Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

______________ 

* "Родник бьет ключом"; клюсить - моросить (о дожде), клюкать - пить много, запоем (Обл. Сл., 84) 

**Доп. обл. сл., 232. 

***Миладин., 525. 

****У греков роса - слезы богини Зое (М. Мюллер, 91). 

*****Из рукоп. сборн. г. Каравелова. 

Его матушка плачет, что река льется, 

А родная сестра плачет, как ручьи текут, 

Молодая жена плачет, как роса падет*. 

______________ 

*Потебн., 88; Рус. в св. посл., IV, 40. 

Малорусская песня дает следующий прекрасный образ: 

Горе ж мене, горе, несчасная доле! 

Заорала девчинонька мысленьками поле, 

Чорными очима та и заволочила, 

Дрибненькими слезоньками все поле зросила*. 

______________ 

*Ч. О. И. и Д. 1863, IV, 239. 

Очи, полные слез, уподобляются здесь заволакивающим небо тучам, а самые слезы - дождю. "Пока сонце зийде, роса очи вщисть!", говорит пословица, означающая: пока придетсчастье, глаза от слез пропадут. В Эдде слезы называются каплями дождя (regns dropi)*; а сербская песня глаза сравнивает с колодцами (см. гл. XIII). Наоборот, дождь в некоторых местностях России почитается за слезы святых, плачущих о грехах или бедствиях рода человеческого**, что согласно с свидетельством стиха о голубиной книге: "дробен дожжик от слез божиих; роса утренняя (306) и вечерняя от слез царя небесного, самого Христа"***. Такое воззрение принадлежит глубокой древности; уже в греческих стихах Орфея дождь называется слезами Зевса (oaxpua Дioc); у пифагорейцев самое море, издревле принимаемое за метафору дождящих туч, было признаваемо слезами Неба****. Как у народов классических были предания об источниках, которые создались из слез нимф*****; так, польская сказка повествует о трех сестрах (= облачных девах), слезы которых пролились тремя ручьями и, соединясь вместе, образовали глубокую реку******. Отсюда объясняется лужицкая примета: если дождь идет в то время, когда невеста едет к венцу, - это знак, что ей суждено пролить много слез в замужестве*******. Народные сказки часто говорят о несказанной красавице, в которой нельзя не узнать богини Зори; в поэтически верном изображении они замечают об ней: когда красная девица улыбается - то сыплются розы, а когда плачет - то падают бриллианты и жемчуг********. До сих пор, когда на потемненном горизонте проглянет наконец солнышко, случается слышать выражения: "небо начинает улыбаться, погода разгуливается"; испанцы утренний рассвет обозначают словами: "el alva se rie" (смеется)*********; слова веселый и весна - одного происхождения. Напротив, небо, затемненное тучами, называется "хмурым" ("смотреть хмуро, сентябрем", т. е. невесело, сердито); согласно с этим тускло светящее, зимнее солнце представляется в сказках Несмеяною-царевною. При восходе своем солнце озаряет весь небосклон розовым светом, окрашивает его розовыми красками (= цветами; слова свет и цвет лингвистически тождественны) и, отражаясь в каплях утренней росы, как"бы претворяет их в блестящие бриллианты и жемчуг, что на языке метафорическом перешло в сказание о красавице, которая улыбаясь - рассыпает розы, а проливая слезы - роняет самоцветныекамни. Вышеприведенная русская загадка о росе у поляков известна в такой вариации: 

______________ 

*Опыт сравн. обозр. др. пам. нар. поэз., II, 32. 

**Цебриков, 262. 

***Калеки Пер., II, 307,314,331,356. 

****У. 3. 2-го отд. А. Н., VII, вып. 2, 40. 

*****Мифы клас. древн., 1,163. 

******Глинск., II, 54. 

******* Volkslieder der Wenden, II, 257;если же дождь идет тогда, когда невеста возвращается от венца,- это знак счастия и плодородия. 

********Н. Р. Ск., VI, стр. 365; VII, 19; Худяк., Ill, стр. 50; Кулиш, II, 10; Сказ. Грим., П, стр. 424, 431; Срп. припов., 35; Глинск., Ill, 107-125. 

