Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

"Не бери его в голову", шепнул Кролик Пуху. "Я ему все сказал еще утром". "Как ты поживаешь, И-i", сказали все, и он сказал, что никак, не обращая, впрочем, на них никакого внимания, и тогда они сели. И как только они все сели, Кролик опять встал. 

"Мы все знаем, почему мы здесь", говорит, "но я попросил своего друга И-i__" 

"Это меня", говорит И-i. "Грандиозно". 

"Я попросил его Огласить Ризолюцию". 

И опять сел. "Ладно, И-i, давай", говорит. 

"Не надо меня понукать", сказал И-i, очень медленно поднимаясь. "Не надо этих ладно-давай-и-J". Он взял лист бумаги из-за уха и развернул его. "Об этом никто ничего не знает", сказал он. "Это Сюрприз". Он солидно прокашлялся и начал так: 

"То-се, почему-бы-и-нет Итакдалее -- прежде чем я 

282 

начну или скажу, прежде чем я намерен кончить. Я намерен прочитать вам Стихи. До непосредственного -- до непосредственного -длинное слово -- ладно, должно быть, вы когда-нибудь поймете, что оно, собственно, значит, -- до непосредственного, как я уже сказал, момента вся Поэзия в Лесу производилась Пухом, Медведем с приятными манерами, но Положительным и Поразительным Недостатком Мозгов. Поэзия, которая предлагается вашему вниманию, была написана Мной, И-i, в ясном уме и твердой памяти на Чистом Глазу. Если кто-нибудь возьмет у Ру драже и разбудит Сыча, мы все сможем насладиться ею. Я назвал ее Поэма. Вот она: 

Кристофер Робин уходит, По крайней мере, на мой взгляд. Куда? 

Не знает никто. Но он уже в пальто (Чтобы была рифма к "никто"). Навсегда? 

(Чтобы рифмовалось с "куда") Что мы можем поделать? 

(У меня нет ещн рифмы к "взгляду". Вот черт!) 

(Ну вот. Теперь еще надо рифму к черту. Черт!) 

(Ну ладно, пусть эти два черта и рифмуются друг с другом на здоровье). Дело обстоит гораздо серьезнее, чем я предполагал. Но я не лгал. (Так, очень хорошо). 

283 

Я должен 

Начать сначала 

Но легче 

Остановиться 

Кристофер Робин, гуд-бай. 

Ай! 

(Хорошо!) 

ан (в смысле Я по-английски) 

и олл ов всех твоих друзей 

(О. Кей.) 

Посылают, 

То есть я имею в виду желают 

(Здесь некоторое затруднение, 

Не туда заехал). 

Ладно, как бы то ни было, 

Мы тебя любим. 

ВсJ.99 

"Если есть желание похлопать в ладоши", сказал И-i, прочитав все это, "то сейчас самое время". 

Все похлопали. 

"Спасибо вам", говорит И-i. "Непредвиденное удовольствие, хотя и не слишком смачно". 

"Они гораздо лучше моих", восхищенно сказал Пух, и он на самом деле так думал. 

"Ладно", скромно объяснил И-i. "Это было заранее запланировано". 

"Ризолюция", говорит Кролик, "такая, что мы все ее пойдем и отдадим Кристоферу Робину". 

Итак, там были подписи ПУХ, ЫСЧ, поросенок, ЕЙ, КРОЛИК, КАНГА, ОГРОМНОЕ ПЯТНО, маленькая клякса. И они все направились к дому Кристофера Робина. 

284 

"Всем хэлло", говорит Кристофер Робин. "Хэлло, Пуху". Они все сказали "Хэлло" и вдруг почувствовали себя неловкими и несчастными, потому что это было своего рода прощание -- то, что они собирались сказать; а они не хотели думать об этом, и так они и стояли вокруг и ждали, чтобы кто-нибудь первый начал говорить, и подталкивали друг друга и говорили "Ну, давай" и слегка выталкивали вперед И-i и толпились за ним. 

