Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

го раба, 

 

...гибель разослал 

К соседям в чуждые пределы. 

 

Сложнее образ раба. Он, бесспорно, вызывает наше со- 

чувствие. Эпитет "бедный", выразительная картина: "И 

пот по бледному челу / Струился хладными ручьями" - 

создают образ страдающего человека, жертвы деспотичес- 

кой воли князя. Однако нельзя не заметить, что именно 

послушание раба, его покорность, готовность, жертвуя 

жизнью, выполнить волю деспота (ведь князь все равно 

отнял бы у него жизнь, независимо от того, покорился ли 

бы он или же выразил протест!) объективно служит делу 

деспотизма. Раб - не только жертва, но и распространи- 

тель зла. Пушкин подчеркивает это, характеризуя одина- 

ковыми словами раба и стрелы, с помощью которых князь 

разбросал гибель в чужих странах: раб "послушно в путь 

потек", князь разбросал "послушливые стрелы". Покор- 

ность раба превращает его не только в жертву, но и в 

соучастника зла. Эта мысль связывает "Анчар" с пред- 

шествующими изученными нами стихотворениями Пушкина и 

несет в себе идею возмущения против зла. Как мы уже от- 

мечали, "Вакхическая песня" заканчивается словами "да 

скроется тьма!". Характерно, что хотя действие "Анчара" 

развертывается в пространстве пустыни и постоянно упо- 

минаются жар, зной, безводность, во всем стихотворении 

нет слов "солнце" и "свет". Свет и солнце для Пушкина 

несовместимы со злом и рабством, зато образы тьмы в 

стихотворении мелькают: "вихорь черный", "лист дрему- 

чий". Мы уже говорили, что "Анчар" - одно из самых 

мрачных стихотворений Пушкина, но и оно несет в себе 

надежду на возможность света. 

Работа над композицией. Проделав текстуальный анализ 

стиха за стихом, можно рассмотреть с учениками компози- 

цию стихотворения, то есть проследить, как основная 

мысль Пушкина развивается на протяжении текста. Здесь 

следует начать с разделения стихотворения на две смыс- 

ловые и интонационные половины (первые пять строф и 

последующие четыре, начиная с союза "но"). Основная 

мысль этих частей может быть определена как "Зло в при- 

роде" и "Зло в обществе", однако заглавия частям жела- 

тельно подобрать из текста стихотворения. Далее нужно 

сопоставить образ анчара и образ князя, подчеркнуть от- 

сутствие образа раба в первой части (в природе нет 

рабства, тигр и птица убегают от анчара) и вспомнить 

образ раба во второй части. В заключение следует свя- 

зать стихотворение с посланием "К Чаадаеву" и "Вакхи- 

ческой песней". 

 

"НА ХОЛМАХ ГРУЗИИ ЛЕЖИТ НОЧНАЯ МГЛА..." 

 

В предшествующей работе ученики рассмотрели общест- 

венно-политическую и философскую лирику Пушкина. Со 

стихотворения "На холмах Грузии лежит ночная мгла..." 

они переходят к интимной и любовной лирике поэта. Уси- 

лия преподавателя должны быть направлены на то, чтобы 

показать, с одной стороны, своеобразие интимной лирики, 

а с другой - не потерять композиционного единства всего 

раздела. В конечном счете, ученики должны воспринять 

эту часть как закономерное продолжение предшествующей, 

а всю поэзию Пушкина - как единое целое. 

1. В работе над стихотворением следует обратить вни- 

мание учеников на его простоту. Стихотворение невелико 

по объему, написано простым языком, не содержит ни нео- 

бычных сравнений, ни красочных метафор и, кажется, не- 

посредственно и просто вылилось из-под пера автора. Та- 

кое ощущение должно некоторое время оставаться у учени- 

ков. До того, как они начнут анализировать текст, они 

должны его очень внимательно прочесть и проникнуться 

его настроением. 

