Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

Поверхностный характер скороспелого патриотизма Онегина в черновиках был подчеркнут резче: "Проснулся раз он Патриотом В Hotel de Londres что в Морской" (VI, 476) и "Июля 3 числа Коляска венская в дорогу Его по почте понесла" (VI, 476). Сочетание патриотизма с Hotel de Londres и венской коляской (ср.: "Изделье легкое Европы" —VII, XXXIV, 12)производило бы слишком прямолинейный комический эффект, и автор смягчил иронию. 

Hotel de Londres (Лондонская гостиница) — находился на углу Невского и Малой Морской (ныне ул. Гоголя). 

Предположения о том, что патриотические настроения Онегина — реакция на предшествовавшее путешествие по Западной Европе и, следовательно, европейская поездка должна была предшествовать путешествию по России (изложение подобного взгляда и возможных возражений см.: Набоков, 3, 255–259), малоубедительны. 

В описании пути Онегина из Петербурга в Москву сказались личные впечатленияПот поездки весной 1829 г. Стих "Его шпионом именует" объясняется сплетней, распространенной о Пушкине в это время его приятелем А. П. Полторацким. В черновом письме ВяземскомуПжаловался, что Полторацкий "сбол<тнул>в Твери<?>,что я шпион, получаю за то 2500 в месяц<?> (которые очень бы мне пригодились благодаря крепсу) и ко мне уже являются трою<ро>дные братцы за местами<?>и за милостями<?>царскими<?>— XIV, 266 (шпион, в употреблении той поры, — полицейский агент, доносчик; крепс — карточная игра). 

Путешествие Онегина между Петербургом и Крымом длилось более двух лет (см.: с. 22–23). Тем более заметны лаконичность пушкинского описания и полное отсутствие пейзажных зарисовок или сюжетных подробностей. Географические названия "мелькают мельком". Путешествие из Петербурга в Москву умещается в две строфы. Одна из них посвящена Новгороду-Великому. "Новгородская строфа" является ключевой для всего "Путешествия": в ней и задано противопоставление героического прошлого и ничтожного настоящего.  З а в о е в а т е л ь   с к а н д и н а в — легендарный варяжский князь Рюрик, один из трех братьев варягов, прибывших на Русь (879 г.). Назвав Рюрика завоевателем,Пприсоединился к мнению о насильственном "признании варягов". Вопрос этот имел длительную историю. Карамзин решительно высказался в пользу добровольности призвания варягов: Новгородцы "лобызали ноги" Рюрика, "который примирил внутренние раздоры<…>,проклинали гибельную вольность и благословляли спасительную власть единого" (Карамзин, 1, 683); "Скандинавия<…>дала нашему отечеству первых Государей, добровольно принятых Славянскими и Чудскими племенами, обитавшими на берегах Ильмена, Бела-озера и реки Великой" (КарамзинH. M. Записка о древней и новой России. СПб., 1914, с. 1–2). В противоположность ему декабристы утверждали насильственный характер этого акта: "Сказку о добровольном подданстве многие поддерживают и в наше время для выгод правительства…" (Лунин М. С. Соч. и письма. Пб., 1923, с. 78–79). Вопрос этот привлекал широкое внимание декабристов. Он вызывал в памяти образ Вадима, имевший обширную литературную традицию от Княжнина до Рылеева.Пв Кишиневе работал над поэмой "Вадим", посвященной восстанию новгородцев против Рюрика, а публикация отрывков из этой поэмы в альманахе "Памятник отечественных муз на 1827 г." (СПб., 1827) явилась, возможно, замаскированным откликом на 14 декабря (VI, 477).  З а к о н о д а т е л ь   Я р о с л а в — Ярослав I Владимирович (978-1054). Политическая биография его была тесно связана с Новгородом, куда его «посадил» его отец Владимир. Ярослав отказался посылать в Киев дань и, хотя имел с новгородцами кровавые столкновения, в дальнейшем с их помощью победил брата Святополка и в благодарность вернул Новгороду его прежние вольности. «Законодателем» он назван, т. к. ему приписывалось создание "Русской правды". С  ч е т о ю   г р о з н ы х   И о а н о в — Иоанн III Васильевич (1440–1505), великий князь Всея Руси, в 1471 г. в битве на Шелони разбил новгородцев и заставил Новгород подписать мир, который положил начало ликвидации независимости Новгорода; Иоанн IV Васильевич ("Грозный") (1530–1584) царь Всея Руси, в 1570 г. учинил страшный погром Новгорода, перебив значительную часть жителей. 

