Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

 

 

Портрет адмирала О. М. де Рибаса (1749-1800). 

И.-Б. Лампи-старший. X., м. 

1796. 

Испанский дворянин на русской службе, де Рибас одинаково блестяще командовал и кавалерией, и гребной флотилией, и черноморским гренадерским корпусом. Не однажды был уличен в казнокрадстве. На службу по морскому ведомству указывает мундир белого цвета с зеленым воротником и камзолом (введенный в 1745 г.). На чин — вице-адмирал ( III 

класс, что соответствовало генерал-поручику) — указывает «полуторное» золотое шитье по борту кафтана. На мундире знаки ордена Александра Невского (восьмиугольная звезда и красная лента), св. Георгия 2-й степени (четырехугольная звезда и крупный, по моде XVIII в., крест на шейной ленте), св. Владимира (восьмиугольная, нижняя из трех, орденская звезда и крест на шее) и св. Иоанна Иерусалимского, получивший распространение при Павле 1 (командорский «мальтийский» белый крест на левой стороне груди, увенчанный бриллиантовой короной). Home! 

 

 

 

Штаб-офицер лейб-гвардии уланского Его Императорского Высочества Цесаревича Константина Павловича полка. Л. Киль. Литогр. 1821. 

Мундир уланов (род легкой кавалерии) в русской армии был синего цвета, полки отличались цветом суконного (воротники, обшлага, лацканы, чепраки) и металлического (эполеты, пуговицы, аксельбанты, эмблемы на шапках) прибора. Характерная черта уланской униформы — шапка с квадратным верхом. Полк Цесаревича имел красный суконный и серебряный металлический прибор, что отличало его от лейб-гвардии уланского полка, имевшего золотой металлический прибор. Униформа старших (штаб-) офицеров отличалась от униформы младших (обер-) офицеров только наличием бахромы на эполетах. Home! 

 

 

 

 

Улан лейб-гвардии уланского Его Императорского Высочества Цесаревича Константина Павловича полка. 

Л. Киль. Литогр. 1818. 

Нижние чины в уланских полках были вооружены длинными пиками и саблями. На литографии видна отличительная особенность униформы нижних чинов в уланских полках — эполеты (их в это время, кроме офицеров, носили только тамбур-мажоры военных оркестров). Home! 

 

 

 

 

Владимирский сервиз (тарелки, черенки ручек для ножа и 

вилки). 

Завод Ф. Гарднера. Фарфор, 

роспись. 1785. 

Основным элементом росписи так наз. "орденских" сервизов служили знаки российских императорских орденов (звезды, кресты, ленты). В центре тарелки изображена звезда орденасв. Владимира, учрежденного в сентябре 1782 г. Екатериной II, по краю — орденская лента (красная с двойной черной каймой), внизу на ленте крест ордена. Сервизы изготовлялись по заказу двора на заводе Ф. Гарднера и испольвались в дни орденских праздников на торжественных приемах. Home! 

 

 

 

Знаки орденов св. Андрея Первозванного, св. Александра Невского и св. Екатерины. 

Рис. гуашью (из иллюстраций к рукописи «Реляции о Московии» герцога Иакова Франциска де Лириа и Херика). 1731. 

Орден св. Андрея, основанный Петром I в 1698 г. — высший орден Российской Империи. Знаки ордена: звезда, голубая лента через правое плечо, Х-образный крест с изображением св. Андрея, носившийся на шее на цепи или на чрезплечной ленте у левого бедра. Женский орден св. Екатерины (с 1714) имел 2 степени — большого и малого креста, звезду и красную чрезплечную ленту с серебряной каймой. Орден св. Александра Невского, учрежденный Екатериной 1 в 1725 г., как и орден св. Андрея, степеней не имел. Знаки ордена: звезда, красная лента через левое плечо и крест красной эмали с золотыми двуглавыми орлами между лучами и изображением святого в центре. Home! 

 

 

 

Крест ордена св. Иоанна Иерусалимского («мальтийский» крест). Оборотная сторона креста. 

Гравюра резцом. Иллюстрация из кн. «Записка путешествия... боярина... Шереметева... в европейские государства...» (М., 1773). 