Приступая к анализу, следует обратить внимание уче- 

ников на фотографию рукописи Пушкина, черновик 

стихотворения "На холмах Грузии...". Мы видим следы 

напряженной работы поэта: обилие зачеркнутых, исправ- 

ленных и переделанных строк. Из этого следует сделать 

вывод, что простота и легкость стихотворения явились 

результатом упорного труда автора и что, следовательно, 

в тексте нет ни одного случайного слова: каждое из них 

имеет глубокий смысл и именно потому такое короткое 

стихотворение может производить столь глубокое впечат- 

ление. Попробуем определить эти смыслы. Два первых сти- 

ха дают пейзажную картину: 

 

На холмах Грузии лежит ночная мгла, 

Шумит Арагва предо мною. 

 

Пейзаж содержит скрытое противопоставление двух на- 

чал. Первый стих рисует холмы - возвышенности, поднятые 

к небу. Второй - лежащую у ног поэта глубокую реку. 

Чувство глубины подчеркивается глубоким звуком "у": 

"Шумит Арагва предо мною". Таким образом, первые строки 

вводят в сознание читателя образы высоты и глубины. Но 

еще более важна упомянутая в первом стихе "ночная 

мгла". Мы уже много говорили о значении света и темноты 

в поэзии Пушкина. Ночь, которая обычно встречалась нам 

в негативном контексте, здесь впервые связана с лири- 

ческими, задушевными переживаниями автора. Подумаем над 

этим. Прежде всего задумаемся над словом "мгла". Мгла у 

Пушкина никогда не означает просто темноту, а всегда 

ночную тьму, перемешанную с чем-либо. На следующем уро- 

ке, изучая стихотворение "Зимний вечер", мы столкнемся 

с выражением "Буря мглою небо кроет...". Там слово 

"мгла" будет означать ночную темноту, пронизанную вих- 

рями белого снега - смесь черного и белого. В стихотво- 

рении "На холмах Грузии..." ночная мгла создает сразу 

два образа - ночи и лунного света. Ночь, о которой го- 

ворит Пушкин, - светлая ночь, пронизанная успокаивающим 

и примиряющим светом луны. 

Таким образом, пейзаж первых строк содержит и образы 

горных вершин, и глубокую реку, текущую в темноте, и 

ночную тьму, и лунный свет. Это противоречие имеет, од- 

нако, не трагический, а примиренный характер, что под- 

черкивается спокойной музыкальной организацией стиха. 

Попросите учеников выписать гласные и согласные фонемы. 

Произведя эту работу, они убедятся в обилии и разнооб- 

разии согласных звуков: их почти столько же, сколько 

гласных. Кроме того, обильно представлены плавные: м, 

н, л. Все это вместе создает картину контрастную и при- 

миренную одновременно, широкую и спокойно-печальную. 

Третий и четвертый стихи характеризуют внутреннее 

состояние лирического героя. Оно находится в согласии с 

окружающим пейзажем. Чувства, испытываемые героем-авто- 

ром, противоречивы: "грустно и легко" - это не только 

разные, но и трудносовместимые чувства. Объяснение их 

соединению дает выражение "печаль моя светла": подобно 

тому как ночная темнота, пронизанная лунным светом, де- 

лается не страшной, не враждебной, а грустной и поэтич- 

ной, печаль пронизана светом. Каким светом (светом че- 

го), в стихе пока не говорится. Этому посвящен следую- 

щий стих: 

 

Печаль моя полна тобою. 

 

Введенное в стихотворение поэтическое "ты" - образ 

неназванной возлюбленной (о том, кому Пушкин адресовал 

это стихотворение, мы точно не знаем, вопрос этот до 

сих пор составляет предмет споров комментаторов) - ста- 

новится источником света. Именно ею полна печаль, и это 

делает печаль светлой. Параллелизм пейзажа и душевного 

мира подчеркивается системой звуковых повторов: слова 

третьего стиха повторяют звуки первого, являясь как бы 

их эхом. Ср.: 

 

Грузии - грустно 

Лежит мгла - легко 

Ночная - печаль 

Мгла - моя светла 

 

Следующие четыре стиха меняют интонацию. Спокой- 

но-печальная повествовательная интонация первого четве- 

ростишия делается более напряженной. Одновременно уве- 

личивается число слов, несущих семантику победы любви 

над грустью и света над темнотой, - "горит", "любит". 

