Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

При всем сюжетном разнообразии этих текстов, у них есть существенная общая черта: все они содержат переход от реального наклонения к каким-либо формам ирреального (оптатив, побудительное, гипотетическое и пр.). Смена реального нереальным, то, что в кинематографе дано было бы наплывом (желание, воспоминание, переход от настоящего к воображаемому), связывается в эти годы у Пушкина с четырехстопным хореем. Ямб устойчиво связывается с индикативом и модальной выдержанностью всего текста. 

Таким образом, организующими идеями стихотворения становятся время и память. Время организуется, вопреки грамматическим категориям русского языка, в цепь: давно прошедшее - прошедшее - настоящее. Соединение тем времени и памяти дает важнейшие для Пушкина этих лет мысли о культуре и истории как накоплении духовного опыта и об уважении человека к себе, своему внутреннему богатству как основе культуры ("Они меня науке главной учат - чтить самого себя"). 

Потребность связать настоящее с прошедшим становится основой пушкинского историзма. 

ПРИМЕЧАНИЯ 

1 Тынянов Ю. Об основах кино // Поэтика кино. М.; Л., 1927. С. 61, 73. Ср.: "В кино мы имеем семантику кадров и семантику монтажа" (Эйхенбаум Б. Проблемы киностилистики // Там же. С. 49). 

2 Падучева E. В. О структуре абзаца // Учен. зап. Тартуского гос. ун-та. 1965. Вып. 181. С. 285. (Труды по знаковым системам). 

3 Мартен М. Язык кино. M., 1959. С. 92-93. 

 

 

М. Ю. Лермонтов 

* * * 

Расстались мы; но твой портрет 

Я на груди моей храню: 

Как бледный призрак лучших лет, 

Он душу радует мою. 

И новым преданный страстям 

Я разлюбить его не мог: 

Так храм оставленный - все храм, 

Кумир поверженный - все бог! 

1837 Семантическая структура стихотворения, при кажущейся простоте, в достаточной мере своеобразна. Фоном, на котором создается индивидуальное своеобразие понятийных сцеплений лермонтовского текста, его идейно-художественным языком является система романтизма и - более узко - своеобразное отношение "я" и "ты" как двух семантических центров в лирике этой системы. 

Романтическая концепция человека исходит из представления о его единственности, изолированности, вырванности из всех земных связей. Исконное одиночество лирического "я" (равно как и героя сюжетных произведений романтизма) выступает одновременно и как награда за исключительность, за "непошлость", и как проклятие, обрекающее его на изгнанничество, непонимание, с одной стороны, и злость, эгоизм - с другой. 

Поэтому сюжетное напряжение все время заключается в противоречии между попытками прорваться к другому "я", стремлением к пониманию, любви, дружбе, связи с народом, апелляции к потомству (все эти различные на определенном уровне стремления - лишь варианты некоторой инвариантной модели контакта между "я" и внележащим миром других людей) и невозможностью подобного контакта, поскольку он означал бы утрату для "я" своей исключительности, то есть снятие основной организующей данный тип культуры оппозиции. 

Из всех многообразных семантических моделей, порождаемых этой исходной предпосылкой, остановимся лишь на одной. Романтическая схема любви - схема невозможности контакта: любовь всегда выступает как обман, непонимание, измена. 

В друзьях обман, в любви разуверения 

И яд во чем сердце дорожит... 

(А. Дельвиг. "Вдохновение", <1823>) 

То, что любовь выступает всегда как разрыв, характерно для русской романтической традиции от Лермонтова до Цветаевой. Однако был и другой путь, также широко представленный в текстах: невозможность в любви вырваться за грань непонимания создавала рядом с трагической - реальной - любовью идеальную любовь-стремление, в которой объект ни в коей мере не мог наделяться чертами самостоятельной личности: это было не другое "я", а дополнение к моему "я" - "анти-я". Оно наделялось чертами, противоположными "я": лирическое "я" трагично и разорвано - объект его любви гармоничен, "я" зол и эгоистичен - "она" добра, "я" безобразен - "она" прекрасна, "я" демон - "она" ангел, пери, чистая дева. 

