Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

______________ 

*В сборнике монгольских сказок (Шидди-Кур, в Эти. Сб., VI, 42) говорится о козлиной шкуре: если ударить по ней слегка - пойдет небольшой дождь, а если сильно - то проливной. 

**Срп. рjечник, 247. 

*** Diе Gotteiwelt, 18, 276: "schwechen die lichtweiszen Ummerwolken am ilimmel, so sagt man in der Mark: Frau Ilolla treibt ihro Schafe aus". 

****Каравел., 240. 

***** Die Gоtteiwelt, 89. 

******Послов. Даля, 1063. 

******* Der Ursprung der Myth., 220;Мифы классич. древности, 1,189. 

********Нар. сл. раз., 80; Срп. прилов., 12. 

*********Ск. норв., 1,7; Глинск., IV, 113-4,124; Пов. и пред., 117. 

********** Der Ursprung der Myth., 201-2;Черты литов. нар., 69; Н. Р. Ск., IV, стр. 34-35. 

*********** Orient und Occid.,год 1,1,17; III, 389. 

************ Andeut eines Systems der Myth., 194. 

************* Die Gotteiwelt, 259. 

************** D. Myth., 168,304;Симрок, 256; Die Gotterwelt, 128,188. 

***************Симрок, 271; о значении хромой ноги см. гл. XXII. 

**************** Die Gotterwelt, 50,158.То же рассказывается о корове, которою питаются духи неистового воинства (ibid, 117). Наши сказки (Н. Р. Ск., VII, стр. 188) упоминают про диво дивное, как оживает убитый медведь или заяц (и тот, и другой принимаются за олицетворения грозы). 

*****************Гальтрих, 67-70. 

******************Эрленвейн, 108-9. 

Долгое время после того, как уже было позабыто о поэтическом представлении облака бараном и козьей шкурою, и тот и другая употреблялись в религиозных обрядах, как предметы, таинственным влиянием которых можно вызывать дожди. В Беотии на праздник Гермеса один избранный юноша носил по городу или деревне ягненка; этим обрядом надеялись приманить грозу, которая бы дождевыми ливнями освежила летний зной, производящий засуху и моровую язву. Из того же источника возникла ежегодная процессия,при начале песьих дней, на вершину горы Pelion к святилищу Зевса, причем знатные юноши покрывались шкурою жертвенного барана; процессия совершалась с целию вымолить дождь и умерить палящий зной. В Германии верят, что пожар, происшедший от удара молнии, может быть потушен коровьего шкурою*. Представление грозовых туч шкурами быков находит (351) яркое подтверждение в следующих стихах Гомера: когда спутники Одиссея убили солнцевых быков 

______________ 

* Die Gotteiwelt, 23. 

Кожи ползли, а сырое на вертелах мясо, и мясо, 

Снятое с вертелов, жалобно рев издавали бычачий*. 

______________ 

*Одис., XII, 395-6. 

Основной смысл предания - тот: молнии разят небесных быков и жарят их в своем пламени, кожи-облака движутся по воле вихрей и издают громовые звуки*. На Руси существует любопытное поверье: если в лунную ночь на святках пойти к проруби, разостлать на льду воловью или коневую кожу и, сидя на ней, смотреть в воду, то нечистая сила поднимет кожу, понесет ее по воздуху и покажет все, что должно случиться в будущем**. В этом поверье слышится воспоминание о коже-облаке, на котором, словно на ковре-самолете, носятся по поднебесью вещие духи, обладающие высоким даром предвидения. Древнейшим воззрением на облака и тучи, как на звериные шкуры, объясняются разнообразные предания об оборотнях; не входя в подробности этого вопроса, которые будут разобраны в следующих главах, мы остановимся на одном сказочном мотиве. Идут (повествует народная сказка) двое сироток - брат Иванушка и сестрица Аленушка. Захотелось Иванушке пить: "сестрица, я пить хочу!" - Подожди, братец; дойдем до колодца. Шли-шли, солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытцо полно водицы. "Сестрица! я хлебну из копытца". - Не пей, братец; теленочком вскинешься! Дальше идут - стоит лошадиное копытцо с водою, за тем баранье и наконец козье. Сестра запрещает брату пить, чтобы не превратиться в жеребенка, барашка и козлика. Брат не вытерпел, напился из козьего копыта и оборотился козленочком***. Все эти животненные образы: корова, конь, баран и коза представления метафорические; вода, наполняющая следы их копыт, указывает на те живые ключи, которые бьют из-под ног Перуновых коней, или попросту - на дождь, проливаемый тучами. Напиваясь из таких ключей, сказочный герой сам облекается (оборачивается) в облачную одежду и чрез то принимает на себя звериное подобие****. На Украине есть сказка о девушке-наймичке, которая, ворочаясь с поля и чувствуя сильную жажду, увидела на дороге две ступни, наполненные водою, и, напившись из них, тотчас забеременела: были то ступни божий (stopy boze), т. е. там,где шествует Перун, льются дождевые потоки, действием которых чреватеет мать сыра земля и производит плод*****. 