********* D. Myth., 708,1055. 

Swieta Urszula 

Petty rozsufa: 

Miesiac wiedziaf. 

Nie powiedziat; 

StoAce wstato, 

Pozbicrato*. 

______________ 

* Picsni ludu Krakowskicgo, zcbral J.К., Краков, 1840,164. 

Здесь предание о красной деве Зоре перенесено на святую Урсулу, как у нас перенесено оно на Богородицу. У литовцев загадка эта задается так "шел я ночью, потерял запонку (пряжку, браслет); месяц нашел и отдал ее солнцу" или: "я потерял кольцо (перстень) под медным мостом (= небосклоном), месяц нашел его, а солнце уничтожило"*. Самоцветные камни Зори в литовской редакции являются уже в виде драгоценных женских украшений. Богиня Зоря и богиня весенних гроз олицетворялись язычниками в одном образе; к этому слиянию (как было уже не раз заме(307)чено) вели наших предков те тождественные выражения, какими обозначали они утро и весну. Как в дневном рассвете видели они улыбающуюся богиню утра, так в грохоте весенней грозы слышали хохот богини-громовницы; как в ярких красках зори, так и в пламени молний усматривали небесные розовые цветы (см. ниже о Перуновом цвете); как Зоря плакала росою, так дождевые потоки были слезами громовницы. По скандинавскому сказанию, роса - слезы Фреи; слезы эти были золотые, и сама она называлась прекрасною в плаче (gratfagr - schon im weinen**; наоборот, золото северные поэты называли слезами Фре или дождем ее очей***. Подобно утренней росе, и дождевые капли при солнечном свете блистают на траве и древесных листьях самоцветными камнями и золотом; потому греческий миф говорит о золотом дожде, которым Зевс оплодотворил Данаю (землю)****. Древние литовцы, воплощая летнее небо в прекрасный образ королевы Каралуни, рассказывали, что улыбкой ее была утренняя зоря, а слезы из ее очей падали дорогими алмазами. До сих пор, если дождь идет при солнечном сиянии, литовские крестьяне говорят, что это "плачет Каралуни"*****. Калевала заставляет бога грозы плакать крупным жемчугом: берется Вейнемейнен за струны кантелы, поет громовые песни, и чудная музыка вызывает у всех слушателей и у самого артиста сочувственные слезы: они льются рекою по его лицу, падают в море и превращаются в светлые жемчужины******. Сходство росы, дождя, слез и жемчуга повело к поверью, доселе живущему в нашем народе, будто видеть во сне жемчуг предвещает слезы*******. С утренним восходом и весенним просветлением солнца связывалась идея оживления природы, пробуждения ее от ночного сна и зимней смерти. Потому сказочные герои, окамененные или убитые (т. е. творческие силы природы, окованные зимнею стужею), возвращаются к жизни только тогда, когда будут окроплены живою водою или слезами, т. е. весенним дождем. В новогреческой сказке королева, горюя об окаменелом витязе, три года не смеялась, а все плакала, наполнила слезами большую чашу и вылила ее на камень, в котором тотчас же пробудилась прежняя жизнь; в другой сказке слезы воскрешают умершего********. И дождь и роса обладают, по народному поверью, одинаковою целебною силою. В летние дни крестьяне до восхода солнца выходят на луга с кувшинами и собирают с травы росу, которую берегут как лекарство; в случае болезни дают ее пить или мажут ею тело*********; на Юрьеву росу выгоняют скот для здоровья. По словам сказки, Добрыне с малых лет не давали просыпать зори утренней и заставляли кататься по росе; оттого сделался он таким крепким и сильным, что шести лет мог выдергивать старые дубы с корнем. Дождю, росе и слезам приписывается чудесное свойство восстановлять зрение = давать очам дневной свет (см. выше стр.87). 

______________ 

*Шлейхер, 210. 

