, так чтобы она больше ничего не замечала". 

"О! О чем?" 

"О чем хочешь". 

"Ты имеешь в виду потолковать немного о поэзии или о чем-нибудь этаком?" 

"Вот именно", сказал Кролик. "Замечательная идея. А теперь пошли". 

Итак, они все пошли искать Кангу. 

Канга и Ру спокойно проводили день на песчаной отмели. Бэби Ру практиковался в очень маленьких прыжках по берегу, падал в мышиные норы и выбирался обратно. А Канга суетилась и говорила: "Только еще один прыжок, дорогуша, и затем мы должны идти домой". И в этот момент на холме появился -- никогда не догадаетесь, кто! -- не кто иной, как Пух. 

121 

"Добрый день, Канга". 

"Добрый день, Пух". 

"Погляди, как я прыгаю", запищал Ру и упал в очередную мышиную нору. 

"Хэлло, Ру, приятель!" 

"Мы как раз собирались домой", говорит Канга. 

"Добрый день, Кролик. Добрый день, Поросенок". 

Кролик и Поросенок, которые поднялись с другой стороны холма, сказали "Добрый день" и "Хэлло, Ру", а Ру предложил им поглядеть, как он прыгает, и вот они стояли и глядели. 

И Канга тоже глядела... 

"Ах да, Канга", сказал Пух, после того как Кролик дважды подтолкнул его. "Я не знаю, тебя вообще-то интересует поэзия?" 

"Вообще-то нет", сказала Канга. 

"О!", сказал Пух. 

"Ру, дорогуша, еще один прыжок, и мы должны идти домой". 

Последовало короткое молчание, во время которого Ру упал в очередную мышиную нору. 

"Продолжай", говорит Кролик громким шепотом, приставив лапу ко рту. 

"Что касается поэзии", говорит Пух, "я тут набросал одно стихотворение мимоходом. Оно в таком роде -- позволь мне__" 

"Вы подумайте!", сказала Канга. "Теперь, Ру, дорогуша__" 

"Тебе таки понравится этот стишок", сказал Кролик. 

122 

"Он тебе придется по душе", сказал Поросенок. 

"Ты должна слушать очень внимательно", сказал Кролик. 

"Так, чтобы не пропустить ничего", сказал Поросенок. 

"О да, конечно", сказала Канга, но она все еще продолжала смотреть на Бэби Ру. 

"Как там было, Пух", сказал Кролик. 

Пух слегка прокашлялся и начал. 

СТРОКИ, СОЧИНЕННЫЕ МЕДВЕДЕМ С НИЗКИМ I.Q, 

В тот жаркий день (как раз в обед) В тот Понедельник -- все в дыму. Я думал: "Верно или нет? Возможно ль? Нужно ль? И кому? 

Во Вторник -- снег. Надел пальто, Но чувствую, что неспроста, Не знаю толком, who есть кто, И что к чему? И кто -- куда? 

А в Среду -- небо голубей, Но все стучит, скребет в мозгу... Сдаюсь! Не знаю, хоть убей! Убей, но больше не могу. 

В Четверг, когда мороз крепчал И на деревьях крепнул лед, Я понял все, но промолчал И думал: "Кто ж меня поймет?" 

А в Пятницу__ 

123 

"Да? Неужели?", говорит Канга, не дослушав о том, что произошло в Пятницу. "Еще прыжок, Ру, дорогуша, и мы должны собираться". 

Кролик дал Пуху поторапливающий тычок. 

"К разговору о поэзии", сказал Пух быстро, "ты когда-нибудь замечала это дерево, вон там, направо?" 

"Где?", сказала Канга. "Теперь, Ру__" 

"Прямо направо", говорит Пух, показывая за спину Канги. 

"Нет", говорит Канга. "Теперь прыгай ко мне, Ру, дорогуша, и мы пойдем домой". 

"Ты просто обязана посмотреть на то дерево, что направо", говорит Кролик. "Давай я подержу Ру". И он схватил Ру своими лапами. 

"Я на нем отсюда могу различить птицу", говорит Пух. "Или это рыба?" 

"Ты должна увидеть эту птицу", говорит Кролик. "Если это не рыба". 

"Да это не рыба, это птица", говорит Поросенок. 

"Ну да", говорит Кролик. 