Золотой, украшенный алмазами знак ордена св. Иоанна Иерусалимского принадлежал Б. П. Шереметеву, первому русскому кавалеру ордена. 

Крест был вручен Шереметеву великим магистром ордена в резиденции на острове Мальта 9 мая 1698 г. вместе с «патентом на Малтийскую Кавалерию» с разрешением его «всегда пред всеми непостыдно на одеждах своих носити даже до кончины жизни своея». По возвращении боярина в Москву на «банкете» в доме Лефорта Петр поздравил Шереметева с кавалерством, подтвердив грамотой его право носить знак ордена и включать в свой титул звание кавалера ордена. Home! 

 

 

Портрет князя А. Б. Куракина. 

А. Радиг по оригиналу А. Рослина. Гравюра резцом. 1779. 

Князь Александр Борисович Куракин (1752—1818) — друг детства цесаревича Павла Петровича, воспитанник графа Никиты Панина, заменившего ему отца, один из влиятельнейших русских вельмож конца XVIII в. Провел несколько лет за границей, обучаясь разным наукам. Числясь при русском посольстве в Копенгагене, получил в 1766 г. датский придворный орден «Совершенного согласия или Верности», учрежденный датской королевой Софией Магдаленой в 1732 г., со звездой и лентой которого изображен на этом портрете. Впоследствии Куракин был русским послом в Вене (1806—1808) и Париже (1808—1812, где получил прозвище «бриллиантовый князь» за роскошь костюмов), вице-канцлером империи, заведующим Коллегией иностранных дел и канцлером российских императорских орденов (с 1802). Home! 

 

 

Путешественники на почтовой станции. 

К. И. Кольман. Литогр. 1825. Home! 

 

 

 

Встреча фельдъегеря на почтовой станции. П. И. Челищев. Рис. 1830. 

Фельдъегерь в военной форме, вооруженный пистолетами и саблей, приехал на почтовую станцию; на груди у него фельдъегерская сумка с документами; выскочивший навстречу в домашних тапочках смотритель кричит, требуя скорее новую тройку. Home! 

 

 

 

Конклюзия на престолонаследие. 

Г. С. Мусикийский. Миниатюра на эмали. 1717. 

Изображены Петр I, Екатерина, справа—их сын царевич Петр Петрович (1715—1719), на которого Петр указывает скипетром — знаком императорской власти, что символизирует назначение царевича наследником престола вместо старшего сына от первой жены Петра, царицы Евдокии Лопухиной, царевича Алексея (1690—1718). Миниатюра была выполнена по заказу Меншикова еще до официального объявления Петра Петровича наследником (1718). Женская фигура с зеркалом справа — аллегория истины; слева, с весами — аллегория правосудия. Home! 

 

 

 

Внутренняя сторона крышки «пакетовой» табакерки на имя кабинет-курьера Бартенева. 

Императорский фарфоровый завод. Фарфор, роспись. 1750-е. 

«Пакетовые» табакерки назывались так, потому что внешне напоминали небольшие почтовые конверты или пакеты. Оформленные так табакерки не только служили для хранения табака — см. в «Переписке Моды» (М., 1791) речь «женской табакерки»: «должность же наша состоит в том, что мы собою отправляем род любовной почты: мы служим потаенною кибиточкою, в которой волокита пересылает свои письма, любовные бредни и романические воображения, ибо табакерки многих женщин и девушек учинились ныне не чем иным, как кибиточками любовной почты». Home! 

 

 

 

Портрет С. А. Грейг. 

К.-Л.-И. Христинек. X., м. 1770-е, 

Сара Александровна Грейг (1752—1793), урожд. Кук, жена шотландца на русской службе, адмирала С. К. Грейга (1736—1788). Изображена в корсетном платье с юбкой на фижмах. Высокая прическа с использованием шиньона из собственных волос обильно напудрена. Прическа и платье отделаны кружевами. Home! 

 

 

 

Портрет С.-Э. Фермор. 

И. Я. Вишняков. X., м. Ок. 1750. Home! 

 

 

 

Внутренность «пакетовой» табакерки на имя графини Анны Петровны Шереметевой. 