______________ 

*Другое сказание: сатир Марсий, воспользовавшись флейтою, которую бросила Минерва, надумал состязаться в музыкальном искусстве с Аполлоном; Марсий признан был побежденным, и Аполлон снял с него с живого косматую шкуру, т. е. при песнях грозы бог-громовник снимает с своего противника облачную шкуру, кровь и слезы, проливаемые сатиром, означают дождь- Der Ursprung der Myth., 232-3. 

**Абев., 149; Терещ., VII, 244-6; Зам. о Сибири, 65. Гримм указывает на германский обычай надевать на себя шкуру только что убитого животного и, приходя к водопаду, угадывать будущее по шуму льющихся вод.- D. Myth., 1069. 

***Н. Р. Ск., III, 45. 

****Немецкая сказка (сборн. Грим., 11) такое превращение приписывает чарам, совершенным ведьмою (облачной женою) над колодцами и родниками. 

***** Lud Ukrain., 1,305-327.Точно так в валахской сказке о Флориане и в русской об Иване Водовиче оба эти герои зарождаются от воды, выпитой их матерями. 

С мехами и овечьей шкурою, как символами дождевых облаков, соединяются счастливые приметы. Вывороченный тулуп, овчина и соболи предохраняют жениха и невесту от действия нечистой силы и злых чар, наделяют их плодородием, сча(352)стием и богатством: те же самые дары сулит и дождь, оросивший юную чету в день свадьбы. В старину сажали жениха и невесту на соболях и обмахивали лисьими и куньими хвостами*; в деревнях до сих пор усаживают их на разостланном тулупе; мать невесты встречает новобрачных в вывороченной шубе, причем поется следующая песня: 

______________ 

*Терещ., VII, 238: На Святках девицы ходят ночью в баню и, отворив двери, оборачиваются к ним задом, с таким приговором: "шени меня куньим хвостом по голой части!" Если почудится им прикосновение чего-нибудь мохнатого - это предвещает богатую жизнь замужем. 

Будь, зятю, добресенький, 

Як кожух теплесенышй; 

Будь, зятю, богатый, 

Як кожух волохатый*. 

______________ 

*Абев., 43-44,50-51; Вест. Евр. 1829, VII, 248. 

В некоторых уездах молодые первую ночь проводят в овчарне или скотной избе*. Идучй на сватовство, встретить корову или свинью - считается за доброе предзнаменование; при такой встрече животным этим отвешивают поклоны**. Новорожденного ребенка, чтобы он оставался жив и здоров, кладут на черную овчину***. Если желаешь, чтобы наседка вывела здоровых цыплят, то клади под нее яйца в то время, когда скот ворочается с поля****; кладя яйца под наседку, советуют брать их из чего-нибудь мохнатого, или вместо того хозяйка должна прикладывать их наперед к своему половому органу: тогда ни одно яйцо не пропадет даром*****. В Воронежской губ. на Рождество Христово стелют на лавку шубу и просят священника, пришедшего со крестом, сесть на нее; от этого, по мнению крестьян, наседки будут охотно садиться на яйца и ни в одном из них не замретзародыш******. 

______________ 

*Учен, записки Моск. универс. 1836, XI, 366. 