"Это Скворец или Черный Дрозд", сказал Пух. 

"В этом-то весь вопрос", говорит Кролик, "то ли это черный дрозд, то ли скворец?" 

И тогда Канга наконец поворачивает голову, чтобы посмотреть. И в этот момент, когда ее голова повернута, Кролик громким голосом говорит "На место, Ру!", и Поросенок прыгает в карман Канги. Кролик же мчится прочь с Ру в лапах так быстро, как только может. 

"Что такое, где Кролик?", говорит Канга, повернувшись назад. "С тобой все в порядке, Ру, дорогуша?" 

124 

Поросенок пискнул что-то ру-образным голосом со дна Кангиного кармана. 

"Кролик должен был уйти", сказал Пух. "Я думаю, он подумал о чем-то, что он должен был сделать, а это выяснилось только сейчас, совершенно неожиданно". 

"А Поросенок?" 

"Я думаю, Поросенок подумал о том же самом в то же самое время. Неожиданно". 

"Ладно, мы должны двигаться домой", говорит Канга. "До свиданья, Пух". И в три больших прыжка она умчалась. 

Пух следил за ней, когда она убегала. 

"Хотел бы я уметь прыгать вот так", подумал он. "Некоторые могут, некоторые нет. Такова жизнь". 

Но были моменты, когда Поросенок желал бы, чтобы и Канга не могла. Часто раньше, когда он шел длинной дорогой домой через Лес, ему хотелось стать птицей, но теперь он тряско думал, болтаясь на дне Кангиного кармана: "Если это называется летать, то я никогда на это не пойду". 

Конечно, как только Канга расстегнула свой карман, она поняла, что произошло. Она испугалась только на мгновенье, а потом поняла, что не испугалась, так как она чувствовала совершенно уверенно, что Кристофер Робин ни за что не допустит, чтобы Ру причинили какой-то вред. Итак, она сказала себе: "Если они играют со мной в такие игры,то я сама их разыграю". 

"Теперь, Ру, дорогуша", сказала она, вынув Поросенка из кармана, "пора в Кроватку". 

125 

"Аха!", сказал Поросенок -- настолько хорошо, насколько это было возможно после Ужасающей Поездки. Но это получилось не самое лучшее "Аха", и Канга, казалось, вовсе не поняла всего его значения. 

"Сначала в Ванну", сказала Канга бодрым голосом. 

"Аха!", снова сказал Поросенок, тревожно оглядываясь по сторонам в поисках сообщников. Но сообщников здесь не было. Кролик у себя дома играл с Бэби Ру и с каждой минутой чувствовал к нему все большую нежность, а Пух, который решил стать Кангой, был еще на берегу, практикуясь в прыжках. 

"Я вовсе не уверена", глубокомысленно говорит Канга, "что принять сегодня холодный душ не было бы хорошей мыслью. Как тебе это, Ру, дорогуша?" 

Поросенок, который в действительности никогда не был в восторге от ванн, задрожал мелкой дрожью и -- таким храбрым голосом, на какой он только был способен, -- говорит: 

"Канга, я вижу, пришло время говорить откровенно". 

"Забавный малыш Ру", сказала Канга, приготавливая воду для ванны. 

"Я не Ру", громко сказал Поросенок. "Я -Поросенок!" 

"Да, дорогуша, да", сказала Канга, успокаивающим голосом. "Надо же, подражает голосу Поросенка! Такой умница", продолжала она, доставая большой кусок желтого мыла из буфета. "Ну, что мы теперь будем делать?" 

126 

"Ты что, не видишь?", заорал Поросенок. "У тебя что, глаз нет? Посмотри на меня". 

"Я и смотрю, Ру, дорогуша", говорит Канга более прохладным тоном, "и ты помнишь, что я тебе вчера говорила о том, чтобы не корчить рожи. Если ты будешь продолжать корчить рожу, как у Поросенка, ты вырастешь таким, как Поросенок, -- и тогда -- подумай, как ты сам об этом будешь жалеть42. А теперь в ванну, и давай не будем об этом говорить дважды". 

И прежде чем Поросенок успел что-либо сообразить, он оказался в ванне, и Канга жестко скребла его мочалкой. 

"О!", кричал Поросенок. "Пусти меня. Я -- Поросенок". 