Императорский фарфоровый завод. Фарфор, роспись. 1750-е, 

Надпись внутри крышки гласит: «Я люблю душа моя тебя, Болше нежели сама себя, — !» Home! 

 

 

 

Реестр о цветах. Реестр о мушках. 

Лубочная гравюра на меди. Втор. пол. XVIII в. 

Левая половина текста толкует значения цветов, например, «осиновой: гордость, вишневой: неправда, рудожелтой: свидание и целование»; правая 

колонка разъясняет значение мушки в зависимости от положения на теле: «среди лба: знак любви, под левой щекою: горячество, на правой руке: волокита». Текст скорее всего заимствован из «Письмовника» Николая Курганова (первое издание — 1769), Home! 

 

 

 

Силуэт «Исленьев, Гагина, Ал. Ан. Маслова, Григориус, Кропотова, Н. Дубовицкой». 1834. 

Серия силуэтов, созданных силуэтистом-любителем Хвощинским, изображает рязанское дворянское общество 1830-х гг. и была подарена Н. Г. Рюмину на память по случаю переезда его из Рязани в Москву. В 1914 г. серия находилась в собрании Л. Н. Погожевой. Home! 

 

 

 

Портрет Е. С. Авдулиной. 

О. А. Кипренский. X., м. 1822. 

Внучка купца-миллионера Яковлева, Екатерина Сергеевна (1788—1832), жена полковника-кавалергарда (с 1810 г. — генерал-майора) А. Н. Авдулина, хозяйка особняка на Дворцовой набережной и домашнего театра на каменноостровской даче. Изображена в модном облегающем голову чепце, в руках — сложенный веер, обязательная деталь туалета дамы не в домашней обстановке; на плечи накинута шаль, так же непременный атрибут костюма русской дворянки пушкинской эпохи. Home! 

 

 

 

Силуэт «Вердеревская, Медынцева, царица Грузинская, Перфильева, Князева, Асатьян». 1834. Home! 

 

 

 

Портрет генерала Л. В. Дубельта. 

Неизвестный гравер с оригинала Д. Доу. После 1827. 

Леонтий Васильевич Дубельт (1792— 1862) изображен в форме генерал-майора, о чем свидетельствуют две звездочки (введенные как знак различия в русской армии в 1827 г.) на эполетах с густой бахромой. Home! 

 

 

 

Портрет генерал-майора И. О. Витта. 

Г. Доу с оригинала Д. Доу. Гравюра резцом. 1823. 

До того, как стать начальником военных поселений на юге России, Иван Осипович Витт (1781—1840) во время войны 1812 г. командовал бригадой казачьих регулярных полков, сформированных под его командой на Украине. Изображен в парадном общегенеральском мундире, со знаками орденов св. Александра Невского (звезда), св. Георгия 3-го класса (крест белой эмали в разрезе воротника), св. Владимира 2-й степени (нижняя звезда и второй сверху крест), с медалями за войну 1812 г. (серебряной для военных и бронзовой — дворянской) и двумя иностранными орденами: прусским Красного Орла 2-й степени и шведским Меча. Усы генерала свидетельствуют о его службе в кавалерии. Home! 

 

 

 

Вид города Дерпта. 

А. Дормье по рис. Е. М. Корнеева. 1806—1810. Гравюра резцом и офортом. 

Вид на реку Эбмах (ныне — Эмайыги), на которой стоит город. На дальнем плане каменный разводной мост, построенный к предполагавшемуся посещению города Екатериной II, протестантская (слева) и православная (справа) церкви. Посетивший Дерпт проездом в 1815 г. ф. В. Ростопчин отмечал: «Дерпт — маленький красивый город... Ему чрезвычайно выгоден Университет, ибо от 300 студентов ежегодно обращается до пятисот тысяч рублей. Бывают столкновения между русскими и немцами; недавно двое поплатились жизнью... Дерпт славится в Лифляндии хорошим вкусом и тоном и подобно Парижу снабжает край модами». Home! 

 

 

 

Портрет корнета Александрова (Н. А. Дуровой). 

Неизвестный художник. Акв. 1810. 