** D. Myth., 281. 

*** Die Gottcrwelt.309 

****О золотом дожде упоминает и немецкая сказка (сборн. Грим., I, стр. 155). 

*****Черты литов. нар., 88; Москв. 1846, XI-XII, 251. 

******Ж. М. Н. П. 1846, III, ст. Грим., 171. 

*******Жених не должен дарить невесту жемчугом, чтобы не пришлось ей плакать замужем,- Neues Lausit. Magazin 1843, III-IV, 316. 

********Ган, I, стр. 208. 214. 

*********Сахаров., II, 4; Этн. Сб., 1,53; Ч. О. И. и Д., год 3, IX, словарь, 273-4. 

Возвращаясь к солнцевым коням, которых выводит на небо Утренняя Зоря, заметим, что Веды дают им знаменательный эпитет ghritasnas, т. е. купающиеся в росе*. По сербскому преданию, Денница поит белых коней солнца, а, по свидетельст(308)ву наших сказок, мифические кони пьют утреннюю росу или на рассвете дня валяются по росе и чрез это приобретают особенную крепость и быстроту. Своего богатырского коня сказочный герой пасет несколько дней на росе; с того корму вырастают у коня крылья и летает он по поднебесью**. Это насыщение росою - характеристическая черта не только солнцевых, но и облачных коней; вслед за восходом солнца, лучи которого иссушают (= выпивают) росу, подымающиеся от земли испарения образуют летучие облака, в быстром движении которых поэтическая фантазия находила сходство с лошадиным бегом. 

______________ 

*М. Мюллер, 113. 

**Худяк., I, стр. 88; Н. Р. Ск., 1,14. 

Во всех олицетворениях дневного света и ночного мрака цвета белый и черный играют весьма важную роль, как самые существенные их признаки. Впрочем, названными эпитетами обозначались не одни суточные перемены. В обычных сменах дня и ночи с одной стороны, лета и зимы с другой, древний человек находил полнейшее соответствие; летоуподоблял он дню, зиму - ночи. Поэтому если светлые кони выводили на небо день, а черные - ночь, то и с годовым движением солнца должны были сочетаться те же представления. У индусов и других народов действительно находим сказание, что солнечная колесница летом запрягалась белыми лошадьми, а зимою - вороными*. У сербов есть предание о золотой колеснице и белых, ретивых конях солнца; по словам польской сказки. Солнце ездит в алмазной двуколесной повозке, на двенадцати сивках-златогривках; хорутане представляют Солнце вечно юным воином, который разъезжает по небу на одноколке, запряженной двумя большими белыми конями и украшенной белым парусом: колебание паруса производит ветры и дождь**. Повод украсить солнцеву колесницу парусом дали те легкие утренние туманы, среди которых показывается на горизонте дневное светило и которые, как бы следуя за ним, подымаются вверх и скучиваются в белые облака; в туманах же предки наши видели небесные ткани, а в облаках - парусные корабли. Словацкая сказка "Slucovi kuon"*** передает следующее любопытное предание: была некогда страна, печальная как могила, темная как ночь, потому что в ней никогда не светило божее солнце. Люди давно бы оттуда разбежались, покинув ее совам и летучим мышам, если бы король не владел по счастью конем с солнцем во лбу, которое рассыпало светлые лучи во все стороны (сравни с глазом-солнцем во лбу Одина, стр. 79). Король приказал водить этого солнцева коня по своему государству от одного края до другого, и там, где вели коня, от него разливался такой свет, как будто бы стоял прекрасный день; а там, откуда он удалялся, все погружалось в густой мрак. Вдруг солнцев конь исчез (похитителем его был враждебный царь, женатый на дочери колдуньи) - тьма ужаснее самой ночи облегла печальную страну, ужас и отчаянье напали на жителей. Так изображает сказка удаление, отъезд солнца на зиму, утрату им плодотворящей силы и ярких лучей, потемненных зимними туманами. После разных приключений и усиленной борьбы с похитителем вещий муж (vestec) = представитель весны нашел солнцева коня и привел в печальную страну мрака, и тогда все в ней ожило и поля зазеленели в весеннем убранстве. Немецкая сказка**** также упоминает о белом солнцевом коне (weisse sonnenross), у которого, подобно Одинову коню Слепниру, восемь ног; этот. конь бегает с быстро(309)тою ветра, прыгая с одной горы на другую; в чело его (согласно с старинной метафорой, уподоблявшей солнце - драгоценному камню) вставляется камень, блестящий как самое солнце (karfunkel), и если это будет сделано в ночное время, то темная ночь обращается в светлый день*****. Русское поверье связывает поезды солнца с двумя главными пунктами годового его обращения - с летним и зимним поворотами. 12-го декабря, при повороте своем на лето, Солнце, как уверяют крестьяне, наряжается по-праздничному - в сарафан и кокошник, садится в телегу и едет в теплые страны******. В одной записанной мною колядке поется: 