Будучи полностью противоположен "я", этот образ, однако, как бы составлен из других букв того же алфавита, что и "я", - это мое дополнение, мое идеальное инобытие, противоположное, но связанное. Это не человек, а направление моего движения. Поэтому любовь здесь совершенно освобождается от окраски физического влечения мужчины к женщине. С этим связано полное равнодушие Лермонтова к тому, что в его переводе "Сосны" Гейне утратилось столь важное для оригинала противопоставление грамматических родов сосны и пальмы (ср. стремление Тютчева и Майкова сохранить эту антитезу в виде противопоставления кедра пальме)1. 

Идеал единения возможен лишь in abstracto, и поэтому всякая реальная любовь - всегда противоречие между стремлением к идеальному инобытию "моего" духа, слияние с которым и означало бы прорыв за пределы индивидуальности, из мира оборванных связей в мир всеобщего понимания, и конечным земным воплощением этого идеала в земном предмете страсти поэта2. 

Так возникает романтическая интерпретация значительно более древнего культурного мотива подмены: любя свою возлюбленную, поэт любит в ней нечто иное. При этом функционально активен именно акт замены: важно утверждение, что любишь не того, кого любишь. Конкретные же функтивы замены могут меняться. Это может быть замена женщины другой женщиной, реальной женщины несбыточной мечтой, иллюзиями прошлых лет, замена женщины ее подарком или портретом и т. п. 

Одним из наиболее ранних в русской поэзии образов "замещения" в любви было стихотворение Пушкина "Дорида"3: 

... В ее объятиях я негу пил душой; 

Восторги быстрые восторгами сменялись, 

Желанья гасли вдруг и снова разгорались; 

Я таял; но среди неверной темноты 

Другие милые мне виделись черты, 

И весь я полон был таинственной печали, 

И имя чуждое уста мои шептали. 

Тема эта, получив широкое распространение в русской романтической поэзии, особенно значительной была для Лермонтова, у которого реальная любовь очень часто всего лишь замена иного, невозможного чувства: 

Нет, не тебя так пылко я люблю, 

Не для меня красы твоей блистанье: 

Люблю в тебе я прошлое страданье 

И молодость погибшую мою. 

Когда порой я на тебя смотрю, 

В твои глаза вникая долгим взором: 

Таинственным я занят разговором, 

Но не с тобой я сердцем говорю. 

Я говорю с подругой юных дней; 

В твоих чертах ищу черты другие; 

В устах живых уста давно немые, 

В глазах огонь угаснувших очей. 

Организующей конструктивной идеей этого текста является замена. Основная схема типового лирического текста: 

Я ------ люблю ------ ТЫ 

подвергнута здесь решительной трансформации. Стихотворение начинается с отрицания, и читатель, воспринимая это как сигнал нарушения привычной лирической модели, трансформирует ее в своем сознании в наиболее простую противоположность: 

Я ------ не люблю ------ ТЫ 

Однако и эта схема оспаривается текстом. Любовь не только не отбрасывается, а, напротив, утверждается в усиленной, по отношению к обычной схеме, форме: "так пылко я люблю". Отрицание переносится на лирическое "ты", и это сразу создает неожиданную двойственность текста: "ты" сохраняется как объект, второе лицо речевого текста и отрицается как объект чувства. 

Я ------ люблю ------ НЕ ТЫ 

Такая "обращенная схема" подтверждается вторым стихом, в котором то же отношение сохраняется с последовательной заменой "тебя" в первой позиции на "меня", а "я" во второй - на "твоей". Во втором стихе - характерная для Лермонтова ситуация: грамматический смысл его сознательно не ясен; он может быть двойственно истолкован ("не тебя люблю я" или "ты любишь не меня") и проясняется лишь в отношении к остальному тексту, что повышает удельный вес окказиональной семантики. 

Последние два стиха достраивают семантическую модель, вступая в новый конфликт, на этот раз с уже сложившимися после чтения первых двух стихов представлениями. "Не ты", которое составляет предмет "моего" чувства, находится по отношению к объекту речевого текста в логическом инклюзиве: оно заключено в "ты": 

Я ------ люблю ------ в тебе 

Объект "моей" любви, включенный в "ты", характеризуется местоимением первого лица: 

Я ------ люблю ------ молодость мою 

то есть фактически: 

Я ------ люблю ------ Я1 

где Я1 - "я", но в другом - более раннем - временном состоянии. Так складывается окончательная модель первой строфы: 

Я ----- люблю -----ты Я1 

Перенесенное в объект любви, Я1 наделено признаками прошедшего ("прошлое страданье", "прошедшая молодость" лексически и грамматически выделены. На фоне глаголов настоящего времени в строфе). Отождествляясь с "погибшей молодостью", Я1 в отношении к "я" активизирует признаки несуществования (уже погибшее) и, возможно, определенных положительных качеств (например, душевной цельности, свежести чувств и др.), ныне утраченных. 