"Что такое, И-i", говорит Кристофер Робин. 

И-i помахал хвостом из стороны в сторону, подбадривая себя, и начал так. 

"Кристофер Робин", сказал он. "Мы пришли сказать -дать тебе -- как ее -- писульку -- но мы все -- потому что мы слышали, я имею в виду, мы все знали -- ладно, ты понимаешь, о чем идет -- мы тебя -- ладно, это, чтобы быть кратким, -- это вот это". Он злобно повернулся к остальным и говорит: 

"Все столпились здесь, весь Лес. Совсем нет Пространства. Никогда в своей жизни не видел такую Прорву Животных, и все в одном месте. Вы что, не видите, что Кристоферу Робину хочется побыть одному? Я ухожу". И он ускакал прочь. 

Не понимая сами почему, другие тоже начали расходиться, и, когда Кристофер Робин закончил читать ПОЭМУ и посмотрел на них, чтобы сказать "Спасибо", только Пух оставался с ним. 

"Удобный способ дарить вещи", сказал Кристофер Робин, складывая бумагу и пряча в карман. "Пойдем, Пух!" И он быстро зашагал прочь. 

285 

"Куда мы идем?", сказал Пух, спеша за ним и размышляя. "Что это? Прогулка или это-я-тебе-сейчас-чего-то-скажу?" 

"Никуда", говорит Кристофер Робин. 

Вот они куда направились, и, когда они прошли часть дороги, Кристофер Робин говорит: 

"Что тебе нравится больше всего в мире, Пух?" 

"Ладно", говорит Пух, "что мне больше всего нравится". И он должен был остановиться и подумать. Потому что, хотя Есть Мед было очень хорошим занятием, был еще момент прежде, чем ты начнешь есть, и этот момент был лучше, чем когда ты уже ешь, но он не знал, как это называется.100 

А потом он подумал, что быть с Кристофером Робином тоже очень хорошо и когда рядом Поросенок, тоже очень весело, когда он продумал все это, он говорит: "Что мне нравится больше всего в целом мире, это когда я и Поросенок идем навестить Тебя и Ты говоришь: "Как насчет чтобы чего-нибудь слегка?", а мы говорим: "Ладно, я не возражаю,если только слегка, а ты, Поросенок?", и день такой хмыкательный, и птицы поют". 

"Мне это тоже нравится", говорит Кристофер Робин, "но что мне нравится делать больше всего, это - НИЧЕГО". 

"А как ты делаешь ничего?", спросил Пух, прерываясь после долгого размышления. 

"Ладно, это когда люди тебя спрашивают: 'Что ты собираешься делать, Кристофер Робин?', а ты говоришь: 'Да ничего', а потом идешь и делаешь".101 

"О, понимаю", говорит Пух. 

286 

"Вот сейчас мы как раз занимаемся чем-то вроде этого". 

"О, понимаю", опять говорит Пух. 

"Это значит просто идти одному, прислушиваться ко всем вещам, которых ты раньше не мог слышать, и не досадовать ни на что". 

"О!", говорит Пух. 

Они гуляли, думали о Том и о Другом и мало-помалу пришли в Зачарованное Место на самой вершине Леса, называемое Гелеоново Лоно -- около шестидесяти сосен, образующихкруг; и Кристофер Робин знал, что оно было Зачарованное, потому что никто был не в состоянии сосчитать, сколько там деревьев, шестьдесят три или шестьдесят четыре, даже если он привязывал к каждому дереву веревочку после того, как он его сосчитал. Будучи зачарованной, земля была здесь не такая, как в Лесу, -- утесник, папоротник, вереск, -- а простая трава, тихая, пахучая и зеленая. Это было единственное место в Лесу, где вы могли бездумно сидеть, а не вскакивать сразу и бежать в поисках чего-то другого. Сидя здесь, Кристофер Робин и Пух могли видеть весь мир, раскинувшийся перед ними, пока он не достигал неба, и, таким образом, весь мир был с ними в Гелеоновом Лоне. 