"Не открывай рта, дорогуша", говорит Канга, "а не то в него попадет мыло. Ну вот! Что я тебе говорила!" 

"Ты -- ты -- ты сделала это нарочно", брызгал Поросенок, как только обрел дар речи... и затем вновь случайно схлопотал полный рот мыла. 

"Все в порядке, дорогуша, не говори ничего", сказала Канга, и в следующее мгновенье Поросенок был вынут из ванны и насухо вытерт полотенцем. 

"Теперь", сказала Канга, "лекарство, а затем спать". 

"Л-лекарство?", говорит Поросенок. 

"Чтобы ты вырос большим и сильным, дорогуша. Ты же не хочешь вырасти маленьким и слабым, как Поросенок, ведь не хочешь? То-то же!" 

В этот момент в дверь постучали. 

127 

"Войдите", говорит Канга, и входит Кристофер Робин. 

"Кристофер Робин! Кристофер Робин!", завопил Поросенок. "Скажи Канге, кто я есть! Она говорит, что я Ру. Я не Ру, ведь правда?" 

Кристофер Робин очень внимательно на него посмотрел и покачал головой. 

"Ты не можешь быть Ру", сказал он, "потому что я только что видел Ру, играющим в доме у Кролика". 

"Ну и ну!", говорит Канга. "Подумать только! Чтоб я так ошиблась". 

"Вот видишь!", говорит Поросенок. "Я говорил тебе. Я -- Поросенок". 

Кристофер Робин вновь покачал головой. 

"О, ты не Поросенок", говорит. "Я знаю Поросенка хорошо, и он совершенно другого цвета". 

Поросенок начал говорить, что это потому, что он только что принимал ванну, но затем понял, что лучше ему этого не говорить, и как только он открыл рот, чтобы сказать что-нибудь еще, Канга всунула ему в рот ложку лекарства, а затем похлопала его по спине и сказала, что на самом деле оно вполне нормальное по вкусу, надо только его хорошенько распробовать. 

"Я знала, что это не Поросенок", сказала Канга. "Интересно, кто это может быть?" 

"Возможно, это кто-то из родственников Пуха", сказал Кристофер Робин. "Может, племянник или дядя или что-то в этом роде?" 

Канга согласилась, что это вполне возможно, и сказала, что надо будет дать ему какое-нибудь имя. 

128 

"Я назову его Путль", говорит Кристофер Робин. "Генри Путль для краткости". 

И как раз когда все это решалось, Генри Путль вырвался из рук Канги и прыгнул на землю. К его великой радости, Кристофер Робин оставил дверь открытой. Никогда Генри Путль Поросенок не бегал так быстро, как он бежал в этот раз. Он не останавливался до тех пор, пока не добрался до дому. Но когда он был в ста ярдах от дома, он остановился и оставшуюся часть дороги катился по земле, чтобы вновь обрести свой натуральный, приятный и удобный цвет... 

Итак, Канга и Ру остались в Лесу. И каждый Вторник Ру проводит время со своим большим другом Кроликом, и каждый Вторник Канга проводит время со своим большим другом Пухом, обучая его прыжкам, и каждый Вторник Поросенок проводит день со своим большим другом Кристофером Робином. Итак, все снова счастливы. 

Глава VIII. СЕВЕРНЫЙ ПОЛЮС 

Однажды Пух взбирался на вершину Леса для того, чтобы увидеть своего друга Кристофера Робина и понять, интересуется ли он теперь вообще Медведями. В то утро за завтраком (обычная еда -- мармелад, слегка намазанный на парочку сот) он неожиданно придумал новую песню. Она начиналась приблизительно так: 

Лейся, звонкая песня Медведя... 

Когда он уже зашел в ее сочинении достаточно далеко, он помотал головой и подумал про себя: 

"Прекрасное начало для песни, но как насчет второго куплета?" Он попытался спеть "Лейся" два или три раза, но оказалось, что это не помогает. "Возможно, было бы лучше", подумал он, "если бы я пел 'Взвейся'". 

Итак, он спел все это по новой, но это не было лучше. "Ну ладно", говорит, "Я спою этот первый куплет, и, возможно, если я спою его очень быстро, то я найду себя, исполняя третий и четвертый куплеты, даже не успев об этом подумать хорошенько. Это будет Добрая Песня. Итак: 

Лейся, звонкая песня Медведя По просторам родной стороны! 