Следует обратить внимание на еще одну важную особен- 

ность: стихотворение посвящено любви и представляет со- 

бой авторский монолог. И по жанру, и по типу речи в 

центре должен быть субъект. Между тем в стихотворении 

не встречается местоимение "я" в форме подлежащего. Од- 

новременно бросается в глаза наличие безличных конс- 

трукций: "мне грустно", "мне легко". Носитель речи по- 

является лишь в косвенных падежах, что не создает эго- 

центрической структуры. Место поэтического "я" и, од- 

новременно, место подлежащего в предложении занимают 

слова "печаль", "сердце" - свободные от эгоцентрической 

окраски. Тем более сильно звучит выделенность поэтичес- 

кого "ты". Это придает стихотворению особую окраску. 

Любовь, о которой говорит поэт, - любовь не эгоистичес- 

кая, а самопожертвенная. Это особенно ясно в ранней, 

черновой редакции стихотворения: 

 

Все тихо - на Кавказ идет ночная мгла 

Мерцают звезды предо мною 

Мне грустно и легко - печаль моя светла 

Печаль моя полна тобою 

Я твой по-прежнему - тебя люблю я вновь 

И без надежд, и без желаний 

Как пламень жертвенный чиста моя любовь 

И нежность девственных мечтаний. 

 

После того, как проделана работа по комментированно- 

му чтению текста, учащиеся подготовлены для выполнения 

самостоятельных заданий. 

Как читать стихотворение "На холмах Грузии...". Со- 

общаемые в этом разделе сведения даются для учителя: 

они должны помочь ему найти правильные интонации при 

чтении текста. Целесообразность же доведения их до све- 

дения учеников должна определяться в конкретных обстоя- 

тельствах. Изучаемое стихотворение отличается необычай- 

ной музыкальностью. Оно 

 

Сохранена пунктуация оригинала. 

 

 

удобно для того, чтобы дать ученикам почувствовать 

красоту звучания пушкинских стихов. Но чтобы правильно 

прочесть стихотворение, учитель должен понимать тайны 

построения текста. 

1. Мы уже убедились в том, что фонологическая парти- 

тура стихотворения построена с большой тонкостью. Так, 

слово "Грузия" почти полностью повторено в звуковом от- 

ношении словом "грустно" (переход "з" в "с" накладывает 

легкое оглушение; произношение этой фонетической разни- 

цы составит трудность для учащихся-эстонцев, но тут 

следует добиваться правильности артикуляции, которая 

создает значимый оттенок). Совпадение звуков для Пушки- 

на, видимо, поддерживалось смысловой ассоциацией. Из- 

вестно, что в другом стихотворении он сказал: 

 

Не пой, красавица, при мне 

Ты песен Грузии печальной... 

 

Ассоциация эта имела для Пушкина музыкальный харак- 

тер. В примечаниях к "Кавказскому пленнику" он писал: 

"Песни грузинские приятны и по большей части заунывны". 

Печальный - грустный - заунывный образуют смысловой 

ряд, подкрепляющий звуковое совпадение Груз - грус. 

В "На холмах Грузии..." семантика эта получает расп- 

ространение: Грузии-грусть-унынья-мучит придают фонеме 

"у" значение грусти. Ей противостоит группа слов с йо- 

тированным "у" (ю): тобою, любит, любить. Антитеза "у" 

- "jy" (ю) получает значение антитезы грусти и любви. 

Между грустью и любовью особое место занимает печаль. 

"Мне грустно и легко": "грусть" и "легкость" сосущест- 

вуют как два совмещенных, но несовместимых понятия. 

"Печаль моя светла": свет не сосуществует с печалью, а 

пронизывает ее, становится ее качеством. Печаль - это 

соединение света и грусти, как мгла - слияние ночи и 

лунного сияния. Отсюда значимость звуковых совпадений: 

 

ночная - печаль 

ночная мгла - печаль полна 

 

Но звуковой образ слова "печаль" распространяется на 

все слова с ударным "а": мгла, Арагва, светла, полна. 