______________ 

*Норк: Andeutung. eines Systems der Myth., 130. 

**Ж. М. Н. П. 1846, VII, ст. Срезнев., 44, 47; Глинск., IV, 43-44. 

*** Slov. pohad., 215-229;Эрбсн, 58-63; Westsl. March., 182-190. 

****Гальтрих, 20. 

*****У скифов солнце представлялось светлым конем, который быстро пробегает небесные пространства, разливая из своих глаз, ноздрей, с блестящей гривы и такого же хвоста свет и тепло. - Лет. рус. лит. кн., 1,133,141. 

******Сахаров., II, 69. 

Ехала Коляда 

В малёваном возочку, 

На вороном конёчку! 

Заехала к Василю* на двор. 

______________ 

*Имя хозяина, которому колядуют. 

Василь, Василь! подари Коляду. 

"Ехала Коляда", т. е. солнце, поворот которого празднуется на Коляду. Другая обрядовая песня славит приезд Овсеня (другое название колядского празднества) и Нового года*. Этот выезд Солнца предки наши чествовали символическим обрядом, о котором упоминают дополнительные статьи к Судебнику (1627 г.) и царская окружная грамота 1648 года: на праздник Коляды они "накладывали на себя личины и платье скоморошеское и меж себя, нарядя, бесовскую кобылку водили"**. В Подолии до сих пор водят на Новый год по дворам лошадь, покрытую попоною и убранную пучками сухих цветов и овса***, что соответствует германскому обычаю водить по деревне Одинова коня, которого представляет кто-нибудь из местных жителей, наряженный в лошадиную кожу****. На Иванов день, при повороте на зиму, Солнце выезжает из своего чертога на трех конях: серебряном, золотом и алмазном (брильянтовом), навстречу супругу своему Месяцу, и дорогою пляшет на своем рыдване, далеко рассыпая яркие лучи*****. То же верование разделяют и литовцы******. Доныне существующий обычай возить по полям в Купальскую ночь, с вечера до утренней зори, тележную ось и два передние колеса, конечно, совершается во знамение солнцева поезда*******. Движением солнца определяются четыре времени года: весна, лето, осень и зима; представляя их живыми существами (см. гл. XXVIII), народ говорит, что Весна да Осень ездят на пегой кобыле********; этой поговоркою крестьяне выражают мысль, что весною и осенью погода быстро меняется: ясные дни сменяются пасмурными, а пасмурные- ясными. В Саратовской г. во время проводов весны приготовляют чучело лошади и носят его по лугам, в сопровождении огромной толпы народа. На рисунках, украшающих старинные рукописи, Солнце и Ме(310)сяц представляются возничими, едущими на колесницах и держащими в руках изображения дневного и ночного светил*********. 

______________ 

*Терещ., VII, 124. 