130 

Не страшны мне ни дождик, ни ветер, Холод, град и мороз не страшны. 

Моя морда измазана медом, 

Мои лапы по локоть в меду. 

Пой, Медведь, столь любимый народом! 

Скоро полдень. Обедать пойду. 

Ему стало от этой песни так приятно, что он ее пел всю дорогу к вершине Леса, "А если я буду ее петь еще дольше", подумал он, "то наступит время, чтобы немножечко слегкатого-сего, и тогда последняя строка будет правильной". Поэтому он вместо пенья стал хмыкать. 

Кристофер Робин сидел перед дверью своего дома и надевал Большие Бутсы. Как только Пух увидел Большие Бутсы, он понял, что предстоит Приключение, и он слизал мед с носа тыльной стороной лапы и привел себя в порядок, насколько мог, так чтобы выглядеть готовым на Все. 

"Доброе утро, Кристофер Робин", провозгласил он. 

"Доброе утро Пух-Медведь. Вот, не могу надеть этот Бутс". 

"Плохо", говорит Пух. 

"Как ты думаешь, не будешь ты так добр сесть позади меня, а я потяну его сильно, чтобы не упасть на спину". 

Пух сел, уперся лапами в землю и стал напирать сзади на Кристофера Робина, а Кристофер Робин напирал на него и натягивал, натягивал Бутс на ногу, пока наконец не натянул. 

131 

"Дело сделано", говорит Пух. "Что дальше?" 

"Мы все идем в Экспедицию", говорит Кристофер Робин, вставая и отряхиваясь. "Спасибо тебе, Пух". 

"Идем в Эскпотицию", сказал Пух, готовый на все. "Не думаю, что я когда-нибудь бывал хоть на одной. Куда же пойдем на этой Эскпотиции?" 

"Экспедиции, глупый старый Медведь. Сначала идет "к". 

"О!", говорит Пух. "Понимаю". Но он на самом деле не понимал. 

"Мы идем открывать Северный Полюс". 

"О!", сказал Пух снова. "Что такое Северный Полюс?", спрашивает. 

"Это как раз то, что открывают", говорит Кристофер Робин небрежно, на самом деле далеко не уверенный в том, что говорит. 

"О! Понимаю", говорит Пух. "Медведи представляют какую-нибудь ценность в такого рода открывании?" 

"Конечно, представляют. И Кролик, и Канга, и все мы. Это же Экспедиция. Вот что значит экспедиция: длинная линия из всех. Ты бы лучше сказал другим, чтобы были готовы, пока я приведу в порядок свое ружье. И мы должны запастись Продовольствием". 

"Чем запастись?" 

"Взять что-нибудь поесть". 

"О!", говорит Пух весело. "Я думал, ты говоришь про довольствие. Я пойду и скажу им". И он потопал прочь. 

132 

Первым, кого он встретил, был Кролик. 

"Хэлло, Кролик", сказал он, "это ты что ли?" 

"Давай притворяться, как будто это не я", говорит Кролик, "посмотрим, что получится". 

"У меня для тебя сообщение". 

"Я ему передам". 

"Мы все идем в Эскпотицию с Кристофером Робином!" 

"Что это такое, и когда мы на нее идем?" 

"Это нечто вроде лодки, я думаю". 

"О! В этом роде?" 

"Да. И мы пойдем открывать Полюс или что-то там. Или это был Молюс? Как бы то ни было, мы пойдем его открывать. 

"Ты что, серьезно что ли?" 

"Да. И мы должны взять Прону, вообще поесть с собой. На тот случай, если нам захочется есть. Теперь я пойду к Поросенку. Скажи Канге, ладно?" 

Он оставил Кролика и поспешил к дому Поросенка. Поросенок сидел на земле около двери своего дома, с энтузиазмом дуя на одуванчик, и гадая, произойдет ли это в этом году, в следующем, произойдет ли вообще когда-нибудь или никогда не произойдет41. Он только что обнаружил, что этого никогда не произойдет, и пытался вспомнить, что этобыло, надеясь, что это не было что-то хорошее, когда явился Пух. 


Страница 7 из 17:  Назад   1   2   3   4   5   6  [7]  8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   Вперед 

Авторам Читателям Контакты