"Московская строфа" первоначально также резко противопоставляла настоящее прошедшему. 

На фоне исторических воспоминаний резко выступали "о кашах прения" в Английском клубе. 

 

VI, 198—Макарьев… — Ежегодная нижегородская ярмарка, которая первоначально происходила у стен Макарьевского монастыря под Нижним Новгородом, а потом была перенесена в самый город, но сохранила свое название. "С барабанным боем 15 июля ярманка была открыта; но никого почти еще не было, и купцы только-что начинали раскладывать свои товары. Прежде, бывало, оканчивалась она 25-го числа в день святого Макария, а с перенесением ее в Нижний-Новгород каждый год опаздывают с ее открытием, так что 25 июля едва начинается она, а торг продолжается весь август" (Вигель, т. II, с. 141). Переезд из Петербурга в Москву занимал три-четыре дня. Следовательно, в Москве Онегин был 6 июля. В НижнийНовгород он приехал не позже августа, если застал ярмарку. "Суета всякого рода, общее стремление к торговле, движение огромных капиталов, утонченный обман в оборотах, заготовление всего на всю Россию, словом, центр всех купеческих расчетов. Вот что такое Макарьевская ярмонка. Если вы хотите купить кстати и выгодно, что вам по хозяйству необходимо, приезжайте сюда, бросайте деньги и увозите с собой разные товары. Сюда Сибирь, Астрахань, Таврида, Польша, Архангельск и Киев привозят свои приобретения" (Долгорукий И. М. Журнал путешествия из Москвы в Нижний 1813 года. М. 1870, с. 23). Столкновение фальши и лжи (повторение слов "поддельны", "бракованные", сочетаний —"услужливые кости", "спелые дочери", "прошлогодни моды") с ожиданием увидеть "отчизну Минина" (VI, 498) служит объяснением повторяющегося рефрена: "Тоска!". 

М и н и н-С у х о р у к  Кузьма Миныч (ум. 1616) — "выборный человек от Всея Русской земли", организатор нижегородского ополчения 1612 г. В 1830 г.Пписал: "Имена Минина и Ломоносова вдвоем перевесят, м<ожет>б<ыть>,все наши старинные родословные" (XI, 162). 

Меркантильный дух… — дух торговли. 

В печатном тексте две строфы, посвященные поездке Онегина по Волге, заменены единственным словом: "Тоска!". В рукописном тексте имеются следующие строфы:<10>Тоска! Евг<ений>ждет погодыУж Волгарек озер красаЕго зовет на пышны водыПод полотняны паруса —Взманить охотника нетрудноНаняв купеческое судноПоплыл он быстро вниз рекиНадулась Волга — бурлакиОпершись на багры стальныеУнывным голосом поютПро тот разбойничий приютПро те разъезды удалыеКак Ст<енька>Раз<ин>в старинуКровавил Волжскую волну<11>Поют про тех гостей незваныхЧто жгли да резали — Но вотСреди степей своих песчаныхНа берегу соленых водТорговый Астрахань открылсяОнег<ин>только углубилсяВ воспоминан<ья>прошлых днейКак жар полуденных лучейИ комаров нахальных тучиПища, жужжа со всех сторонЕго встречают — и взбешонКаспийских вод брега сыпучиОн оставляет тот же часТоска! — он едет на Кавказ(VI, 498–499). 

Р е к   о з е р   к р а с а — цитата из стихотворения И. И. Дмитриева "К Волге": "О Волга! рек, озер краса, Глава, царица, честь и слава…" (Дмитриев, с. 87). ОбращениеПк этому стихотворению Дмитриева не случайно: в нем затронуты те же темы (восстание Разина и "воспоминанья прошлых дней"), которые волновалиПи заставили его привести своего героя на Волгу:Там кормчий, руку простираяЧрез лес дремучий на курган,Вещал, сопутников сзывая:"Здесь Разинов был, други, стан!"Вещал и в думу погрузился;Холодный пот по нем разлился,И перст на воздухе дрожал.(Дмитриев, с. 88). 