Наконец, вторая половина стихотворения выделяется 

частой повторяемостью и высокой значимостью ударного 

"о". В первой половине оно встречается только в паре 

"мною-тобою". Во второй оно наполняется светом, идущим 

от образа возлюбленной, и торжествующе звучит в сочета- 

нии: "Тобой, одной тобой". Это придает (наряду с син- 

таксической выделенностью, о чем речь пойдет дальше) 

особую многозначительность намеку, содержащемуся в сло- 

ве "оттого", связывая также сердце поэта ("оно") с "то- 

бою". Замена "у" на "о" в сочетаниях грустно - горит 

преобразует значение звуков из печальных в торжествен- 

ные и почти ликующие. 

Сложность и тонкость звуковой организации стихотво- 

рения требует внимательного и прочувствованного произ- 

ношения текста. Звуки не следует аффектировать, но каж- 

дый должен прозвучать как нота в концерте; четко и без 

фальши. Это делает работу над чтением стихотворения 

прекрасным фонетическим упражнением, что особенно важно 

для учащихся-эстонцев. 

2. При чтении следует иметь в виду и тонко организо- 

ванную поэтом грамматическую структуру текста. В сти- 

хотворении варьируются глагольные формы: объективность 

активных личных форм первых двух стихов сменяется конс- 

трукциями, создающими образ субъективного состояния но- 

сителя речи. В последних стихах повествование возвраща- 

ется к личным глагольным формам. Но субъектом - носите- 

лем действия здесь выступает не "я", а "сердце", а сам 

автор-повествователь как бы со стороны, в некотором 

раздумье наблюдает за своим сердцем. Таким образом, хо- 

тя напряжение в интонации к концу стихотворения нарас- 

тает, господствует все же задумчивое выражение речи 

наблюдателя. 

Внимательный анализ грамматических элементов стиха 

должен подсказать и другие интонационные решения. Так, 

например, второй и четвертый стихи связаны банальной 

рифмой "мною - тобою". Однако банальность ее мнимая, 

так как грамматически они весьма отличны по функции: 

"предо мною" - местоимение "мною" почти низведено до 

роли части сложного предлога, указывающего на место, в 

котором шумит Арагва. "Печаль... полна тобою": 

"тобой" - определяющий элемент группы сказуемого. 

Разница грамматических функций непосредственно отража- 

ется в разнице интонаций. В стихе: 

 

Шумит Арагва предо мною - 

 

ни в коем случае не следует интонационно выделять 

"мною". Между тем в "Печаль моя полна тобою" заключи- 

тельное слово четверостишия следует произнести как са- 

мое важное, выделив его интонацией и замедленностью 

чтения. 

3. Соотношение ритмики и синтаксиса - один из опре- 

деляющих моментов интонационного рисунка текста. Сти- 

хотворение написано относительно редким у Пушкина и 

всегда почти связанным с медитативной элегией размером: 

чередованием шести- и четырехстопного ямба. Такое 

построение задает определенную интонацию: длинные не- 

четные строки дают как бы экспозицию мысли, а краткие 

четные - развивают или поясняют ее. Такое разделение 

функций поддерживается в первом четверостишии четкостью 

синтаксической границы между стихами: каждый стих - за- 

конченная синтагма, и границы ритмических и синтакси- 

ческих интонаций совпадают. Это обусловливает четкое 

чередование голоса при чтении четных и нечетных стихов. 

Во втором четверостишии, на фоне уже заданной инто- 

национной инерции, картина меняется: первая синтагма - 

неполная и как бы взволнованно оборванная - кончается в 

середине стиха, а вторая - мучительно протяженная - за- 

нимает полторы строки. В последних двух стихах граница 

между синтагмами также падает не на конец предпоследне- 

го стиха, а на вторую его половину. Союзное слово "от- 

того" попадает в несвойственное ему по смысловому весу 

место - в рифму. Это требует подчеркнутой выделенности 

голосом, заставляющей ждать особо важного сообщения. 

Однако в последнем стихе объяснение причины любви - а 

именно этого мы ждем после такого выделения "оттого" - 

фактически отсутствует: в нем говорится: "любит оттого, 

что любит". Этот тавтологический конец стихотворения 

создает исключительно значимое противоречие между инто- 

нацией и содержанием. Интонация, которая в ходе второго 

четверостишия все время повышалась и на "оттого" дос- 

тигла высшего напряжения, вдруг как-то беспомощно и 

растерянно падает: поэт сам не может объяснить, отчего 

он любит, и просто смиряется с неизбежностью этого без- 

надежного и бескорыстного чувства. Но именно наивность 

мотивировки делает ее полной глубокого значения: любовь 

не нуждается в причинах и хитроумных объяснениях. 

Стихотворение заканчивается задумчивой, грустной и 

даже несколько удивленной интонацией. 

Как мы видим, смысловая и интонационная партитура 

стихотворения очень сложна. Но читать стихотворение на- 

до предельно просто, "убирая интонации внутрь". 

 

"ЗИМНИЙ ВЕЧЕР" 

 

Стихотворение "Зимний вечер" - последнее в цикле 

изучаемой пушкинской поэзии. Работа над ним имеет ито- 

говый характер и должна завершиться обобщающим разгово- 

ром о поэзии Пушкина. Более того, поэзия Пушкина в на- 

шем обучении была органически связана со стихотворения- 

ми Жуковского, Крылова, Рылеева. После "Зимнего вечера" 

учащиеся начинают работать с прозой, что требует совер- 

шенно иного методического подхода. Лирика Лермонтова, 

изучаемая после прозы Пушкина, идейно и тематически 

принадлежит другой эпохе. Таким образом, завершая изу- 

чение "Зимнего вечера", следует подвести итог всему 

пройденному поэтическому материалу. 

Текстуальная работа. Начиная работу над "Зимним ве- 

чером", мы можем опереться на знания, полученные при 

изучении "На холмах Грузии...". В первом четверостишии 

"На холмах Грузии..." мы выделили согласие между наст- 

роением, разлитым в природе, и состоянием души поэта. 

Поэт как бы сливался с природой. Перед ним текла река, 

за ним возвышались горы, и все настроение теплой лунной 

ночи гармонировало с его печальным раздумьем. 

Стихотворение "Зимний вечер" строится на контрасте 

между природой и настроением поэта. Как и в "На холмах 

Грузии...", в первом стихе нам встречается слово 

"мгла". Но это мгла другого рода. Темнота зимней ночи 

пронизана крутящимся снегом, а не умиротворяющим лунным 

светом. В "На холмах Грузии..." мгла, льющаяся от луны, 

не закрывала ясного неба. Это видно из уже приводивше- 

гося выше чернового варианта: 

 

Все тихо - на Кавказ идет ночная мгла 

Мерцают звезды предо мною. 

 

Звезды на небе - верный знак ясной ночи и чистого 

неба. 

В "Зимнем вечере" мгла - порождение бури, она кроет 

небо и создает совершенно другой пейзаж: мутную темноту 

непроглядной зимней ночи. 

Встречалось нам и слово "вихрь". В стихотворении "Ан- 

чар" оно отождествлялось со злым началом в природе: 

 

...Вихорь черный 

На древо смерти набежит... 

 

Образ крутящихся вихрей в сознании Пушкина неизменно 

связывался с чем-то зловещим, страшным, с потерей пути, 

блужданием в темноте. Ср. в стихотворении "Бесы": 

 

Вьюга мне слипает очи; 

Все дороги занесло; 

Хоть убей, следа не видно; 

Сбились мы. Что делать нам! 

В поле бес нас водит, видно, 

Да кружит по сторонам. 

 

Еще более выразительно в "Капитанской дочке": "Ветер 

завыл; сделалась метель. В одно мгновение небо смеша- 

лось со снежным морем. Все исчезло. "Ну, барин, - зак- 

ричал ямщик, - беда: буран"... 

Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер 

выл с такой свирепой выразительностью, что казался оду- 

шевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли 

шагом - и скоро стали. "Что же ты не едешь?" - спросил 

я ямщика с нетерпением. "Да что ехать! - отвечал он, 

слезая с облучка; - невесть и так куда заехали; дороги 

нет, и мгла кругом"". 

Заключительные слова "дороги нет, и мгла кругом" 

прямо перекликаются с "Зимним вечером". 

Итак, стихотворение начинается с картины разбушевав- 

шейся враждебной стихии. Это подчеркивается звукоподра- 

жанием. Первые четыре стиха выделяются воющими звуками 

"у" и "р" (буря, крутя) и звуковым повторением (зверь, 

заплачет). Воющие звуки первых четырех стихов особенно 

заметны при сравнении с шуршащими последних четырех 

стихов той же строфы ("обветшалый", "соломой зашуршит", 

"в окошко застучит"). 

Вторая строфа вводит в стихотворение образ "бедной 

лачужки". Все стихотворение построено на противопостав- 

лении мира бури - того, что находится за стенами дома, 

мира наружного, внешнего, и мира дома - того, что зак- 

лючено внутри "бедной лачужки". Внешний мир наделен 

чертами хаоса, там господствуют темнота, холод, беспо- 

рядочное движение и разнообразные, тоже не согласован- 

ные между собой, резкие звуки. Буря - "воет", "плачет", 

"шуршит", "стучит", "завывает". Этому шабашу звуков 

противостоит тишина ("приумолкла у окна") и однообраз- 

ный, ровный "домашний" звук жужжащего веретена. Проти- 

вопоставление безопасного светлого и теплого, своего 

пространства дома угрожающему, холодному и чужому внеш- 

нему миру встречается постоянно в поэзии Пушкина и свя- 

зано для него с глубокими философскими размышлениями. 

Дом для Пушкина - "родное пепелище", место, где человек 

ощущает свою ценность, не завися ни от царей, ни от 

жандармов, ни от цензуры. В стихотворении "Вновь я по- 

сетил..." Пушкин, думая о будущих поколениях, представ- 

ляет их себе в образе внука, который в том же родовом 

углу, в котором сейчас находится поэт, через десятки 

лет вспомнит о нем. Дом, в котором жили деды и в кото- 

ром будут жить внуки, получает в сознании Пушкина сим- 

волический характер: он связывается с гордой независи- 

мостью человеческой личности, чувством собственного 

достоинства. Говоря о любви к родному дому, к отеческим 

могилам, Пушкин писал: 

 

На них основано от века 

По воле бога самого 

Самостоянье человека 

И все величие его. 

 

Слово "самостоянье", созданное Пушкиным, замечатель- 

но выражает понятие гордости, чувства уважения к себе, 

соединения культуры с ценностью человеческой личности. 

Все это связывается Пушкиным с понятием родного дома. А 

родным домом для него был во всю его жизнь только один 

дом - уединенный домик в Михайловском, где он оказался, 

высланный из Одессы, в 1824 -1826 гг. один с няней сво- 

ей Ариной Родионовной и где в занесенном снегом доме 

проводил с ней долгие зимние вечера. Именно об этом до- 

ме - "ветхой лачужке" - и говорит поэт в стихотворении 

"Зимний вечер". Стихотворение построено как столкнове- 

ние двух начал: хаотического начала зимней бури и несу- 

щего защиту и безопасность дома. Особенность стихотво- 

рения в том, что активность принадлежит буре. С этого 

слова начинается стихотворение, это слово своим звуко- 

вым комплексом задает основной тон фонологической ок- 

раске текста, оно же означает носителя основных актив- 

ных действий. Вокруг бури сосредоточены активные глаго- 

лы, приписывающие ей целенаправленную деятельность. В 

результате буря одушевляется и персонифицируется. Она 

как бы становится лицом, наделенным злой волей и имею- 

щим свою, враждебную поэту, цель. Буря стремится про- 

никнуть в дом, она ищет проходов на крыше, шурша соло- 

мой, или стучит в окно, как путник. Воя зверем, она за- 

пугивает тех, кто в доме; плача, как ребенок, она обма- 

нывает их, пытаясь выманить наружу. 

Дом противостоит буре. Однако в посвященной ему вто- 

рой строфе поэт подчеркивает ненадежность этой защиты. 

Дом назван "ветхой лачужкой". Уже это показывает, что 

против мощного натиска стихии он - ненадежный оплот. О 

том же говорит и описание внутренности дома. Буря как 

бы уже проникла в дом, ее завывание раздается внутри 

дома. И при этом, что очень важно, "ветхая лачужка" не 


Страница 92 из 95:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91  [92]  93   94   95   Вперед 

Авторам Читателям Контакты