Изображена в офицерском гусарском армейском мундире со знаком ордена св. Георгия 4-го класса, полученным за спасение раненого офицера на поле боя. Home! 

 

 

 

Портрет М. И. Лопухиной. 

В. Л. Боровиковский. X., м. 1797. 

Мария Ивановна Лопухина (урожд. графиня Толстая), сестра графа Ф. И. Толстого Американца, была женой егермейстера императорского двора Степана Абрамовича Лопухина (ушедшего в отставку после смерти Павла I). Есть сведения, что она была несчастлива в браке. Умерла в 1803 г. от чахотки. Под впечатлением от этого портрета Я. П. Полонский написал 

в 1885 г. «Экспромт к портрету Лопухиной»: 

«Она давно прошла — и нет уже тех глаз, 

И той улыбки нет, что молча выражали 

Страданье — тень любви, и мысли — тень печали... 

Но красоту ее Боровиковский спас...» 

Изображена в модном платье-«туни-ке» с высокой талией из тонкой полупрозрачной материи, с античной прической из собственных волос (вариант «греческого узла»). Home! 

 

 

 

Платье кашемировое цвета слоновой кости. 

1820-е. Home! 

 

 

 

Обувь женская. 

Первая четв. XIX в. Home! 

 

 

 

Вид Института благородных девиц (Смольного института) в Петербурге. 

С. Ф. Галактионов. Рис. 1824. Home! 

 

 

 

Портрет Г. И. Алымовой. 

Д. Г. Левицкий. X., м. 1776. 

Глафира Ивановна Алымова (1758— 1826), выпущенная из Смольного института в 1776 г. «с шифром», изображена в платье белого цвета, установленного для воспитанниц IV (старшего) возраста. Считалась одной из лучших русских арфисток, с 1776 г. — фрейлина двора. В первом браке — за поэтом А. А. Ржевским, во втором — за И. П. Мискле, переводчиком басен Крылова на французский язык. Home! 

 

 

 

Портрет Е. И. Нелидовой. 

Д. Г. Левицкий. X., м. 1773. 

Екатерина Ивановна Нелидова (1758— 1839) — одна из лучших учениц в Смольном институте, была любимицей Екатерины II за свой веселый нрав и живой ум. По окончании института была определена фрейлиной к великой княгине Марии Федоровне, жене наследника Павла Петровича. Фаворитка Павла, после его воцарения — камер-фрейлина двора. Несмотря на то, что контролировала полностью распределение высших постов в империи, отличалась бескорыстием и часто выступала заступницей перед Павлом. После появления новой фаворитки, Лопухиной, переехала жить в Смольный монастырь. Заступничество ее за императрицу, которую Павел хотел выслать в Холмогоры, привело к высылке Нелидовой из Петербурга. После убийства Павла помогала Марии Федоровне в управлении воспитательными учреждениями. Home! 

 

 

 

Портрет Н. С. Барщовой. 

Д. Г. Левицкий. X., м. 1776. Наталья Семеновна Барщова (1758-1843) изображена в театральном костюме во время исполнения танцевального номера в спектакле театра Смольного института. После выпуска в 1776 г. «с вензелем» — фрейлина великой княжны Марии Федоровны, с 1809 — гофмейстерина императорского двора. Была замужем за К. С. Мусиным-Пушкиным, а после его смерти — за бароном фон дер Ховеном. Home! 

 

 

 

Жилая комната в мезонине дворянского особняка. 

Неизвестный художник. X., м. Конец 1830-х — нач. 1840-х. Home! 

 

 

 

Портрет Е. Н. Хрущевой (1761—1811, в замужестве фон Ломан) и княжны Е. Н. Хованской (1762—1813, в замужестве Нелединская-Мелецкая). Д. Г. Левицкий. X., м. 1773. 

Смолянки изображены в театральных костюмах для выступления на сцене театра Смольного института. Home! 

 

 

 

 

 

 

Серия «Бал в Иркутске». 

А. Е. Мартынов. Литогр. 1821—1824. 