Тема восстания под руководством Степана РазинаПочень интересовала. Еще в ноябре 1824 г. он просил у брата "историческое, сухое известие о Стеньке Разине, единственном поэтическом лице рус.<ской>ист.<ории>" (XIII, 121).Разинская тема в стихотворении Дмитриева отчетливо связана с воспоминаниями о восстании Пугачева. Именно этим объясняется стих "Холодный пот по нем разлился" (пугачевская тема была запретной, и в цензурное стихотворение даже резко негативная оценка могла быть введена только намеком). Связь Разина и Пугачева была устойчивой; Бенкендорф, мотивируя в письмеПнедопустимость "Песен о Стеньке Разине" к публикации, писал: "…церковь проклинает Разина, равно как и Пугачева" (XIII, 336). Очевидно сплетение этих имен и в сознанииП:они не только связываются в ряде мест "Истории Пугачева", но и прямо сопоставлены в письме А. Тургеневу: "Симбирск в 1671 году устоял противу Стеньки Разина, Пугачева того времени" (XV, 189). 

ИнтересПк личности Степана Разина был возбужден беседами с Языковым в Тригорском. В дальнейшем он ознакомился со свидетельством голландца Яна Стрюйса по публикации А. О. Корниловича ("Путешествие Яна Стрейса" — "Северный архив", 1824, ч. X). В последующие годыПпроявил большой интерес к этой книге, приобрел ее французский перевод и брал в библиотеке А. С. Норова редкий оригинал XVII в. (см.: Модзалевский Б. Л. Библиотека А. С. Пушкина. — Пушкин и его современники, вып. IX–X. СПб., 1910, с. 344; письмо Норову — XV, 94). 

У н ы в н ы м   г о л о с о м   п о ю т… — Песни о Стеньке РазинеПзаписывал со слов Арины Родионовны, а также знал тексты из сборника Чулкова. В 1836 г.Пвключил две песни о Степане Разине в прозаические французские переводы русских народных песен, выполненные им по просьбе Леве-Веймара (Рукою Пушкина, 615–616). Мысль об «унылом» характере русских песен высказываласьПнесколько раз:Мы все поем уныло. Грустный войПеснь русская. Известная примета!(V, 87). 

"Свадебные песни наши унылы, как вой похоронный" (XI, 255). Ср.: "Грусть есть мотив нашей поэзии — и народной и художественной" (В. Г. Белинский). Анализ связи этого положения с пушкинской концепцией см.: Мордовченко Н. Белинский и русская литература его времени. М.-Л., 1950, с. 184. "Воспоминанья прошлых дней", в которые погружается Онегин, имеют весьма ясную целенаправленность: вольность и падение Новгорода — памятники смуты в Москве (башня Годунова) — Минин в Нижнем Новгороде — Степан Разин (с проекцией на Пугачева) на Волге. Что же касается исторических воспоминаний в Астрахани, то это вряд ли было взятие города Иваном IV (в этом случае уместнее было бы привести героя в Казань) — скорее, речь шла о взятии Астрахани Разиным, событии, которомуПпосвятил специальную песню в разинском цикле. Где-то в истоке или в конце этой цепи должны были поместиться описания военных поселений. 

В печатном тексте "Путешествия", как и в сводной рукописи предполагавшейся восьмой главы, Онегин после Астрахани попадает на Северный Кавказ — на пятигорские воды. Однако в черновике этому, видимо, предшествовал переезд через Дарьяльское ущелье в Грузию, что разрешило бы некоторые хронологические трудности, возникающие при истолковании нынешнего текста (см. VI, 483). 

Картинам дикой и величественной природы Кавказа противопоставлено "водяное общество". 

 

VI, 199—Кто жертва чести боевой, 

Кто Почечуя, кто Киприды… 

Почечуй— геморрой; написанный с заглавной буквы и поставленный в один ряд с Кипридой (см. с. 242), зд. олицетворяющей венерические заболевания, он превращается в некоторый символический образ патронального божества канцелярского образа жизни. 

 

Зачем не чувствую в плече 

Хоть ревматизма? 

Ревматизм в плече— болезнь денди; ср.: "Разве я последние полгода не страдал ревматизмом в левом плече и лихорадкой в мизинце? Так ли уж вам необходимо открыть это гнусное окно и одним ударом оборвать нить моей несчастной жизни?" (Бульвер-Литтон, с. 196). 

 

С Атридом спорил там Пилад… — Идеальные друзья древнегреч. мифаОрест (Атрид) иПилад,занесенные к берегам Тавриды и обреченные на смерть, великодушно спорили друг с другом, кого следует принести в жертву для спасения жизни другого. Храм Артемиды, с которым связан миф об Ифигении, Оресте и Пиладе, по преданию, находился около Георгиевского монастыря на южном берегу Крыма. С развалинами храма — "камнем, дружбой освященным" — уПсвязались мысли о Чаадаеве (см. «Чедаеву»: "К чему холодные сомненья…", II, 1, 364). 