И тогда вдруг Кристофер Робин начал рассказывать Пуху о разных вещах: о людях, которых называли Королями и Королевами, и о других людях, которых называли Ремесленниками, о месте, которое называлось Европой, и острове посреди моря, куда не ходят корабли, и как сделать Водяной На 

287 

сое (если ты хочешь его сделать), и как Рыцарей Возводили в Рыцарское Достоинство, и что привозят из Бразилии, а Пух, прислонившись спиной к одной из шестьдесят-скольких-то сосен,102 сложив лапы перед собой, говорил "О!", "А я и не знал" и думал, как замечательно иметь Настоящие Мозги, которые могли бы рассказать тебе о вещах, и мало-помалу Кристофер Робин пришел к концу вещей и замолчал и сидел, глядя на мир, и хотел бы только одного -- чтобы это никогда не кончалось. 

Но Пух тоже думал о вещах и вдруг говорит Кристоферу Робину: 

"Наверно, Великая Вещь быть Мытарем, или как ты их назвал?" 

"Что?", лениво говорит Кристофер Робин, так, как будто он услышал что-то другое. 

"На лошадях!", объяснил Пух. 

"Рыцарь". 

"О, вот это кто. Я думал, это был Мытарь. А он так же Велик, как Король и Ремесленник и все другие, про которых ты говорил?" 

"Ладно, он не так велик, как Король", говорит Кристофер Робин и затем, увидев, что Пух как будто расстроился, быстро добавил: "Но гораздо более Велик, чем Ремесленник". 

"А Медведь может быть им?" 

"Конечно, может", говорит Кристофер Робин. "Я тебя произведу". 

Он взял палку и ударил Пуха по плечу и сказал: 

"Встань, сэр Пух де Бэр, самый доблестный из моих рыцарей". 

288 

Итак, Пух встал и сказал "Спасибо", что обыкновенно и делают, когда становятся Рыцарями, и опять погрузился в мечтания, в которых он и сэр Памп и сэр Брэйзил и Ремесленники жили вместе с лошадью и были доблестные рыцари (все, кроме ремесленников, которые смотрели за лошадью) Славного Короля Кристофера Робина... Он без конца клевал носом и говорил сам с собой: "Я еще не понял всего до конца". Потом он вдруг стал думать обо всем, что хотел бы рассказать ему Кристофер Робин, когда он вернется откуда-то, куда он собирается, и какая неразбериха начнется у Медведя с Очень Низким I.Q., когда он попытается это понять. "Итак, возможно, что Кристофер Робин не расскажет мнебольше ничего", подумал он печально. 

Затем вдруг Кристофер Робин, который все еще смотрел на мир сквозь сплетенные кисти рук, снова позвал Пуха. 

"Да?", говорит Пух. 

"Когда -- я -- когда -- Пух!" 

"Да, Кристофер Робин?" 

"Я не собираюсь больше заниматься Ничем!" 

"Больше никогда?" 

"Ладно, может быть, гораздо меньше. Они мне не разрешают".103 

Пух подождал, не скажет ли он чего-нибудь еще. Но он снова замолчал. 

"Да, Кристофер Робин", сказал Пух с надеждой. 

"Пух, когда я -- ты понимаешь -- когда я не буду заниматься Ничем, ты будешь иногда приходить?" 

289 

"Только я?" 

"Да, Пух!" 

"Ты тоже будешь здесь?" 

"Да, Пух, на самом деле я буду. Я обещаю, что буду, Пух". 

"Это хорошо", сказал Пух. 

"Пух, обещай, что не забудешь меня никогда. Даже если мне будет сто лет". 

Пух немного подумал. 

"А сколько будет тогда мне?" 

"Девяносто девять". 

Пух кивнул. 

"Обещаю", говорит. 

Все еще с глазами, обращенными в мир, Кристофер Робин опустил руку и почувствовал лапу Пуха. 

"Пух", сказал Кристофер Робин серьезно, "если я -если я не вполне__", он остановился и попробовал снова, "Пух, что бы ни случилось, ты поймешь, правда?" 