Вторая строфа, на первый взгляд, не содержащая существенных семантических отличий от первой, на самом деле существенно модифицирует ее семантическую группировку. С одной стороны, глагольная связка, характеризующая отношения субъекта и объекта и выраженная в первой строфе предельно лаконично, здесь разрастается в целую систему действий, из которых все охарактеризованы глаголами связи, как акты коммуникации: "смотрю", "вникая", "занят разговором", "говорю"4. С другой стороны, сохраняется указание на мнимость связи с "ты", упоминание из текста исчезает. Выделяются пары: "смотрю - говорю", "долгим взором - занят разговором". Здесь, с одной стороны, глаголы смотрения приравниваются к глаголам говорения, и это раскрывает, что в центре - именно проблема коммуникации. Но с другой стороны, - называя этот разговор "таинственным", Лермонтов подчеркивает особый, внесловесный характер этой коммуникации. Это "разговор сердцем". Создается двойная схема - внешняя связь ("смотрю"), объектом которой является "ты", и внутренняя - "таинственный разговор", "разговор сердца", объектом которых "ты" не может быть. 

Первый же стих третьей строфы вновь дает еще один семантический слом, принуждая нас отбросить уже сложившиеся модели текста. 

Я говорю с подругой юных дней... 

Субъект и предикат, связывающий его с предметом коммуникации, прежние. Зато решительно изменился ее объект. Вместо модификации "я" (то есть Я1) здесь модификация "ты", поскольку "ты" - это, конечно, тоже "подруга", а в дальнейшем устанавливается и подчеркнутый параллелизм. "Твои уста - ее уста", "твои глаза - ее глаза". 

Я ----- говорю ----- ТЫ1 

"TЫ1" отличается от "ты" тем же, чем и "Я1> от "я", - оно отдалено от него во времени, составляя оппозицию: "подруга прошлых дней - подруга настоящих дней". Но этим же проясняется и различие: "я" и "Я1" - это одно и то же "я" в разные временные отрезки; "ты" и "TЫ1" -разные "ты" в разное время. Именно поэтому одно из них может быть заместителем другого. При этом в антитезе "уста живые - уста немые", "глаза - огонь угаснувших очей" в первом случае "ты" противопоставлено "ТЫ1" как живое мертвому, но во втором "ты"* предстает и как более поэтическое ("очи", а не "глаза") и как в свое время более яркое (огонь, хотя и уже угаснувший). 

Таким образом, поскольку "Я1" и "ТЫ1" занимают функционально одно и то же место, они уравниваются в некоторой архисеме более высокого уровня, выделяя в объекте любви следующие необходимые качества: он должен быть раздвоен на заместителя, составляющего предмет лишь внешней привязанности, и замещаемое. Это замещаемое равно мне в моей высшей сущности, составляет инобытие моего "я" в его лучших и основных проявлениях. И именно потому на этом уровне распределение грамматических родов между объектом и субъектом не может быть семантически значимо. 