**Пермск. Сборн., I, отд. 2,8. 

***Пассек, II, 26. 

****Нар. cл. раз., 159. 

*****Абев., 260. 

******Ворон. Г. В. 1851,11. 

Олицетворяя грозовые тучи быками, коровами, овцами и козами, первобытное племя ариев усматривало на небе, в царстве бессмертных богов, черты своего собственного пастушеского быта: ясное солнце и могучий громовник, как боги, приводящие весну с ее дождевыми облаками, представлялись пастырями мифических стад. В Ведах богиня Зоря ( = весеннее солнце) и громовержец Индра выгоняют на небесные пастбища свои облачные стада, напояющие землю молоком росы и дождя. По преданию греков, светлый Гелиоспас тучных быков и баранов на злачных равнинах Тринакрии и во время дневного своего странствования любовался на них с высокого неба; за умерщвление этих солнцевыхбыков, как за страшное святотатство, спутников Одиссея постигла безвременная гибель в пучинах взволнованного моря*. Аполлон, как повествуют древние сказания, двенадцать месяцев сряду пас стада царя Адмета, и его нередко изображали с овцою на плечах. Та же идея пастырства соединялась с солнцем и литовским племенем, как это видно из следующей песни: 

______________ 

*Одисс., ХII, 127-140,380-3. 

Гониглис-божок! 

Паси мою корову, 

Паси моего бычка, 

Не пускай вора-волка. (353) 

Пасу, пасу мои овечки; 

Тебя, волк, не боюсь: 

Бог с солнечными кудрями, 

Верю, тебя не допустит. 

Ладо, Ладо-солнце!* 

______________ 

*Черты литов. нар., 130. По свидетельству Дитмара, у славян был такой обычай: пастух ходил по дворам с палкою, рукоятка которой изображала руку, держащую железный шар, икричал: Гонило, стережи! Делалось это для охранения стад от волков.- Костомар. С. М., 77. 

Краледворская рукопись называет богов пастырями (spasy - от глагола пасти), такое значение в наших преданиях присваивается месяцу и богу Волосу или Велесу. Народная русская загадка о месяце, затемненном тучами, говорит: "jихав чумак, та и став; бо волив потеряв"; другие загадки о месяце и звездах выражаются так: "есть поле сиянское (от глагола сиять, т. е. небо; под влиянием созвучия эпитет этот часто переделывается в сионский), много в нем скота астраханского (вар. монастырского, один пастух - словно ягодка" (или: "а пастух вышинский"); "поле не меряно, овцы не считаны, пастух рогатый". Выше мы указали, что месяц олицетворялся быком или коровою; здесь же дается ему человеческий образ, и вместе с тем он является или чумаком, который едет на волах, или пастухом, который пасет небесное стадо. Стадо это - бесчисленные звезды; метафорический язык загадок называет их овцами и козами: "бегли овцы по калинову мосту (вар. катилися каточки по ясному мосточку, мост = небо), увидали зорю - покидались в воду" или: "шли козы по мосту, увидели зорю - попрятались в воду"*, т. е. при восходе солнца звезды исчезают, скрываясь в воздушном океане. Постоянный эпитет: "ярки звезды"возбуждал в уме представление об овцах (ярки, ярочки) и козах (jарац, jарица) и наводил фантазию на указанное уподобление. Чтобы овцы дали обильный приплод, овчары становятся на руно** и окликают звезды: "как по поднебесью звездам несть числа, так бы у раба такого-то уродилось овец болей того" (см. стр. 99). Сербская песня "Дjевоjка и сунце", в которой девица спорит о красоте с солнцем, сравнивает ясные звезды с овцами: красота моя, говорит гордая дева, - превосходит и месяц и звезду-преходницу (Венеру), что глуяет по небу, словно пастух с белыми овцами: 

______________ 

*Сементов., 6; Послов. Даля, 1060-1. 

**Сахаров., II, 13. 

Што преоди преко ведра неба, 

Као пастир пред белим овцама. 

В другой песне говорится о пастухе, 

Коjи шеhе пред овцами, 

Кано месяц пред звездама*. 

______________ 

*Срп. н. пjесме, 1,305,336. 