"Что пойму?" 

"О, ничего". Он засмеялся и вскочил на ноги. "Пошли". 

"Куда?", сказал Пух. 

"Куда угодно", говорит Кристофер Робин. 

Итак, они пошли. Но куда бы они ни шли и что бы ни случилось с ними по дороге, маленький мальчик со своим Медведем всегда будут играть в этом Зачарованном Месте на вершине Леса.104 

КОММЕНТАРИИ 

WinnieПух 

1.Повесть посвящена жене Алана Милна и матери Кристофера Робина Милна Дороти де Селинкур. По словам Милна, главным достоинством Дороти, которое стало решающим в вопросе женитьбы на ней, было следующее: "Она смеялась моим шуткам" (см. [Milne 1939:86}). 

2.Введение. Ср. с. 167 настоящего издания, а также коммент. 51. 

3.Имеется в виду сборник стихов для детей "Когда мы были очень маленькими", выпущенный А. Милном в 1924 г. (см. [Milne 1983}). 

4.В предисловии к сборнику, указанному в коммент. 3, говорится, что Кристофер Робин называл лебедя Пух, потому что если ты зовешь его, а он не откликается, то ты можешь притвориться, что ты сказал "Пух" (нечто вроде "Пф!"), "показывающее, как мало он тебе нужен" [Milne 1983: 243}. 

5.Обычное название игрушечного медведя в английском языке -- Teddy Bear. Эдуард -- полное имя от гипогористики 'Тедди'. Таким образом, Эдуард Бэр -это как бы выросший и ставший взрослым Медведь. 

6.В книге не дана прямая мотивировка происхождения Леса и его обитателей. В первой главе Пух -- просто 

291 

обыкновенный игрушечный медведь, любимая игрушка, о которой отец рассказывает мальчику истории. Эпизод в зоопарке, в котором Кристофер Робин по каким-то таинственным проходам попадает к живому настоящему медведю, в дальнейшем тексте никак не развит и поэтому несколько повисает в воздухе. Легко объяснить эту амбивалентность этиологии ВП, если принять гипотезу, в соответствии с которой эпизод в зоопарке происходит во сне. Наблюдения, сделанные автором этих строк над записями снов (см. [Руднев 1999]', ср. также классические исследования 3. Фрейда [Фрейд 1991] и В. Н. Топорова [ Топоров 1995]), показывают, что, как правило, всякое узкое, замкнутое, ступенчатое пространство является пространством сновидения, так же как, впрочем, и для мифопоэтического сознания [Топоров1976]. Таким образом, можно предположить, что Кристофер Робинприходит в зоопарк во сне и встречается там с живым медведем. Мотивация сном, весьма обычная в литературе, открыто декларирована в "Алисе" Кэрролла, на которую Милн ориентировался и реминисценции к которой есть в ВП. 

7.См. "Обоснование перевода". 

8.См. "Обоснование перевода". 

9.См. "Обоснование перевода". Ther, конечно, ничего не значит. Кристофер Робин эмфатически подчеркивает биполовую, андрогинную природу Пуха, где женская (Winnie) и мужская (Пух) половины имеют, так сказать, равные права. 

10.Стихотворение переведено в форме хокку, трехстишия 5+7+5 слогов. Такая форма отвечает медитативному настроению стихотворения. О принципах перевода стихов см. "Обоснование перевода". 