 

Там закололся Митридат—МитридатВеликий — понтийский царь с 123 по 63 г. до н. э. Судьба его была известнаП,в частности по одноименной трагедии Расина. 

 

Там пел Мицкевич вдохновенный… —МицкевичАдам (1798–1855) — польский поэт. Высланный из пределов Царства Польского, Мицкевич осенью 1825 г. путешествовал по южному берегу Крыма. Плодом путешествия явились "Крымские сонеты", опубликованные в 1826 г. в Москве. Об отношенииПи Мицкевича в связи с "Крымскими сонетами" см.: Измайлов Н. В. Мицкевич в стихах Пушкина. (К интерпретации стихотворения "В прохладе сладостной фонтанов"). — В кн. Измайлов Н. В. Очерки творчества Пушкина. Л., 1975, с. 125–173. 

 

Свою Литву воспоминал… — Литва вм. Польша — архаизм, сделавшийся в стилеПпоэтизмом (синекдоха). Однако Мицкевич, учившийся в Вильно, проживавший до ссылки в Ковно, был биографически тесно связан с Литвой. Зд.: обычная для зрелогоПстилистическая структура — условный поэтизм, заполняемый исключительно точным семантическим содержанием. 

 

"Путешествие Онегина" до прибытия его в Крым определенно связывается с сюжетами будущих, только формировавшихся в сознанииПпроизведений: с Волгой связан цикл размышлений над проблемой "джентльмен и разбойник" (Онегин и Степан Разин; два облика Дубровского; Пелымов и Ф. Орлов в планах "Русского Пелама", Гринев и Пугачев: напомним связь Онегина в сне Татьяны с разбойником из "Жениха" и Разиным из "Песен о Стеньке Разине" (см. с. 273–274) — все они «погубители» красы девицы, все «хозяева» того страшного мира, который влечет любопытство героини); с Кавказом — мысли о столкновении, с одной стороны, мира Кавказа с ничтожеством светской жизни ("Роман на Кавказских водах"), с другой — с подлинной цивилизацией ("Тазит"). Таким образом, весь этот отрезок "Путешествия" можно считать своеобразным заповедником пушкинских творческих замыслов. 

С момента появления Онегина в Крыму ситуация меняется: повествование, естественно, обращается к предшествующему творчеству поэта — крымским элегиям и "Бахчисарайскому фонтану". Такое столкновение творческих периодов делало уместным включение в роман трех строф, декларативно сопоставляющих романтическое и реалистическое направления в творчествеП.Сопоставление ведется в трех планах. 

1. И д е а л   п р и р о д ы   как: необычный, экзотический <-> обыденный, простой; далекий <-> близкий; восточный, южный <-> русский, северный:В ту пору мне казались нужныПустыни, волн края жемчужны,И моря шум, и груды скал<…>Иные нужны мне картины:Люблю песчаный косогор,Перед избушкой две рябины,Калитку, сломанный забор,На небе серенькие тучи…(VI, 200) 

2. И д е а л   ж е н щ и н ы   как: неземной <-> реальный; возвышенный <-> находящийся на земле; связанный с безграничным романтическим пространством (буря, скалы, мое) <-> связанный с уютным замкнутым миром дома, тепла, и личной независимости:И гордой девы идеал…(ср.: "У моря на граните скал" (I, XXXII, 14)Мой идеал теперь — хозяйка… (VI, 200–201). 

См.: Макогоненко Г. П. Творчество А. С. Пушкина в 1830-е годы (1830–1833). Л., 1974, с. 24). 

3. И д е а л   с о б с т в е н н о й   л и ч н о с т и   и  с о б с т в е н н о г о   п о в е д е н и я: счастье <-> покой и воля; создание условной «поэтической» биографии автора <-> простота и истинность поведения, биографическая точность поэтической личности:И безыменные страданья…Мои желания — покой,Да щей горшок, да сам большой(VI, 200–201). 

VI, 200—Безыменные страданья… — Речь идет о романтическом культе «утаенной» и «безнадежной» любви, который входил в обязательный канон поведения романтического поэта. В период южной ссылкиПэнергично окружал свою личность романтической мифологией, создавая легенду об «утаенной», а иногда и «преступной» любви. Намеки, разбросанные в романтических произведениях южного периода, а также «признания», рассеянные в письмах и имевшие целью создание вокруг личности поэта атмосферы любовной легенды, явление, типичное для бытового поведения романтика, — ввели в заблуждение пушкинистов и породили псевдопроблему "утаенной любви"П. 