Такое воззрение на звезды, как на стадо, пасущееся под надзором пастуха-месяца, находим и у немецких поэтов, и в сказаниях античных народов*. 

______________ 

* Sonne, Mond u. Sterne, 268. 

Имя Волоса упоминается: а) в Несторовой летописи: "а Ольга водиша и мужий его на роту; по рускому закону клашася оружьем с воим, и Перуном богом своим, и Волосом-скотьим богом"; b) в договоре Святослава с греками: "да имеем клятву от (354) бога, в его же веруем - в Перуна и в Волоса-скотья бога"*; с) в житии св. Владимира, сочиненном Иаковом-мнихом (XI в.): "а Волоса-идола, его же именоваху скотья бога, веле в Почайну-реку въврещи"** известие, повторенное потом в Макарьев-ских чети-минеях и в торжественнике Румянцевского музея (XVI в.)***; d) в Слове о полку: "чили въспети было, вещей Бояне, Велесовь внуче!"****; е) в житии св. Авраамия Ростовского, где сказано, что он, поселившись близ Ростова, сокрушил жезлом своим каменный идол Белеса, которому покланялся "Чудской конец"*****; сверх того, имя это встречается f) в "Хождении по мукам пресв. Богородицы" и в географических названиях некоторых местностей******. Сабинин настаивал на тождество Волоса с Одином, имя которого в народных воззваниях получает следующие формы: Waul (измененное Wode, Waude). Wol, Wold*******; кн. Вяземский сближает слово Белее с греч. Beлioc, aBeлioc = nлioc - солнце********; но оба эти производства слишком произвольны, чтобы основывать на них ученые выводы. Г. Срезневский********* признает Волоса за наименование бога-солнца и сравнивает его с Аполлоном; доказательства, приводимые им, и отрывочны и шатки. У Нестора, говорит он, второе место после Перуна занимает Хоре, а в договоре Святослава второе место за Перуном принадлежит Волосу; как Аполлон был богом музыки и песен, так в Слове о полку Боян назван Велесовым внуком; у чехов существует поговорка - "zaletet' nekam za mofek Welesu" = пропасть неведомо куда: эту неведомую страну Велесову автор отождествляет с заморским царством солнца, упоминаемым в сказках; наконец, на солнечное значение Белеса намекают, по его мнению, слова: хорутан. vletka - дождь, идущий при сиянии солнца, польск. wlodek - детская стрела с пером, и русс. обл. волотки - праздник жатвы. Но даже в том случае, если б действительно было доказано сродство сейчас приведенных речений, они столько же будут говорить за связь Волоса с солнцем, как и за связь его с грозовыми тучами; ибо стрела - символ не только солнечных лучей, но и молний, а творцом урожаев по преимуществу признавался дождящий Перун. Сказочное царство, лежащее за морем, есть, собственно, весеннее небо = блаженная страна светлых богов, омываемая водами облачного океана; царство это созидается мощными усилиями бога-громовника, который прогоняет с неба демонов зимы и своими молниями возжигает яркий светильник летнего солнца. По нашему мнению, обе формы Волос и Белее легко могут быть объяснены вышеуказанным санскр. корнем vr, var (стр. 348) и буквально означают бога-облачителя, который покрывает небо дождевыми тучами, или, выражаясь метафорически: заволакивает его облачным руном, выгоняет на небесные пастбища облачные стада. Первоначально название это было не более как один из эпитетов тучегонителя Перуна (громоносного Тура); впоследствии же, при забвении его коренногозначения, оно обособилось и принято за собственное имя отдельного божества. В качестве "святого бога" Волос заведовал небесными, мифическими стадами, (355) был их владыкою и пастырем; но потом, с утратою народом сознательного отношения к своим старинным представлениям, ему приписано было покровительство и охранение обыкновенных, земных стад. В одной словацкой колядке********** слово велес употреблено в значении пастуха: 

______________ 

*П. С. Р. Л., 1,12,31. 