292 

11.Это стихотворение является во многом ключевым для понимания прагмасемантической проблематики ВП. Сопоставление-отождествление медведя с пчелой покоится на основе фонетического сравнения соответствующих слов в английском языке -- bear (медведь) и bee (пчела). Можно предположить, что это сходство является также этимологическим, так как оба эти слова представляют собой звукоподражания: bear -- тот, кто рычит; bee -- тот, кто жужжит, гудит. В русском языке слово 'пчела' по своему происхождению (от др. русск. 'бъчела'), -- по-видимому, того же корня и первоначального значения (того же корня слова 'бык' и 'букашка'). Помимо фонетико-этимологического сходства отождествление этих слов имеет логико-семантический и онтологический смысл -- то, что можно назвать Парадоксом Пуха. В этом стихотворении утверждается, что (дословный перевод) "это очень забавная мысль, что, если бы Медведи были Пчелами, они бы строили свои гнезда на дне деревьев. И, таким образом (если бы Пчелы были Медведи), нам не нужно былобы карабкаться по всем этим лестницам". Понять это контрфактическое суждение можно только так: если бы медведи были пчелами, при этом оставаясь медведями, то есть продолжая любить мед и не умея летать, они бы строили свои гнезда внизу, и тогда пчелы, в свою очередь, поменявшись с медведями, сохранили бы и то, и другое качество. Получается, что медведи, ставши пчелами не забывают про то, что они все же медведи, и vice versa. В результате получаются два гибридных вида: 

Медведи-Пчелы и Пчелы-Медведи. Логически они тождественны, а прагматико-этиологически нет. Медведь, превратившийся в пчелу, -- это медведь по происхождению, и наоборот. В соответствии с этой логикой, если бы медведь превратился в поросенка, он стал бы медведем-поросенком, то есть медведем по происхождению и по сути и поросенком по обличью, и наоборот. То есть он 

293 

проявлял бы фундаментальные признаки поведения медведя (например, любил бы мед), но был бы подобно Поросенку трусливым. Это стихотворение переведено разностопным амфибрахием с чередованием двух 4-стопных строк с мужскими окончаниями и двух 3-стопных с женскими -- сокращенно Ам 4433 ааББ. Этот размер в русской поэзии XX века ассоциируется с творчеством Анны Ахматовой ("В тот год мы сошли друг от друга с ума...", "Одно, словно кем-то встревоженный гром..."). По воспоминаниям современников Ахматовой, она, придумывая стихотворение, гудела, как пчела. 

12.Стихотворение переведено разностопным хореем 4343 АбАб, традиционным в русской поэзии размером колыбельной песни ("Спи, младенец мой прекрасный, / Баюшки-баю...") [Гаспаров 1983}. 

13.Заключительные слова рассказа пародируют элементы этиологического мифа -- о происхождении имен [Мелетинский 1976}. 

14.От звукоподражания hum -- хмыкать. 

15.В этом абзаце рефлексия над проблемой отсутствия самотождественности сочетается с перинатальной тематикой (см. также вступительную статью, раздел 6). По сути, глава посвящена вторичному переживанию своего рождения Пухом с целью снятия психологической травмы (для Пуха символом этой травмы является его тучность, которая ассоциируется с беременностью, -- он наедается у Кролика и не может вылезти из норы. Соотнесенность тучности и беременности является, по Э. Фромму, универсальным символом [Fromm 1951}. Дыра в земле, в которую Пух лезет головой вперед, олицетворяет материнское лоно, так же как и сама земля в ми 

294 

фологии отождествляется с материнским лоном (мать-сыра земля). 

16.Здесь происходит игра на прагматических парадоксах и необходимых истинах. "Я здесь" -- прагматически истинное высказывание, "Меня здесь нет" -- прагматически ложное.Кролик, отрицая факт своего присутствия, самим фактом отрицания выдает свое присутствие. 

17.Как уже говорилось выше (см. вступительную статью), Пух, который плохо разбирается в абстрактной лексике (не понимает длинных слов и косвенных речевых актов) и, напротив, очень силен в конкретной прагматической стихии речевой деятельности. Кажется тривиальным, что Пух понимает, что кто-то должен сказать "Никого". Но, вероятно, если бы сходный случай произошел с оторванным от речевой прагматики Сычом, то последний мог бы удовлетвориться ответом вроде: "Ах, никого. Ну тогда понятно. Приношу свои извинения!" Реалистичность Пуха ни в коей мере не противоречит его логико-прагматическим способностям: для того, чтобы утвердить ценность действительного мира, необходимо понять и оценить то, как могли бы обстоять дела в других положениях вещей (в других возможных мирах). 