"Утаенную любовь" "к NN, неведомой красе" уже Лермонтов воспринимал как пошлый романтический штамп ("И страшно надоели все"). В этой же связи должно отметить, что не следует придавать серьезного значения появлению NN в пресловутом "Донжуанском списке" Пушкина (см.: Рукою Пушкина, с. 629–630), хотя П. Антокольский и посвятил ей поэтические строки (см.: "Новый мир", 1977, № 6, с. 128). Следует учитывать, что этот документ результат игры, создавался, видимо, с хохотом и той бравадой, в результате которойПбывал "Вампиром именован". Такая обстановка допускала игру в романтические загадки, но исключала серьезные лирические признания. Считать, чтоПв такой форме изливал перед барышнями тайны своей души (которые у него, как у всякого человека, конечно, были) — значит слишком невысоко ставить его культуру чувства. 

Литература об "утаенной любви" обширна (см.: Гершензон М. Мудрость Пушкина. М., 1919, с. 155–184; Щеголев П. Е. Из жизни и творчества Пушкина. Изд. 3-е. М.-Л., 1931; Тынянов Ю. Н. Безыменная любовь. — В кн.: Тынянов Ю. Н. Пушкин и его современники и др.). Попытку поставить под сомнение самый факт существования "утаенной любви" см.: Лотман Ю. М. Посвящение "Полтавы". 

 

VI, 201—Щ е й   г о р ш о к,  д а   с а м   б о л ь ш о й. — Цитата из пятой сатиры Кантемира "На человеческое злонравие вообще. Сатир и Периерг":Щей горшок, да сам большой, хозяин я дома…(Кантемир Антиох. Собр. стихотворений.Л. 1956, с. 137). 

Стихи эти обрисовывают идеал «воли», независимости человека в его собственном доме — одну из существенных тем лирики позднегоП. 

 

VI, 201.Фламандской школы пестрый сор! — Речь идет о фламандской живописи бытового, «жанрового» направления. 

 

Описание Одессы было созданоПнепосредственно после окончания четвертой главы. Строфы эти были опубликованы в 1827 г. в "Московском вестнике" как предназначенные для седьмой главы романа. Тольков 1830 г. в Болдине они были перенесены в "Путешествие". 

Написанные в другое время, чем остальное "Путешествие", «одесские» строфы выдержаны в иной художественной манере: лаконизму и сухости первой половины странствия здесь противопоставлен яркий местный колорит и обилие характерных подробностей. 

Корсар в отставке, Морали. —Морали (Maure Ali (франц.) — мавр Али) — "этот мавр, родом из Туниса, был капитаном, т. е. шкипером коммерческого или своего судна, человек очень веселого характера лет тридцати пяти" (Липранди И. П. Из дневника и воспоминаний. — "Русский архив", 1866, № 7, стб. 1471). "Подозревали, что он нажил состояние будто бы ремеслом пирата. Ходил он в Африканском своем костюме с толстой железной палкой в руке…" (Бутурлин, с. 16). "Одежда его состояла из красной рубахи, поверх которой набрасывалась красная суконная куртка, роскошновышитая золотом. Короткие шаровары были подвязаны богатою турецкою шалью, служившею поясом; из ее многочисленных складок выглядывали пистолеты" ("Из прошлого Одессы". Одесса, 1894, с. 359). Между Али иПсуществовала тесная дружба. См.: Пушкин, статьи и материалы, вып. III. Одесса, 1927, с. 24; Черейский, с. 253. 

 

VI, 202—Одессу звучными стихами 

Наш друг Туманский описал… 

ТуманскийВасилий Иванович (1800–1860) — второстепенный поэт, чиновник при М. С. Воронцове и одесский приятельП. 

Сады одесские прославил. — Имеются в виду стихи Туманского "Одесса":Под легкой сению вечерних облаковЗдесь упоительно дыхание садов.(Поэты 1820-1830-х годов, с. 272). 

…степь нагая там кругом… Давать насильственную тень. — Ср.: "Всем известен этот клочок земли, обсаженный акациями, который величают садом герцога" (Смирнова-Россет А. О. Автобиография. М., 1931. с. 35). 

 

VI, 203—Без пошлины привезено. — В Одессе существовало порто-франко, беспошлинная торговля. 