**Христ. Чтен. 1849, II, 332. 

***Сахаров., II, 12; Оп. Румян. Муз., 697. 

****Рус.Дост.,III,28. 

*****История рус. церкви Макария, еписк. винницкого, 1,7, 203-5; Пам. стар. рус. литер., I, 221-2. 

****** Ibid., III, 119.В Боснии - гора Велес (Ж. М. Н. П. 1843, т. XI, 28), во Псковской губ. - Волосово (ibid., 1838, V, ст. Прейса, 231), во Владимирской губ. - Велесово, в Винницком повете Волосов яр (Р. И. Сб., VII, 80,106), в Новгороде - Волосова улица. 

*******Ж. М. Н. П. 1843, X; Die Gottenvelt, 130. 

********Времен., XVII, 18. 

*********Ж. М. Н. П. 1846, VII, 52-54. 

**********Сахаров., 1,24. 

Пасли овцы пелесы 

При бетлемском салаше. 

Вацерад сравнивает Белеса с Паном: "Veles - Pan, curat oves oviumque magistros". В Рязанской губ. велес (велёц) означает распорядителя, укащика*, подобно тому, как санскр. go-pa - сначала: пастух, а потом: родоначальник, царь; от санскр. корня pa (pasco, пaouai, пасти) происходят: Рап - бог пастухов у греков и римлян**, славян, пан - господин и пастырь - не только пастух, но и священник, и царь, как пастыри народа. В христианскую эпоху покровительство домашнего скота присвоено было св. Власию, имя которого фонетически тождественно с именем Волоса (сравни: волос - влас, голос глас; в грамоте Антония-римлянина XII в. имени Власий дана полногласная форма Волос***. Кроме того, к такому смешению дали повод и некоторые обстоятельства из жизни св. Власия, который (как рассказывается в его житии) был пастухом и однажды совершил чудо - заставил волка возвратить похищенного им у бедной вдовы поросенка****. Во всей России поселяне молят св. Власия о сбережении домашнего скота, и в день, посвященный его памяти (11-го февраля)*****, пригоняют коров к церкви, служат молебен, окропляют их св. водою и дают им есть нарочно приготовленные пышки с молочною кашею, чтобы коровы были с хорошим удоем; тогда же приносят в храм коровье масло и кладут в дар перед образом св. Власия: "у Власия и борода в масле", говорит народная поговорка******. На иконах, изображающих этого святого, рисуются внизу коровы и овцы, подобно тому как на иконах Флора и Лавра - лошади. К нему обращаются с такою мольбою: "святой Власий! будь счастлив на гладких телушек, натолстых бычков; чтоб со двора шли - играли, а с поля шли скакали". Для предохранения домашнего скота от несчастий в коровниках и хлевах ставят образ Власия; а во время скотского падежа, когда совершается торжественное изгнание Коровьей Смерти, обрядовое шествие ("опахивание") почти всегда сопровождается иконою этого святого*******; в некоторых деревнях причитывают при этом следующее заклятие: 

______________ 

*Обл. Сл., 23; Доп. обл. сл., 19. 

**Преллер: Romisch. Myth., изд. 1858,366. 

***Ист. Росс. Иерарх., III, 125. 

****Терещ., V, 36-37; Рус, прост, праздн., III, 155. 

*****С этим днем крестьяне соединяют мысль о приближающейся весне: "св. Власий, сшиби рог с зимы!".- Послов. Даля, 973. 

****** Ibidem.В XII в. в Новгороде был храм св. Власия, что на Волосове (ныне Власьевская улица).- Археология, описан, церковн. древностей в Новгороде, 1,177. 

*******Вест. Евр. 1819,1,58; Сахаров., II, 11; Рус. прост, праздн., III, 156-7; Шевырева: Поездка в Кирилло-белозер. монастырь, 1,129. 

Смерть, ты Коровья Смерть! 

Выходи из нашего села, 

Из закутья, из двора 

В нашем селе 

Ходит Власий святой 

Со ладоном, со свечой, 

Со горячей золой. (356) 

Мы тебя огнем всожжем, 

Кочергой загребем, 

Помелом заметем 

И попелом забьем! 

Не ходи в наше село; 

Чур наших коровушек, 

Чур наших бурёнушек, 

Рыжих, лысых, 

Белосисих, беловымьих, 

Криворогих, однорогих!* 

______________ 

*Моск. Ведом. 1861,195. 