Судя по униформе танцоров-военных, изображен бал не ранее 1807 г, Дамы одеты в ампирные платья с высокой талией, прическами «а ля грек». Танцоры-военные в парадной «бальной» форме (в белых кюлотах и башмаках). Сцена провинциального бала (3-я литогр.) дана глазами столичного художника: дамы сидят на заднем плане в ряд, слева — группа молодых мужчин, из которых выделяется столичный щеголь в парадном мундире, в бальных кюлотах и башмаках. Засунув руки в карманы, он иронически смотрит на танцующую перед ним пару — даму в просвечивающем модном ампирном платье (но без длинных бальных перчаток) и кавалера в гусарских «ботиках» с кисточками и шпорами (деталь, вряд ли возможная на столичном балу). Наглядно проявляется по деталям костюмов разница между танцорами и пришедшими не танцевать мужчинами в правой группе из трех кавалеров: танцор — только молодой чиновник, разглядывающий в лорнет танцующих; два офицера при холодном оружии и с тростями в руках (левый — очевидно, гусар) выступают в роли зрителей. Home! 

 

 

 

 

А. С. Пушкин и М. И. Хвостова на балу. Карикатура. 

Неизвестный художник. Акв. Конец 1820-х. 

Альбомный рисунок находит точное подтверждение в воспоминаниях А. О. Смирновой-Россет, описывающей вечер у Е. М. Хитрово в 1828 г.: приглашенный на мазурку подругой мемуаристки, княжной Радзивилл, Пушкин «небрежно прошелся с ней по зале»; затем его выбрала Россет; «он и со мной небрежно прошелся, не сказав ни слова». Home! 

 

 

 

Петербургский бал. 

Неизвестный художник. Акв. из альбома А. В. Бобринской. 1820-е. Home! 

 

 

 

Портрет М. С. Воронцова. 

К. Гампельн. Рис. 1820-е. 

Генерал Михаил Семенович Воронцов (1782—1856) изображен в домашней обстановке, в расстегнутом сюртуке с генерал-адъютантскими эполетами и аксельбантом. Перед столом с письменными принадлежностями стоит скульптурный бюст его жены. Home! 

 

 

 

Бал. 

Рис. из альбома В. И. Апраксина. 1810-е. Home! 

 

 

 

Пара на маскараде. 

А. О. Орловский. Рис. из семейного альбома. Нач. XIX в. Home! 

 

 

 

Бал у княгини М. Ф. Барятинской. 

Г. Г. Гагарин. Акв. 1834. 

На первом плане семь обер-офицеров гвардии, танцующих с дамами в платьях с декольтированными плечами, в обязательных на балу длинных белых перчатках и бальных туфельках без каблуков. Три офицера справа одеты в черные вицмундиры (без шитья на воротнике и обшлагах) с серебряным металлическим прибором (эполетами и пуговицами). В центре, в парадном мундире с широким красным лацканом и золотым металлическим прибором — офицер Преображенского полка. Его обер-офицерские (без бахромы) золотые эполеты несколько увеличенного против нормы размера и согласно военной моде этого времени чересчур загнуты вверх. Правее, спиной к нам, стоит обер-офицер в форме лейб-гвардии Казачьего полка (красная казачья куртка с серебряным прибором) с адъютантским аксельбантом на правом плече. Справа от него еще два кавалергарда в вицмундирах. Отметим, что все танцующие молодые офицеры (кроме преображенца) — без наград; между преображенцем и лейб-казаком в глубине стоят двое не танцующих офицеров постарше, мундиры которых украшены многочисленными наградами: слева кавалергард в штаб-офицерских эполетах с аксельбантом, орденской звездой, крестом на шее и с колодкой орденов и медалей; правее обер-офицер генерального штаба (об этом свидетельствуют пышное серебряное шитье на воротнике, витой эполет на правом плече и серебряный аксельбант), у него на мундире колодка орденов младших степеней и медалей. Сочетание парадных и вицмундиров на балу свидетельствует о его домашнем характере, — на официальном балу офицеры не могли появиться в вицмундирах и длинных брюках, здесь были бы обязательны кюлоты, чулки с башмаками. Оркестр имеет смешанный состав: среди штатских музыкантов — два флейтиста-военных в расшитых золотыми галунами музыкантских мундирах (приглашение оркестров гвардейских полков на балы было нормой в Петербурге XIX в.). Home! 

 

 

 

Свадьба Феофилакта Шанского. Мужская половина. 

А. Шхонебек. Офорт. 1702. 

Свадьба «многоутешного шута и смехотворца» Шанского проходила во дворце Лефорта в Немецкой слободе и носила, по замыслу Петра, поучительный характер: первые два дня Петр приказал праздновать в старом московском платье и раздельно мужчинам и женщинам и только на третий день разрешил всем переодеться в привычное «немецкое» платье и праздновать всем вместе. Home! 

 

 

 

Наказание батогами. 

Рис. гуашью (из иллюстраций к рукописи «Реляции о Московии» герцога Иакова Франциска де Лириа и Херика, 1731). Home! 

 

 

 

Свадьба Феофилакта Шанского. Женская половина. 

А. Шхонебек. Офорт. 1702. 

Гравюры Шхонебека изображают первую стадию свадьбы (третья гравюра, с изображением совместного праздника, так и не была создана). Home! 

 

 

 

Прогулка на Крестовском острове. 

А. Е. Мартынов. Литогр. 1821—1822. 

Литография изображает популярнейшее в пушкинское время место гуляния петербуржцев. На заднем плане художник поместил сразу два вида качелей («на доске» и «круглые», типа «чертова колеса» с четырьмя кабинками, приводившимися в движение вручную) и слева — карусель. Home! 

 

 

 

Семейный портрет Половцовых и Татищевых. 

Неизвестный художник. X., м. Конец 1830-х — нач. 1840-х. Home! 

 

 

 

Петербургский салон Олениных. 

Неизвестный художник. Рис. Нач. XIX в. Home! 

 

 

 

Диванная в имении Богдановском. 

Неизвестный художник. X., м. Home! 

 

 

 

Портрет семьи Леонтия (Луи-Жюля, 1770—1822) и Екатерины Андреевны (урожд. Гроппе, 1777-1852) Бенуа. Художник первой пол. XIX в. (Оливье?). X., м. Ок. 1816. Home! 

 

 

 

Русская свадьба. 

К. Вагнер по оригиналу Е. М. Корнеева. Гравюра резцом, акв. 1812. Home! 

 

 

 

Портрет князя П. А. Вяземского (1792-1878). О. А. Кипренский. Рис. 1835. Home! 

 

 

 

Портрет П. Я. Чаадаева (1799-1856). 

Раков с оригинала Козима. X., м. 1864. Home! 

 

 

 

Портрет Н. В. Всеволожского на охоте. 

А. О. Дезарно. X., м. 1817. 

Никита Всеволодович Всеволожский (1799—1862) — чиновник коллегии иностранных дел, впоследствии камергер и действительный статский советник. Один из основателей общества «Зеленая лампа», предоставивший свой петербургский дом для его заседаний. Ему посвящено стихотворение А. С. Пушкина «Прости, счастливый сын пиров...». Дом Всеволожских упоминается в планах неосуществленного романа Пушкина «Русский Пелам». Home! 

 

 

 

Сцена московской жизни. 

И. С. Бугаевский. Рис. Первая четв. XIX в. Home! 

 

 

 

Обер-офицер русской императорской гвардии в походной форме. 

С. Кивердо. Раскраш. офорт. 1815. 

Изображен офицер русской гвардейской пехоты в сюртуке, с ранцем за плечами, в треуголке, повернутой «в поле» по походной моде (полагалось носить треуголку широкой стороной вперед), в серых походных брюках и башмаках. Пояс перетянут офицерским шарфом, на шее орден св. Анны 

2-й степени, на груди Георгиевский крест 4-го класса и медали. В руке офицер держит кавалерийскую саблю (в то время как ему полагалась офицерская шпага). Home! 

 

 

 

На балу. 

Неизвестный художник. Рис. из семейного альбома Олениных. Первая четв. XIX в. 

Изображены два кавалера — штатский во фраке и гвардейский штаб-офицер в форме, указывающей на его нежелание принимать участие в танцах — он при шпаге и со шпорами (изобразительный комментарий к пушкинскому «Роману в письмах»: «Мы являлись на балы не снимая шпаг — нам было неприлично танцовать...»). Home! 

 

 

 

Титульный лист книги «Искусство играть в карты, в коммерческие игры, или Новый и полный карточный игрок». Часть 1-2 (М., 1830). Home! 

 

 

 

Силуэт «Ракитин, В. Н. Дубовицкая, Павленко, Григориус, В. Д. Елагин». Из серии Хвощинского. 

1834. Home! 

 

 

 

Игра в карты. 

И. С. Бугаевский. Рис. Первая четв. XIX в. Home! 

 

 

 

Щеголь и обезьяна. Карикатура (из семейного альбома?). 

Первая четв. XIX в. 

Под столом валяются игральные карты с загнутыми углами — свидетельство недавней азартной игры; ставивший на кон такую карту игрок увеличивал ставки в соответствии с количеством гнутых углов. Home! 

 

 

 

Разворот книги «Устав воинский» (1716) с началом главы 49 «Патент о поединках и начинании ссор». Home! 

 

 

 

Дуэльные пистолеты фирмы Лепажа. Париж. 1818. Home! 

 

 

 

 

 

Гравюры из книги Б. Фишера «Искусство фехтовать во всем его пространстве: новое описание со всеми нужными познаниями как владеть шпагою» (СПб., 1796). Home! 

 

 

 

Чтение оды перед императрицей Анной Иоанновной. 

О. Эллигер. Офорт. 1731. 

Единственное сохранившееся изображение весьма частого в XVIII в. сюжета. Поскольку читающий обращается к сидящей на троне императрице, он стоит на одном колене. Мужчины одеты в кафтаны без воротников, узкие в талии, с модными в начале 1730-х гг. широкими обшлагами-отворотами. Кавалер в середине группы придворных слева — образец модной в середине XVIII в. мужской фигуры: узкие плечи, грушеобразный торс, большой живот. За троном — фрейлины, справа — двое придворных высокого ранга с орденскими лентами через плечо. Home! 

 

 

 

Зимний дворец со стороны Дворцовой площади. 

М. Н. Воробьев. Рис. Первая четв. XIX в. 

Изображена не сохранившаяся до нашего времени трибуна перед фасадом дворца и двухмаршевыми лестницами по бокам. Развевающийся над дворцом флаг поднимался на флагштоке в случае нахождения императора во дворце. Home! 

 

 

 

Кабинет Александра I в Зимнем дворце. Л. К. Плахов. X., м. 1830. Home! 

 

 

 

Портрет М. М. Сперанского 

(1772-1839). 

П. А. Иванов. Миниатюра на 

кости. 1806. 

Портрет этот в точности совпадает с описанием Ф. ф. Вигеля: «Он имел лицо весьма приятное и белизну молочного цвета. Голубые взоры его ни на что не устремлялись, никогда не блуждали, никогда не потуплялись». Характерная особенность «взгляда» Сперанского, подчеркнутая современником, — результат церковного происхождения и воспитания Сперанского, попавшего в мир большой политики из домашних секретарей князя А. Б. Куракина. Home! 

 

 

 

Гостиная на половине Александра I в Зимнем дворце. 

Б. Головина. Акв. Первая четв. XIX в. Home! 

 

 

 

Спальня на половине Александра I в Зимнем дворце. 

Б. Головина. Акв. Первая четв. XIX в. Home! 

 

 

 

Екатерина II в храме богини правосудия. 

Д. Г. Левицкий. X., м. 1783. 

Программа портрета, заказанного канцлером А. А. Безбородко для его петербургского особняка, сочинена Н. А. Львовым. На создание портрета откликнулись в стихах И. Ф. Богданович и Г. Р. Державин (ода «Видение Мурзы»), Сжигаемые на алтаре цветы мака означают, что императрица «жертвует драгоценным своим покоем для общего покоя»; статуя справа вверху — богиня правосудия, в храме которой происходит действие. Орел с перунами на стопке книг охраняет законы, дарованные императрицей подданным. Home! 


Страница 46 из 48:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45  [46]  47   48   Вперед 

Авторам Читателям Контакты