18.Мучения Пуха, застрявшего на самом выходе из дыры, соответствуют, по С. Грофу, четвертой перинатальной матрице -- характерное сочетание агрессивности и оптимизма [Гроф 1992}. 

19.Описанное здесь действие напоминает обряд кувады, описанный еще Тейлором и Фрезером, когда муж, чтобы помочь рожающей женщине, проделывает магические действия, связанные с символическим рождением [Фрэзер 1992}. 

295 

20.Интерпретацию имени этого персонажа см. в статье "Обоснование перевода". 

21.В оригинале Trespassers W -- обрывок объявления, которое могло бы висеть перед частным владением: 

"Trespassers will be prosecuted" (Нарушители границ будут преследоваться по закону) [Milne 1983: 398}. 

22.На уровне языка эллиптические высказывания И-i являются характерным примером говорения ни о чем, которое развито в ВП чрезвычайно сильно (см. раздел 8 вступительной статьи). На психологическом уровне этой эллиптичности соответствует неопределенность ситуации. И-i понимает: что-то с ним не в порядке, но не знает, что именно. 

23.Невозмутимая покорность к такого рода вещам заставляет вспомнить произведения Ф. Кафки. 

24.Утешение является достаточно сложным речевым актом. В терминах А. Вежбицкой его экспликация могла бы выглядеть примерно так: "Зная, что ты находишься в плохих обстоятельствах и что ты бы хотел находиться в хороших обстоятельствах, и желая тебе этого, я говорю тебе, что обстоятельства переменятся" [Wiersbicka 1970]. Для Пуха это слишком абстрактно. Сделать что-то полезное -- это сфера практической прагматики, в которой он силен: 

если потерян хвост, надо его найти, а если день рождения, надо делать подарки. Два раза Пуху удается помочь И-i не пустыми разговорами, а продуктивными действиями. 

25.Пейзаж в ВП достаточно своеобразен. Природа будто принимает живое участие в действии. Можно сказать, что обитатели Леса настроены пантеистично. Солнце, снег, ветер, вода, холод, жара -- важные атрибуты, со 

296 

провождающие ключевые главы книги. При этом солнце несет бодрость, ветер -- разрушение, холод -- заставляет заботиться о жилье, вода -- символ времени и смерти. 

26. 1акр = 0,4047 Га. По воспоминаниям К. Милна, реальный лес-прототип Леса насчитывал пять акров [Milne 1983:80]. 

27.Пример широкого использования дейксиса в ВП. Подробнее см. в разделе 8 вступительной статьи. 

28.Каштаны. 

29.Искаж. англ. "Пожалуйста, звоните, если требуется ответ". 

30.Искаж. англ. "Пожалуйста, подергайте, если не требуется ответ". 

31.Комизм здесь в том, что Пух сам употребляет длинные слова. 

32.Сыч стоит тут на отвлеченно-семантической позиции: предполагается, что чихнувший должен осознавать, что он чихнул. Пух придерживается конкретно-прагматической позиции. Нельзя знать, что кто-то чихнул, если никто не чихал. Для Сыча знание о собственном чихании входит в семантику слова 'чихнуть'. Для Пуха важно, что чихнуть можнои не заметив этого, но вот услышать несуществующее чихание невозможно. 

33.Прагматическая защита от безудержного речеупотребления состоит в отключении сознания одного из участников беседы от разговора и переключении на что-то свое. 

297 

34.Характерное для ВП речеупотребление, когда упор делается не на то, о чем говорится, а на дейктическое оформление. В прагмасемантике языка именно это оформление особенно важно. Единицами живой речи являются реплики в диалоге. При этом важно не только то, что говорится, но сам факт, что это говорится. Так, фраза "Если ты понимаешь, что я имею в виду", одна из самых знаменитых в ВП, имеет не столько семантический, сколько прагматический смысл. Значение этой фразы может быть реализовано только в контексте ее конкретного употребления. Причем принципиально важно, что у говорящего и слушающего денотат может не совпадать. 

35.По-английски Пух это слово произносит, как это делают дети, прибавляя лишний звук: haycorns вместо acorns [Milne 1983: 400}. 

36.Стихотворение переведено 4-стопным хореем, одной из семантических окрасок которого в русской поэзии является мотив бессонницы, утраты и смерти. Отсюда перекличка в переводе с пушкинским стихотворением "Мне не спится, нет огня..." ("Стихи, сочиненные ночью во время бессонницы"), которое входит в своеобразный 4-стопнохореический цикл стихов Пушкина, связанных этой экспрессивно-семантической окраской ("Бесы", "Зорю бьют...", "Если жизнь тебя обманет...", "Зимний вечер" ("Буря мглою небо кроет..."). 

37.Счет овец, кроме того, что он считается средством от бессонницы, соответствует стремлению героев ВП все пересчитывать. См. также раздел 9 вступительной статьи. 

38.Выражение "святая простота" приписывается то Яну Гусу, то Джордано Бруно, произнесшим его якобы 

298 

на костре, когда какая-то старушка принесла подбросить в костер хворосту, чтобы лучше горело. 

39.Дело обстоит так-то и так-то -- выражение самого общего вида высказывания {Витгенштейн 1958}. Совпадение с Витгенштейном, безусловно, случайное. Вряд ли Милну было знакомо имя еще не слишком известного австрийского философа, хотя "Логико-философский трактат" в это время был уже опубликован. Стремление к абстрактному мышлению у Сыча выражается в использовании абстрактной лексики, у И-i оно проявляется в абстрактной пропозициональности. 

40.Загадка трудна для Пуха до тех пор, пока она остается абстрактной. Как только загадка переходит из сферы семантики в сферу прагматики -- то есть не что это значит, а как это можно применять в практической жизни, "с чем это едят". Поэтому из Пуха плохой утешитель, но очень хороший спаситель. Он часто не понимает простых вещей, но догадывается о сложных. 

41.К. Милн в своих воспоминаниях пишет: "Я обожал мастерить различные вещи (Коттлстонским Пирогом, о котором однажды пел Пух, был чехол для яиц, сделанный мной)" [Milne 1976: 53}. Имеется в виду чехол, "которым накрывают сваренное яйцо в рюмке, чтобы оно не остывало на столе" [Milne 1983:402}. 

42.Канга осуществляет здесь достаточно сложный тип речевого поведения. Она разговаривает с Поросенком так, как будто это Ру, который притворяется Поросенком. При этом, чтобы дать Поросенку понять, как она к нему относится, она додумывает речевые действия, которые она якобы некогда производила по отношению к настоящему Ру (ср. [Кларк-Карлсон 1986}). 

299 

43.Пример речевой агрессии И-i, которая в данном случае строится на приписывании собеседнику семантических пресуппозиций, которыми он на самом деле не располагает. 

44.Фраза, достойная английской философии, начиная с Беркли и Юма и кончая Брэдли и Расселом. Мир теряет смысл, перестает существовать, если нет субъекта, который мог бы его воспринимать. 

45.С точки зрения ребенка существование Северного и Южного Полюсов закономерно предполагает существование Западного и Восточного. Если не разбираться в астрономии,то отрицание взрослыми этих последних двух полюсов естественно воспринимается со стороны ребенка как замалчивание чего-то запретного (вроде того, откуда родятся дети). 

46.Сон Пуха развертывается по классической фрейдовской схеме -- это исполнение желания (завоевание Восточного Полюса как укрепления своей позиции культурного героя-первооткрывателя). Характерен мотив леденящей воды, деструктивная роль которой в ВП очевидна: наводнение, река, символизирующая время и грядущее уничтожение детского мира (река находится на границе с Большим Миром). 

47.В этой главе присутствует элемент робинзонады -- бутылка, разрушительная стихия, необитаемый остров, лодка. 


Страница 15 из 17:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14  [15]  16   17   Вперед 

Авторам Читателям Контакты