Ради той зависимости, в какой находятся земные урожаи от небесного молока, проливаемого стадами дожденосных туч, Волосу, наряду с характером пастушеским, придано значение бога, помогающего трудам земледельца. Когда созреет хлеб, в южной России жницы отправляются в поле с песнями; одна из них, захватив рукою пучок колосьев, завивает (закручивает) их на корню и потом перегибает или заламывает в какую-нибудь сторону, чтобы всякий мог видеть и ни один бы серп не коснулся сделанного "закрута". Это называется: завивать Волосу бороду или оставлять, дарить ему на бороду куст золотистых колосьев; в честь этой "бороды" поются обрядовые песни. Думают, что после такого обряда никакой лиходей и колдун уже не в силах наслать на хлеб порчу*. Итак, перед началом жатвы первые созревшие колосья посвящались Волосу, как божеству, воспитывающему нивы; к оставленному для него кусту ржи чувствуется благоговейный страх: кто дотронется до закрута, того, по народному поверью, изогнет и скорчит - подобно завитым колосьям**. Описанный обряд совершается и в других местностях России: в Архангельской губ., когда уже оканчивается уборка хлеба, последние несжатые колосья связывают снопом на корню и сноп этот украшают цветами; выражение: хлебная борода завить употребляется там в смысле: окончить жатву, убрать зерновой хлеб, а выражение: сенная борода завить - в смысле: собрать скошенное сено, сметать в стога***. Куст несжатого хлеба, нарочно оставляемый в поле, в Костромской губ. называется: волотка на бородку (волот, волотка - верхняя часть снопа или охапка сена)****. В Курской и Воронежской губ. во время жнитва оставляют на корню связанный узлом пучок ржи - в честь плододавца Ильи-пророка: это называется завязать Илье бороду*****; а в Переяславль-Залесском уезде оставляют на ниве несколько колосьев кудрявого овса на бородусв. Николе или самому Христу. Такая замена имени Волоса весьма знаменательна: она прямо указывает на религиозное значение закрута и ярко свидетельствует за тождество древнего Волоса с божеством небесных гроз, ибо Илья-пророк и св. Никола заступили в христианскую эпоху дождящего Перуна (см. главу IX). В Германии существовал подобный же обычай оставлять на ниве часть несжатого хлеба для лошади Одина, этого властителя бурных гроз и творца земного плодородия, или в честь Frau Gode (богини-громовницы). Обращаясь к Одину с мольбой о хорошей жатве, жнецы становились вокруг посвященного ему участка, закручивали колосистый хлеб, орошали его пивом и потом, скинув (357) шляпы и приподнявши вверх серпы,- трижды возглашали громким голосом: "Воден! прими своему коню корм"******. 

______________ 

*Терещ., VI, 39; Сахаров., П, 12; Ж. М. Н. П. 1843, т. XL, ст. Сабинина, 47-49; Метлинск., 325-7. 

**Вест. Евр. 1828, V-VI, 90. 

***Обл. Сл., 13; Доп. обл. сл., 11. 

****Сахаров., II, 44; Обл. Сл., 27; Доп. обл. сл., 317. 

*****Послов. Даля, 989; Эта. Сб., V, 83 (Быт курск. кр.). 

****** D. Myth., 140-1, 231; Die Gotteiwelt, 129-131, 276.В честь Одина лили на пашни молоко и пиво (эмблемы дождя). 

Кроме св. Власия, крестьяне наши признают покровителем стад великомученика Георгия или Юрия. Так как память его празднуется весною - 23 апреля и так как предание, сложившееся еще в Палестине и Сирии, приписывает ему победу над драконом, то в народных верованиях он заступает место бога-громовника, творца весеннего плодородия, победителя демонического змея и пастыря небесных стад. С таким характером является он в эпических сказаниях и преданиях почти у всех христианских народов. По свидетельству русского народного стиха, св. Георгию принадлежат те же чудесные знамения, какие дают сказки своим мифическим героям, олицетворяющим собою могучие силы весенней природы. Породила его матушка 


Страница 48 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47  [48]  49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты