Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

русской поэзии. Несмотря на очевидные успехи советской 

науки о Лермонтове, творчество поэта все еще остается 

значительно менее исследованным, чем, например, насле- 

дие Пушкина, Гоголя или Толстого. Все еще возможен спор 

не по частным вопросам истолкования того или иного про- 

изведения Лермонтова, а по самым коренным проблемам его 

мировоззрения, идейной эволюции, творческого метода. 

Если к этому прибавить то бесспорное обстоятельство, 

что даже на фоне неоскудевающего интереса современного 

советского читателя к вечно живой традиции русской и 

мировой классической литературы Лермонтов выделяется 

особенной "мо- 

 

 

1 Хотелось бы лишь, чтобы вопрос о традиции не толь- 

ко русской, но и западноевропейской литературы был пос- 

тавлен в статье более широко. Любопытно было бы сопос- 

тавить "Душеньку" не только с "Любовью Амура и Психеи" 

Лафонтена - сравнение напрашивается в силу сюжетной 

близости поэм, - но и, например, с "Обероном" Виланда. 

2 Максимов Д. Поэзия Лермонтова. Л., 1959. 

 

 

лодостью" (факт, хорошо знакомый каждому, кто наблюдал 

за читательскими интересами молодежи), станет понятно, 

с каким вниманием встречается каждая новая книга о 

творчестве писателя. 

Книга Д. Максимова называется "Поэзия Лермонтова". 

Однако фактически она значительно шире своего заглавия. 

Строя свое исследование как серию научных очерков, час- 

тично посвященных общим вопросам художественного разви- 

тия поэта ("Поэзия Лермонтова"), частично освещающих 

некоторые важные аспекты его творчества ("Тема простого 

человека в лирике Лермонтова"), вопросы лермонтовской 

традиции ("Лермонтов и Блок") или представляющих моног- 

рафический анализ отдельного произведения ("Мцыри"), 

автор не ставит перед собой задачи исчерпывающего изу- 

чения всех сторон многогранного наследия Лермонтова-по- 

эта. Но круг рассматриваемых им вопросов настолько ши- 

рок и настолько связан с самыми существенными проблема- 

ми творчества писателя, что у читателя остается в памя- 

ти не ряд частных разысканий, объединенных лишь общ- 

ностью имени изучаемого писателя, а единый, многогран- 

ный и в значительной степени по-новому увиденный образ 

великого поэта. Это единство книге придает стремление 

автора раскрыть в творчестве Лермонтова самое основное 

- его идейно-художественное своеобразие. Исключение 

здесь, пожалуй, составляет лишь заключительный очерк 

"Лермонтов и Блок", который стоит несколько особняком, 

лишь намечая, но не исчерпывая собой темы о Лермонтове 

и последующей традиции русской поэзии. 

В результате отказа автора от монографического расс- 

мотрения всего поэтического наследия Лермонтова книга 

приобрела, на первый взгляд, известную неполноту. Одна- 

ко та же особенность построения имеет бесспорные поло- 

жительные стороны: она позволила автору не повторять 

того, что сделано его предшественниками, а сосредото- 

чить свое внимание на малоизученных, спорных, а часто и 

совершенно новых, еще не поднимавшихся в исследователь- 

ской литературе вопросах. Этим определяется и общее 

впечатление новизны, свежести аналитической мысли, ко- 

торое оставляет книга. Ощущение это поддерживается ши- 

роким и свободным привлечением богатого историко-лите- 

ратурного материала. 

Центральное место в работе занимает обширный обзор 

поэтического наследия Лермонтова. Анализируя стихотвор- 

ные циклы, поэмы, широко привлекая материал драматургии 

и прозы Лермонтова, Д. Максимов раскрывает природу осо- 

бого "лермонтовского" взгляда на жизнь. В книге цент- 

ральное место занимает "лермонтовский человек" - тот 

гневный, протестующий, героический и трагический образ, 

который возникает из лирики поэта. Исследователь вскры- 

вает неразрывную связь и единство разрушительных и со- 

зидательных тенденций в поэзии Лермонтова, ее лиризма и 

обличения. "Грозная сила стиха и затаенная в нем горя- 

чая и трепетная интонация неотделимы здесь друг от дру- 

га. Сочетание этих двух лирических начал является одной 

из самых примечательных особенностей Лермонтова, выде- 

ляющей его на фоне русской поэзии" (с. 19). 