**Ак. Ист., III, 92., X; Описан. Архива стар. дел, 297. 

***Вести. Р. Г. О. 1852, V, смесь, 35. 

**** Die Gutterwelt, 141-3.К Рождеству крестьяне приготовляют хлебные печенья в виде лошадей. 

*****Терещ., V, 75. 

****** Cын. Oтeч.1839,X,126. 

*******Сахаров., II, 36; Ч. О. И. и Д., год 1, II, 24. 

********Цебриков, 263; Архив ист.-юрид. свед., II, ст. Буслаев., 83. 

*********Ист. очер. рус. слов., II, 214. 

Наряду с солнцем и месяцем уподоблялись коням и звезды; метафора эта, вероятно, вызвана общим течением звездного неба, быстрым исчезанием падающих звезд и обычным движением планет, за которыми в сербском языке удерживается характеристическое название: звёзды-преходницы. Русский народ выражается о звездах следующими загадками: "приjихав гисть (Ночь), та-й сив на помист, роспустив кони по всей. оболони"; "приjихали гости, распустили кони по всему свиту"; "у билому поли (т. е. на небе) попутани кони - узлики злати, нельзя развязати"*: итак, неподвижные звезды сравниваются с конями, спутанными по ногам так крепко, что невозможно развязать золотые узлы. СевернуюПолярную звезду казаки называют: Прикол-звезда; в Томской губ. она известна под именем: Кол-звезда**, а киргизы величают ее Темир-казык, что буквально значит: железный кол. Прикол - это небольшой, четверти в полторы, железный кол, на тупом конце которого приделано кольцо; когда нужно пустить лошадь на траву, наездник вдавливает в землю прикол по самое кольцо и привязывает к нему лошадь на длинной веревке или аркане. Три малые звездочки четвертой величины из группы Малой Медведицы, идущие в сторону от Полярной звезды и образующие собою род дуги, принимаются киргизами за аркан, привязанный к приколу. Следующие за ними две звезды второй и третьей величины считают они за двух иноходцев, а семь больших и малых звезд, составляющих группу Большой Медведицы, - за семь караульщиков, приставленных оберегать коней от дьявола-волка; иноходцы эти принадлежат двум первенствующим архангелам***. Наши крестьяне по созвездию Большой Медведицы узнают полночь и называют его: "Возница или Воз****, поляки - woz niebieski, чехи - wos, иллирийцы kola; болгары, по словам Раковского, "зъв ть кол"; 4 звезды сматр ть за кол, 2 звезды за два вола, друга звезда, коя ё малко на стран кам юг- человек, а друг малка, коя ё близо до вола, къту чи ся дьр и отъ него, казв ть i вълкъ"*****. Понятие колесницы неразлучно с Большою Медведицей почти у всех индоевропейских народов: греки называли ее "apxioc" и auaea, римляне "ursa" и plaustrum, франц. char, charriot, итал. и испан. сагго, англос. thisi или waenes thisia (дышло повозки), летт. ratti, литов. grizulo ratai или gryzdo ratas. В Германии созвездие это признают за повозку (Wagen): четыре звезды четвероугольника считаются колесами, а хвост - дышлом; рассказывают, что в самую полночь повозка эта поворачивается с великим шумом. Я. Гримм подозревает в этом представлении - воспоминание о колеснице Вуотана******. Может быть, в позднейшую эпоху, ког(311)да были позабыты настоящие основы древних представлений, народ и наклонен был отыскивать в звездном небе облачную колесницу бога гроз и бурь; первоначально же созвездие Большой Медведицы названо было "повозкою" по его внешней форме и по тому кажущемуся движению (повороту), какое замечается в этой группе вследствие суточного обращения Земли. В некоторых местах России Большую Медведицу называют Стожары; слово это, которым означают также колья или жерди, вколоченные в землю около стогов*******, напоминает имя Полярной звезды - Прикол и следующие эпические выражения народных заговоров: "крепким словом заговорилась, частыми звездами обтыкалась, темным облаком покрылася"; "оболокусь я облаками, огорожусь светлым месяцем, обтычусь частыми звездами"********. Как с небесными покровами = облаками соединяют народные заговоры идею божественного покровительства, так ту же идею защиты (ограждения) соединяют они и с звездами, этими золотыми кольями или гвоздями (см. стр. 143), вколоченными в высокий небесный свод*********. 

______________ 

*Вар. "Вжшли нимци в наши синци: вузлики знать, та не можно развязать".- Ссментов., 6,39. 