Стихотворение, которое мы сейчас рассмотрели, написано в 1841 г., позднее, чем "Расстались мы; но твой портрет...". Однако в данном случае оба стихотворения интересуют нас не как единый, последовательно развертываемый текст, а как некоторая система, в которой каждый из компонентов берется в отношении к другому в чисто синхронном плане. Поэтому мы можем рассматривать текст 1837 г. на фоне текста 1841 г., не ставя вопроса об их реальной исторической последовательности. Вся смысловая структура стихотворения "Расстались мы; но твой портрет..." построена на семантике замещения и имеет своеобразную метонимическую структуру: главный конструктивный принцип - замена целого частью. Функцию заместителя выполняет не другая женщина, а портрет. При этом речь идет о портрете не мертвой (портрет усопшей возлюбленной, заменяющий умершее живым и в этом смысле аналогичный замене в "Нет, не тебя..."), а покинутой женщины. Конфликт "я" - "ты" - "заместитель" решен здесь очень своеобразно: "я" и "ты" сразу же уравнены и сведены в единое "мы". Но семантика соединяющего оба центра местоимения противопоставлена разъединяющему значению глагола "расстались". Однако продолжение снова сталкивает нас с неожиданностями: парной оппозицией, на которую распадается "мы", оказывается не "я" и "ты", а "мой" и "твой" с их раскрывающимся на фоне этого ожидания значением частичности - они обозначают не личности двух лирических центров текста, а несут некоторую частичную по отношению к ним семантику: "твой портрет", "моя грудь". Но и здесь неожиданности не кончаются: если "я" и "ты" находятся в состоянии разрыва, то выступающие в тексте заменители их соединены: 

Расстались мы; но твой портрет... 

...на груди моей храню... 

В третьем-четвертом стихах значение снова усложняется: портрет соединен не с "моей грудью", а с "моей душой". Формально-грамматическое понятие партитивности сохраняется и здесь (а грамматические категории в поэтическом тексте, напоминаем, получают содержательную интерпретацию), но по объему понятия "моя душа", конечно, означает не часть "я". Таким образом, происходит синтез двух значений, утверждающий, что часть ("моя") и целое ("я") синонимичны. Но тем ярче выступает противоречие между этой локальной семантической структурой и значением двух последних стихов в целом: 

Как бледный призрак лучших лет, 

Он душу радует мою. 

"Моя душа" - часть "я" - с ним уравнена, но это только подчеркивает, что "твой портрет" - совсем не адекватная замена "тебя". Он - "бледный призрак лучших лет". Попутно заметим, что произошла замена "ты" сначала через "твой портрет", а затем - через местоимение "он". Однако то, что оба семантических центра лирического стихотворения выражены местоимениями мужского рода, остается решительно незаметным именно в силу системы замен как основы семантической конструкции. 

Во второй строфе и совершается подмена: "я", принадлежащее миру целого, и "он", из мира частей, уравнены как компоненты одного уровня. В этом смысле интересна параллельность вторых стихов первой и второй строф. Взаимная эквивалентность этих стихов резко выделена структурно. Приведем ритмическую схему стихотворения. 

 

Не останавливаясь пока на ритмической структуре текста в целом, отметим лишь параллелизм интересующих нас стихов, резко выступающий на общем фоне. Не менее очевиден и их синтаксический параллелизм, анафоричность. Но именно это создает основу для выделения различий, получающих большую смысловую нагрузку. В первой строфе "я" не поставлено непосредственно в оппозицию к портрету, оставаясь на другом уровне. Во втором случае уже не упоминается "на груди", относящее портрет не к "я", а к его части. Замена "храню" - глагола с отсутствием обязательного равенства в объеме понятий между субъектом и объектом - на "разлюбить" (производное от "любить" как обозначения чувства человека к человеку) создает между местоимениями "я" и "оно" ("его") отношение равенства, а "он" уравнивается в объеме и противопоставляется по содержанию "ты": разлюбив тебя, я не мог разлюбить его. Последние два стиха закрепляют эту конструкцию. При этом третий стих полностью уравнивает заменитель и заменяемое - "храм оставленный - вс? храм", а четвертый: 

Кумир поверженный - вс? бог! - 

создает даже некоторое ценностно-эмоциональное повышение: на фоне "храм оставленный - вс? храм", где утверждение сохранения ценности передается средствами повтора одного и того же слова в начале и конце стиха, можно было бы ожидать конструкцию типа: "Кумир поверженный - вс? кумир". Но замена второго "кумир" на "бог" совсем не адекватна в семантическом отношении. 

Общая группировка семантических единиц создает основную смысловую схему. Однако этот семантический скелет в значительной мере усложняется конструкцией более низких уровней. Прежде всего следует отметить, что обе строфы могут быть рассмотрены не только парадигматически - как реализации единой смысловой системы, но и синтагматически - в качестве двух самостоятельных композиционных частей текста. Рассмотренные как две части повествования, строфы раскрывают перед нами некоторые дополнительные конструктивные признаки. Приведенная выше ритмическая схема убеждает, что уже первый стих задает не только основную смысловую тему, вводя все три главных компонента текста ("мы" - "я", "ты" и "портрет"), но и ритмическую доминанту: абсолютно правильный четырехстопный ямб. Повторенный в третьем стихе, он начинает восприниматься как организующая норма, в то время как отклонения приобретают характер вариантов общей основы. 