Бесспорное сочувствие вызывает стремление автора ре- 

абилитировать значение романтизма как прогрессивного 

художественного метода, во многом определившего своеоб- 

разие поэтического сознания Лермонтова. "Пора отказать- 

ся, - пишет он, - от недооценки романтизма, от нежела- 

ния видеть в нем - в первую очередь в творчестве левых 

романтиков - великое прогрессивное явление литературы" 

(с. 13). Эволюция Лермонтова в сторону реализма не дает 

права рассматривать его романтическую поэзию как худо- 

жественно неполноценную, своеобразный "грех юности", 

избавление от которого составляет смысл творческого 

развития поэта. 

Как показывает Д. Максимов, сам переход Лермонтова к 

реализму (в отличие, например, от Пушкина) не означал 

отказа от коренных принципов романтизма. "Особенностью 

этого процесса является то, что он не снимает романти- 

ческого лиризма Лермонтова и вполне уживается с поэти- 

зацией мятежного духа лермонтовских героев, а - в из- 

вестной мере - объективирует эту романтическую стихию" 

(с. 65). 

Совершенно новую, не замеченную другими исследовате- 

лями сторону творчества Лермонтова освещает глава "Тема 

простого человека в лирике Лермонтова". Вопрос этот 

имеет особо важное значение для понимания всего твор- 

чества Лермонтова. Образ "простого человека", сопровож- 

дающий Лермонтова на всех этапах его поэтической жизни, 

имеет сложную судьбу, не учитывая которой нельзя понять 

взаимоотношений романтического героя и народа в произ- 

ведениях поэта. Глава раскрывает конкретно-историческое 

содержание народности поэзии Лермонтова. Свежо и инте- 

ресно написаны страницы, посвященные рассмотрению связи 

мотивов "дружбы" и "товарищества" с организационными 

формами развития русского освободительного движения 

после восстания декабристов. Хотелось бы лишь, чтобы 

само понятие "простого человека" было определено более 

четко, чтобы автор отграничил его содержание от возник- 

ших позже в литературе 40-60-х гг. XIX в. понятий "ма- 

ленький человек" и "человек из народа". 

С большим интересом читается глава о "Мцыри", в ко- 

торой исследователь свежо и убедительно раскрывает фи- 

лософскую и художественную природу поэмы. 

Вместе с тем не все в этой содержательной, богатой 

мыслями книге представляется бесспорным. 

Присоединяясь к часто высказываемому мнению, автор 

делит зрелые поэмы Лермонтова на романтические и реа- 

листические. Критерием является то, что поэмы первой 

группы объединены "образами высоких героев", а в реа- 

листических поэмах герои "снижены или психологизирова- 

ны, смыкаются с бытом или даже растворяются в нем" (с. 

71-72). 

Подобное деление не лишено научных оснований и не 

вызвало бы возражений, если бы одинаковое определение 

поэм "Мцыри" и "Демон" как романтических не скрадывало 

глубокого различия в художественном методе этих произ- 

ведений. Выдающаяся личность, как она представлена в 

"Демоне", - это фигура не только протестующая, но и 

эгоистическая. Формула юношеского стихотворения Лермон- 

това: "Собранье зол его стихия" - остается действитель- 

ной для образа Демона на всех этапах создания поэмы. 

Как справедливо отмечает Д. Максимов, "Демон переносит 

свое презрение на весь человеческий род" (с. 79). Ему 

чужда и природа, которую он окидывает "презрительным 

оком". Иначе строится образ Мцыри: в основе его лежит 

вера в прекрасную, гармоническую, рожденную для счастья 

человеческую личность. Причем счастье ее состоит не в 

индивидуалистическом погружении в сокровенные тайны 

своего духа, не в забвении реального мира (к чему при- 

зывает Демон Тамару), а в приобщении к этому миру, ко 

всей полноте существования, которую он может дать чело- 

веческой личности, - в счастье любви, борьбе и единстве 

с природой. Природа, этот антипод созданной людьми 

"тюрьмы" - общественному порядку, - предстает как царс- 

тво безусловного добра. 

Трудно согласиться с утверждением автора, что "силы 

природы" выступают в Мцыри как "этически нейтральные" 

(с. 249) только потому, что на воле Мцыри ждет и борь- 

ба, и страдания. Природа в "Мцыри" - не буколический 

пейзаж; давая свободному человеку счастье деятельности, 

братства и любви, она дает ему и счастье борьбы, ра- 

дость героизма. Без борьбы невозможна деятельность, а 

Мцыри жаждет именно ее. В этом смысле барс, разрывающий 

грудь юноши когтями, милосерднее к герою, чем монахи, 

чьи заботы и уход Мцыри должен покупать ценой отказа от 

борьбы и активности. Борьба с барсом - не столкновение 

Арбенина со светской интригой: здесь сила честно борет- 

ся против силы, и в этом смысле противники равны. Барс 

- противник Мцыри в борьбе - принадлежит к миру, проти- 

вопоставленному монастырской тюрьме - философскому 

обобщению социального зла. 

Трагический разрыв между Мцыри и природой, который 

ощутим в конце странствования героя, связан не с нали- 

чием зла в самом естественном порядке жизни, а с тем, 

что именно в этот момент обнаруживается вторая сторона 

характера Мцыри - "печать тюрьмы", связь с воспитавшей 

его средой, внутренняя невозможность найти силы для 

свободной жизни. 

Вызывают также сомнения некоторые частные положения. 

Вряд ли стоит, например, связывать, даже косвенно, с 

темой простого человека образ Тараса Бульбы (с. 112). 

Можно было бы назвать и другие мелкие упущения, но не 

они определяют лицо исследования. "Поэзия Лермонтова" - 

книга, ведущая читателя вперед, порой спорная, но всег- 

да будящая мысль, наталкивающая на размышления. 

 

1960 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 

 

В раздел "Приложение" вошли фрагменты "Книги для. 

учителя" (Лотман Ю. М., Невердинова В. Н. Книга для 

учителя. Методические материалы к учебнику-хрестоматии 

для DC класса. Таллин, 1984). Представлены методические 

разработки уроков по русской поэзии XIX в., автором ко- 

торых является Ю. М. Лотман. Незначительные купюры, 

сделанные в тексте, коснулись в основном специфических 

указании, отсылающих учеников эстонских школ к предназ- 

наченному для них учебнику-хрестоматии (1982). 

 

В. А. Жуковский. "Три путника". 

[Анализ стихотворения] 

 

С биографией и поэзией В. А. Жуковского учащиеся эс- 

тонских школ знакомятся дважды. Сначала в курсе истории 

русской литературы на родном языке. Здесь после раздела 

"Романтизм" они изучают в обзорном порядке творчество 

Жуковского и получают общие сведения о его биографии. 

Подчеркиваются биографические связи Жуковского с Эсто- 

нией, в особенности с Тарту. Это, вместе с опубликован- 

ными в печати к 200-летию со дня рождения поэта матери- 

алами и в какой-то степени известными учащимся, состав- 

ляет фон, на котором производится изучение раздела, 

посвященного Жуковскому в курсе литературного чтения. 

Изучение это не дублирует работы, которую производили 

учащиеся в курсе истории литературы на родном языке: 

там выделен был исторический аспект, изучалось место 

Жуковского в историко-литературном процессе, его отно- 

шение к русскому и европейскому романтизму, здесь пред- 

метом внимания делается текст. Упор переносится на сти- 

листику, на непосредственное знакомство учеников с про- 

изведением. Поэтому там доминирующим критерием для от- 

бора тех или иных называемых учащимся произведений яв- 

ляется их историко-литературная значимость, их концеп- 

ционная важность, здесь - языковая доступность и сти- 

листическая выразительность. Отбор текстов в обоих слу- 

чаях не повторяет, а дополняет друг друга. 

Раздел, посвященный Жуковскому в курсе литературного 

чтения, преследует несколько учебно-методических целей 

и, следовательно, требует от учителя нескольких - по 

существу весьма различных - ориентации. 

Прежде всего, раздел этот расположен между главами, 

посвященными творчеству И. Крылова и К. Рылеева. Таким 

образом, Жуковский оказывается первым романтическим по- 

этом, которого ученики изучают текстуально. При перехо- 

де от Крылова к Жуковскому подчеркиваются общие особен- 

ности романтической лирики. Анализ басни Крылова делал- 

ся с упором на фразеологизмы и их непереводимость, на 

связь со своеобразным, веками сложившимся складом на- 

родного сознания. Отсюда - переход к крылатым словам и 

пословицам. Таким образом, доминантным при работе с 

языком басен Крылова является способность поэзии кон- 

центрированно выражать общенародную сущность языка, его 

национальную специфику, веками отложившиеся в нем смыс- 

лы. При переходе к лирике Жуковского ориентация меняет- 

ся: в работе над текстом необходимым становится выделе- 

ние богатства индивидуальных выражений, способность 

языка быть зеркалом неповторимых переживаний данной 

личности и индивидуального склада души поэта. Именно 

такой анализ позволит после текстуальной работы над 

стихотворением "Три путника" вновь вернуться к эпиграфу 

из В. Белинского, в котором говорится, что "Жуковский 

внес романтический элемент в русскую поэзию", и раск- 

рыть его смысл уже не в общем плане (что делалось вна- 

чале с опорой на те сведения о романтизме, которые уче- 

ники получили в курсе истории литературы), а обобщая 

результаты конкретно-текстуальной работы. Однако Жу- 

ковский изучается не только после Крылова, но и до Ры- 

леева. В этой связи (не называя пока имени Рылеева) на- 

до подготовить учеников к контрастному восприятию сти- 

лей этих двух романтических поэтов. 

Наконец, весь раздел в целом "работает" на подготов- 

ку к восприятию пушкинской лирики и, в этом отношении, 

имеет характер вступления в текстуальное изучение русс- 

кой поэзии. Поэтому основная методическая цель всего 

раздела, которой должны быть подчинены все выполняемые 

работы, - заинтересовать учеников, дать им почувство- 

вать не только учебную, но и эмоциональную и художест- 

венную ценность поэзии, создать на уроке атмосферу осо- 

бого рода. Здесь необходимо, с одной стороны, сохранить 

непосредственность художественного переживания поэзии, 

с другой - вызвать у учащихся любопытство к тому, поче- 

му тот или иной текст действует на них тем или иным об- 

разом. В идеальном случае анализ должен приобретать ха- 

рактер некоторой интеллектуальной игры, в ходе которой 

перед ее участниками раскрываются тайны структуры текс- 

та. 

Раздел, посвященный творчеству Жуковского, делится 

на две части и, следовательно, подразумевает применение 

двух различных методик. Первая часть - текстуальная ра- 

бота над стихотворением "Три путника". На этом этапе 

работа носит имманентный характер: внимание сосредото- 

чено на тексте стихотворения и только на нем. На втором 

этапе читается отрывок "Несколько слов о стихотворении 

"Три путника"" и произведение связывается с личностью и 

судьбой поэта: внимание переносится на биографию. В 

конце эти два подхода должны соединиться и наполнить 

реальным содержанием знакомый уже ученикам тезис о 

субъективном характере романтической лирики. 

Анализ следует начать с членения текста на компози- 

ционно-смысловые отрезки. Эта простая операция играет в 

разборе стихотворения огромную роль. Фактически почти 

всякий анализ смысла произведения производится с по- 

мощью двух операций: членения текста на какие-либо от- 

резки и сопоставления этих отрезков с целью выделить в 

них черты сходства и различия. Поэтому исключительно 

важно выработать у учеников навыки такого членения 

текста, которое позволяло бы сделать интересные и со- 

держательные сопоставления. Весьма желательно, чтобы 

разделение текста на композиционно-смысловые куски про- 

изводили сами ученики, а учитель только руководил ими и 

в конце отобрал те предложения, которые наиболее соот- 

ветствуют его плану анализа. В классе, где активное 

членение текста самими учениками в силу их неопытности 

не получается, учитель может производить такое членение 

сам, но безусловно обязательным является демонстрацион- 

ность такого членения: учитель должен показать (именно 

показать, а не просто "объяснить") ученикам, зачем 

текст делится таким, а не иным образом, и в конце ана- 

лиза связать деление с полученными результатами. 

Членение текста может производиться по содержатель- 

ным или по формальным (ритмические параллелизмы, анафо- 

ры и проч.) признакам. Чаще всего основания бывают и 

содержательные и смысловые одновременно, ибо членение 

текста заложено в самой его природе. Это не выдумка 

учителя или автора учебника, а часть замысла поэта. 

В школьной методике существует тенденция давать заг- 

лавия выделенным кускам текста. К этому приему следует 

относиться с осторожностью, так как он часто нарушает 

атмосферу стихотворения, его настроение. Если же учи- 

тель все-таки решил озаглавить отрывки, то сделать это 

надо выражениями, найденными в тексте, словами самого 

поэта. Внесение каких-либо "своих" слов (учителя или 

учеников) в заголовки отрывков крайне нежелательно. 

Следует, однако, оговориться, что все сказанное отно- 

сится к поэтическому тексту - проза в этом отношении 

допускает больше свободы. 

Разговор о стихотворении следует начать с заглавия. 

Полезно поработать со словом "путник", чтобы дать по- 

чувствовать не бытовую, а поэтическую, архаическую, 

сказочную стилистическую окраску. Для этого вводят в 

языковой арсенал учеников синонимы: пешеход, турист, 

путешественник. Слово "пешеход" мы теперь применяем к 

человеку, который идет пешком в мире, в котором сущест- 

вуют иные средства передвижения (тротуары существуют 

для пешеходов; пешеходный мост - транспорту по нему ез- 

дить нельзя). Слово "турист" отчетливо связано с совре- 

менностью. "Путешественник" - слово, которое в совре- 

менном употреблении не включает в себя представления о 

средствах путешествия: путешественник может передви- 

гаться и пешком и плыть на корабле. 

Слово "путник" подразумевает длительное путешествие, 

совершаемое пешком. Оно переносит нас в мир, где пеший 

ход - основное средство путешествия. Это мир старины 

или сказки, мир поэзии. Кроме того, пеший ход труден, и 

в понятие "путник" входят усталость, бедность, преодо- 

ление препятствий. В старину люди часто давали обеща- 

ние, если сбудется их желание (благополучно родится ре- 

бенок, пройдет болезнь), посетить какое-либо святое 

место: монастырь, знаменитый чудотворными иконами, нап- 

ример Печорский под Псковом, или совершить более дале- 

кое паломничество. Такие путешествия "по обету" следо- 

вало делать пешком. Итак, в слово "путник" входит се- 

мантика долгого и трудного пути, пешего хода, усталос- 

ти. Какой смысл имеет в заглавии числительное "три", в 

начале разбора можно не объяснять. Но к этому обяза- 

тельно надо будет вернуться в его конце. Вообще, разго- 

вором о заглавии, как правило, следует начинать и кон- 

чать анализ. 

Стихотворение уместно разделить на два больших ком- 

позиционно-смысловых куска: первый до стиха: "Сконча- 

лась красавица - дочка моя", второй - после него. Фор- 

мальным основанием служит противопоставление диалога 

"путники - старушка" в первой части и трех параллельных 

обращений путников к мертвой девушке - во второй. Смыс- 

ловым основанием - резкая смена настроения и, как мы 

увидим, перемена в характеристике самих путников. 

Анализ первой части начинают с перечитывания первых 

четырех стихов баллады. 

Первые два стиха: 

 

В свой край воротяся из дальней земли, 

Три путника в гости к старушке зашли - 

 

создают ощущение того, что все трудности уже позади, 

тяжелый путь пройден, плохое кончилось, должно начаться 

что-то хорошее. Само понятие "возвращение домой" всегда 

связывается с веселыми, идиллическими ассоциациями. 

Путники возвратились "в свой край" "из дальней земли", 

из чужого и далекого в свое близкое и уютное. Не слу- 

чайно нагнетение "уютных" слов: "зашли", "в гости", 

"старушка". Зашли в гости - это не то, что попросились 

на ночлег: на ночлег можно попроситься и к чужим - в 

гости заходят только к своим. Путники пришли к старушке 

как в родной дом, не случайно старушка их называет 

"друзья". Они хорошо знают этот дом, знают, что у ста- 

рушки есть красавица-дочь, и к ней, видимо, они и спе- 

шат издалека. Вторые два стиха дают смысловой переход: 

 

Прими, приюти нас на темную ночь. 

 

Уютный глагол "приютить" надо объяснить, сопоставив 

его со стилистически иначе окрашенными синонимами: 

"пустить переночевать", "отвести ночлег". Он противо- 

поставлен мрачной интонации выражения "темная ночь". 

Создается впечатление, что все плохое и опасное сосре- 

доточено снаружи, среди темной ночи, а те, кого приюти- 

ли, попали в светлое, безопасное место, где их ждет 

только радость. 

Но следующий стих вносит сомнение во всю атмосферу 

радостного возвращения в родные места: 

 

Но где же красавица? Где твоя дочь? 

 

Стих кончается интонацией вопроса. Вся идиллическая 

атмосфера взята под сомнение. 

Ответ старушки складывается из двух контрастно про- 

тивоположных по интонации стихов. Первый почти точно 

повторяет слова путников и как бы подтверждает заклю- 

ченную в них радостную интонацию, обещающую уют и отдых 

после трудного пути: 

 

Принять, приютить вас готова, друзья... 

 

И сразу после этого, как удар топора: 

 

Скончалась красавица - дочка моя. 

 

Вся атмосфера первой части, обещание радости, отдыха 

и уюта оказалась необходимой лишь для того, чтобы под- 

черкнуть непоправимость случившейся трагедии, разруше- 

ние всех надежд путников. Дома их ждала смерть той, к 

которой они спешили издалека. 

Это разрушение надежд, полная перемена всего прояв- 

ляется, в частности, в следующем. В третьем стихе про- 

тивопоставлены приют в доме у старушки и темная ночь за 

стенами этого дома. Все печальное и опасное здесь свя- 

зывается с тьмой, отсутствием света. 

Вторая часть начинается с подчеркивания того, что 

дом, в который вошли путники, изнутри освещен. Дважды 

употребленное слово "светлица" означает комнату, но 

дважды повторенный корень "свет" в поэтическом тексте 

создает ощущение освещенности. В светлице горит свеча. 

Но свет не несет радости - свеча горит перед иконой и 

освещает лежащую в гробу девушку. 

Вторая часть баллады естественно членится на три мо- 

нолога трех путников. Каждый из этих сегментов отмечен 

числительным: 

 

И первый... 

Другой... 

Но третий... 

 

Здесь уместно обратить внимание учеников на то, что 

в первой части "три путника" выступают как одно лицо, 

они не расчленены: они как бы хором произносят старушке 

просьбу о ночлеге, и она отвечает им всем вместе, как 

одному лицу. В трех путниках подчеркнута их общность. 

Вторая часть разделяет "трех путников" на "первого", 

"другого" и "третьего" и дает каждому отдельную речь. 

Оказывается, что каждый из путников глубоко индивидуа- 

лен в своем отношении к мертвой девушке. Все они ее лю- 

бят, но каждый по-своему. В трех путниках подчеркнуто 

различие. 

Стоит обратить внимание учащихся на глаголы, опреде- 

ляющие разницу поведения путников и различным образом 

характеризующие их любовь к девушке: 

 

Первый - на мертвую смотрит с унылой душой... 

Второй - горько заплакал и взор опустил... 

Третий - мертвую в бледны уста целовал... 


Страница 89 из 95:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88  [89]  90   91   92   93   94   95   Вперед 

Авторам Читателям Контакты