 

VI, 204— …услужливым Отоном. —ОттонЦезарь — хозяин ресторана и гостиницы на Дерибасовской, в которой некоторое время жилП. 

…легкое вино Из погребов принесено… — Оттон свидетельствовал, чтоПпредпочитал шампанское Сен-Пере (Пушкин, статьи и материалы, вып. III. Одесса, 1927, с. 72). 

…упоительный Россини… —РоссиниИоахим (1792–1868) итальянский композитор.Ппознакомился с музыкой Россини в Одессе, где выступала итальянская группа. В 1823 г.Пписал Дельвигу, что "Россини и итальянская опера" — "это представители рая небесного" (XIII, 75) и Вяземскому: "Твои письма<…>точно оживляют меня, как умный разговор, как музыка Россини" (XIII, 210). 

Но, господа, позволено ль… — См. с. 253–254. 

 

VI, 205—Негоциантка молодая… — Вероятно, А. Ризнич (см. с. 295). 

…фора закричит… — Фора — от итальянск. fuora — "наружу!" (вызов артиста выйти из-за кулис на сцену). ВEO— "черта одесского couleur local. В итальянизированный город оно зашло из "Италии златой", а уже из Одессы перешло на север, и то довольно поздно" (Лернер, с. 113). 

Сыны Авзонии счастливой… — Авзония — древнее наименование Италии.  

ДЕСЯТАЯ ГЛАВА 

Десятая глава была уничтоженаПи в канонический текст романа не входит. Каковы бы ни были обстоятельства, побудившие автора принять такое решение, единственным полноценным текстом романа для нас остается тот, который сам автор предложил читателю как законченный и который вошел в сознание русской читательской аудитории и критиков под названием "Евгений Онегин". Это тот текст, который читали Белинский и Аполлон Григорьев, Толстой и Достоевский. Мысль о том, что этот текст является искаженным, неполным и что для вынесения суждений о пушкинском романе его следует дополнить каким-то гипотетическим «окончанием», глубоко ошибочна и основана на непонимании новаторской поэтики EO. 

Десятая глава романа представляет собой ценнейший источник. Но ценность его не в том, чтобы на ее основании придумывать за автора конец романа, а в том, что она позволяет судить об отношенииПк наиболее сложным вопросам его эпохи, раскрывает, какими путями шла пушкинская мысль, прежде чемEOотлился в канонические и классические свои формы. 

Следует подчеркнуть, что название "десятая глава" способно ввести в заблуждение: мы располагаем не главой, а незначительной ее частью. Всего в нашем распоряжении имеется 16 строф, из которых лишь две в относительно полном виде. Остальные насчитывают от 3 до 5 стихов. Если учесть, что обычный объем главыEOколеблется от 40 (самая короткая вторая глава; до 60 (самая длинная — первая) строф по 14 стихов в каждой (в некоторых главах имеются еще и нестрофические включения), тостанет очевидно, каким незначительным фрагментом главы мы располагаем. К тому же ряд стихов допускает различное прочтение. Понятно, с какой осторожностью надо подходить к любой формулировке выводов, базирующихся на столь шаткой документальной основе. 

История дешифровки десятой главыEOнаиболее полно изложена Б. В. Томашевским. 

Факт существования десятой главыEOподтверждается следующими данными: 

1) На листе рукописи "Метели", датированной 20 октября (1830 г.), помета: "19 окт<ября>сожж<ена> Xпеснь" (VI, 526); предложение читать дату, как «18», а не «19» (Рукою Пушкина, 331). 

2) В черновиках "Путешествия Онегина" против стихов:Уж он Европу ненавидитС ее политикой сухой — 

на полях приписка рукойП: "в X песнь" (VI, 496). 

3).В дневнике П. А. Вяземского под 19 декабря 1830 г. имеется запись: "Третьего дня был у нас Пушкин. Он много написал в деревне: привел в порядок и 9 главу Онегина, ею и кончает; из 10-й, предполагаемой, читал мне строфы о 1812 годе и следующих славная хроника; куплетыЯ мещанин, я мещанин;эпиграмму на Булгарина за Арапа; написал несколько повестей в прозе, полемических статей, драматических сцен в стихах: Дон-Жуана, Моцарта и Сальери;у вдохновенного Никиты, У осторожного Ильи" (Вяземский П. А. Полн. собр. соч., т. IX. СПб., 1896, с. 152). 


Страница 29 из 32:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28  [29]  30   31   32   Вперед 

Авторам Читателям Контакты