Семантическое различие между первой и второй строфами (первая видит в портрете лишь недостаточную замену - "бледный призрак лучших лет", вторая - более прочную привязанность, чем уже оставленная возлюбленная) требует композиционной связки - общего элемента. В качестве такового выступает четвертый стих первой строфы: по смыслу противореча строфе в целом, он говорит о привязанности к портрету, ритмически - дает пиррихий в третьей стопе. В контексте первой строфы и то, и другое воспринимаются как внесистемные варианты, но во второй - оба они становятся нормой, образуя новую системную инерцию. 

Структурные конфликты можно проследить и на других уровнях, в частности - на ритмико-синтаксическом. В целом стихотворение представляет собой выдержанный образец синтаксического параллелизма: обе строфы распадаются на две синтагмы каждая, причем граница между частями приходится на фиксированное место - конец второго стиха. Причинно-следственное отношение первой синтагмы ко второй в обоих случаях фиксируется двоеточием. На этом фоне резче обнажается интонационное отличие заключительных стихов, выраженное отношением точки к восклицательному знаку. Однако более интересно другое: нечетные и четные стихи образуют попарно некоторое структурное целое, которое вместе складывается в синтагматическое единство (только два последних стиха образуют отдельные и взаимно параллельные синтагмы). Это находит отражение в любопытной конструктивной особенности: нечетные стихи и графически, и на слух противостоят четным как более длинные - коротким. В строфике это чередование длинных и коротких стихов возникает обычно за счет смены стихов с разным количеством стоп, или чередования мужских и женских рифм, или того и другого вместе. В анализируемом стихотворении, однако, и длинные и короткие стихи имеют одинаковое количество стоп, а все стихотворение выдержано в мужских рифмах. 

Неравенство стихов возникает на другой основе: если подсчитать количество фонем в каждом стихе, то мы получаем следующие цифры: 

I строфа - 23 - 20 - 26 - 17 

II строфа - 22 - 19 - 24 - 21 

Б?льшая длина нечетных стихов связана с тем, что в них доминируют тяжелых слоги (трех- и более фонемные), в то время как в четных преобладают легкие (двух- и однофонемные). Это означает значительно больший консонантизм нечетных стихов. Анализ консонантизма стихотворения не дает бросающихся в глаза повторов фонем. Однако если рассмотреть согласные этого текста с точки зрения структуры их элементов, то можно сделать следующее заключение: ни место образования звуков, ни противопоставление "глухость - звонкость" или "мягкость - твердость" не дают картины последовательной для всего текста упорядоченности. Зато оппозиция "эксплозивность - неэксплозивность" весьма выразительно организует текст. Если считать сонанты и фрикативные вместе (а поскольку маркирован именно взрыв, мы на это имеем право), получится следующая картина (знаком "+" отмечены взрывные согласные, "-" - не-взрывные, первая цифра в конце строки обозначает общее количество согласных в стихе, вторая - число взрывных из них): 

- - + - - - - + - - + - + - +, 5,5 - - + - + - - - - - -, 11,2 + + + - + - - + - - - + - +/ - - - - +, 18,8 - + - - + + - -, 

8,3 

- - - + - + - - - + - - + -, 14,4 - - - - + + - - - - -, 11,2 + + - - - - + - - - - - - - - -, 16,3 + - - + - - - - - - - + -, 13,3 Из приведенной схемы с очевидностью видна некоторая упорядоченность в распределении взрывных и не-взрывных консонант. В поэтическом контексте такая упорядоченность с неизбежностью начинает осмысляться как преднамеренная и делается носительницей смысла. Прежде всего, сгущения эксплозивности, бесспорно, способствуют выделению определенных мест в тексте. Если вписать слова, на которые падают крестики схемы, то получим: "твой портрет", "на груди", "бледный призрак", "преданный страстям", "разлюбить его", "бог", при этом особенно подчеркнуты "портрет" - как первое сгущение - и "бог" (характерно, что в первой части параллели: "вс? храм" - нет ни одного взрывного; на этом фоне семантическая значимость последнего слова особенно подчеркивается). Бросается в глаза, что все выделенные слова, составляющие семантический мотив текста, относятся к портрету и - на другом уровне - повторяют основную смысловую конструкцию текста. Первая строфа подчеркивает в портрете то, что, служа заменой, он - лишь тень заменяемого: 

"Твой портрет" - "на груди" - "бледный призрак". 

Вторая - напротив - утверждает высшую ценность замены: 

"Преданный страстям" - "разлюбить его не мог". 

Последнее "бог" неизбежно воспринимается как апофеоз именно портрета. При этом и в отношении данного построения четвертый стих первой строфы ("душу радует") выступает как семантический переход ко второй. 

Однако противопоставление взрывных и не-взрывных консонант создает и ряд других отношений в тексте. Так, первый стих (зеркально отраженный в третьем) создает схему перехода от неэксплозивности к эксплозивности. В связи с этим сочетание "ст" становится как бы свернутой конструктивной программой одного семантического центра текста (схема "- +"), а "тв", "пр", "гр", "бл" (схема "+ -") - второго. В соответствии с этим резко выделяются два лексических полюса: 

ст (- +) 

пр и другие (+ -) 

расстались 

страстям 

оставленный твой портрет 

на груди 

бледный призрак. Если вспомним, что "страсти" в первой группе - это новые чувства, закрепляющие разлуку, то очевидно, что вся эта колонка посвящена семантике разрыва, отношениям "я" и "ты", а вторая - портрету. Показательна структура ударного слова "портрет" - "+ - + - +". 

В тексте существует и ряд других дополнительных упорядоченностей (ср., например, пару: "храм - хранить"), однако все они лишь конкретизируют основную семантическую конструкцию. 

ПРИМЕЧАНИЯ 

1 О переводах этого стихотворения в связи с художественным значением основной грамматической оппозиции см.: Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С. 97-110. 

2 Подобный конфликт - лишь одна из разновидностей общеромантического представления о контакте как борьбе с агентами контакта. При этом средства связи рассматриваются как основные препятствия на пути к ней. Отсюда вырастает романтическая идея борьбы со словом как препятствием в коммуникации во имя более непосредственных связей. 

3 Из наиболее поздних может быть названа "Заместительница" Б. Пастернака. 

4 "Говорю" и "люблю" здесь выступают как локальные синонимы, которым соответствует общий семантический инвариант глагола коммуникации. 

 

* Вероятно, опечатка (есть и в издании: Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста: Структура стиха. Л., 1972). Должно быть "ТЫ1" - Прим. ред. 

 

 

 

Ф. И. Тютчев 

ДВА ГОЛОСА 

Мужайтесь, о други, боритесь прилежно, 

Хоть бой и неравен, борьба безнадежна! 

Над вами светила молчат в вышине, 

Под вами могилы - молчат и оне. 

Пусть в горнем Олимпе блаженствуют боги: 

Бессмертье их чуждо труда и тревоги; 

Тревога и труд лишь для смертных сердец... 

Для них нет победы, для них есть конец. 

Мужайтесь, боритесь, о храбрые други, 

Как бой ни жесток, ни упорна борьба! 

Над вами безмолвные звездные круги, 

Под вами немые, глухие гроба. 

Пускай Олимпийцы завистливым оком 

Глядят на борьбу непреклонных сердец. 

Кто, ратуя, пал, побежденный лишь Роком, 

Тот вырвал из рук их победный венец. Стихотворение построено так, что текст его отчетливо членится на сегменты: два больших композиционных отрывка по две строфы в каждом взаимно соотнесены нумерацией, синтаксическим и смысловым параллелизмом. Эквивалентность их задана и заглавием: "Два голоса". Стихотворение построено так, что каждый элемент текста "первого голоса" как бы отражается в соответствующем элементе второго. Каждый "голос" членится на строфы, а строки делятся цезурой (на шестом, в отдельных случаях - пятом слогах) на полустишия. 


Страница 19 из 95:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18  [19]  20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89   90   91   92   93   94   95   Вперед 

Авторам Читателям Контакты