**Этн. Сб., VI, 6. 

***Уральцы, соч. I. Железнова, II, 280-2. 

****Обл. Сл., 27; Маяк XIV, смесь. 

*****Показалец, I, 21-22. 

******Пикте, II, 582. О малой едва заметной звезде над срединою дышла "Медведицы" есть у немцев особое сказание. Она называется Fuhnnann, Knecht. Однажды извозчик вез Спасителя, который обещал ему в награду царство небесное; но тот (подобно дикому охотнику) отвечал, что лучше желает оставаться при своем занятии целую вечность. Желание его было исполнено, и повозка вместе с фурманом поставлена на небесном своде. Греческое предание указывает возничего Зевса (Erichthonius) в Млечном Пути между Персеем и Близнецами;у чехов fonnanek, wozatag или powozny означают, по Юнгманну, Arcturus, Bootesи Erichthonius.- D. Myth., 687-9. В степных губерн. поселяне рассказывают, что Кича(и)ги (созвездие Ориона) ездят впятером по небу в колесницах, и когда остановятся, то на земле начинают петь петухи, т. е. близок рассвет.- Сахаров., II, 62. 

*******Обл. Сл., 196,216; Доп. обл. слов., 255. 

********Сахаров., 1,19; Библ. для Чт. 1848, IX, 42. 

*********В одном заговоре и самый месяц назван гвоздиком - см. выше на стр. 418. 

Буйные ветры, ходячие облака, грозовые тучи, быстро мелькающая молния все эти различные явления на поэтическом языке назывались небесными конями. Сравни: вихрь и завихоривать - ехать быстро; слово стрелять употребляется в значении: ринуться, устремиться, прянуть: "конь стрелял в лес". Здесь скорый, стремительный бег коня сближается с полетом стрелы, которая служила самою обыкновенною метафорой молнии*. В народных загадках ветры и грозы сравниваются с быстроногими конями: "отцова сундука (=земли) не поднять, матушкина столечника (= снежного покрова) не сорвать, братнина коня не поймать", т. е. ветра; или: 

______________ 

*Обл. Сл., 60,218; Мат. сравн. слов., II, 263: ажира - быстрый, ббрзый (говоря о лошадях) и ветер. 

У батюшки жеребец 

Всему миру не сдержать ( = ветер); 

У матушки коробья 

Всему миру не поднять ( = земля); 

У сестрицы ширинка 

Всему миру не скатать ( = дорога)*. 

______________ 

*Сахаров., 1,102; Посл. Даля, 1063,1066; Великор, загадки Худяк., 19. 

"Стукотит, гуркотит, як сто коней бежит" = гром; то же означают и следующие загадки: "сивой жеребец на все царство ржет", "сивый жеребец по полю ржет, а везде слышно"; следоват., грохот громовой тучи уподобляется ржанию и топоту бегущих коней. Особенно интересен вариант: "кобыла заржет на турецкой горе, жеребец откликнется на сионской горе" = молния и гром*. Громовый конь ржет на горах, т. е. в тучах, потому что гора есть древнейшая метафора облака. Подобная же загадка есть у литовцев: "вдалеке ржет конь, а вблизи узда звенит" = удар грома**. Этим чудесным коням принадлежит весьма видная роль в народных эпических сказаниях. Как олицетворения порывистых ветров, бури и летучих облаков, сказочные кони наделяются крыльями, что роднит их с мифическими птицами; с другими же дополнительными эпитетами: огненный, огнедышащий, с ясным солнцем или меся(312)цем в лбу, с частыми звездами по бокам***, золотогривый, золотохвостый или просто золотой - конь служит поэтическим образом то светозарного солнца,то блистающей молниями тучи; самая сбруя на таком коне бывает золотая****. В старинном византийском романе, встречающемся в наших рукописях под названием "Девгениева жития", упоминаются три волшебные коня, "рекомые: Ветреница, Гром и Молния"*****; в сказке об Иване Кручине выведены кони Ветер и Молния, которые так легки на ногу, что никто не в состоянии обогнать их******; армянские сказки знают коня-вихря и коня-облако*******, а новогреческие коня-молнию********. Вообще богатырские кони наших былин и сказочного эпоса с такою легкостью и быстротою скачут с горы на гору, через моря, озера и реки, отличаются такою величиною и силою, что нимало не скрывают своего мифического происхождения и сродства с обожествленными стихиями. Бурый конь Дюка Степановича славен был своими крыльями; русские, сербские и словацкие сказки часто говорят о крылатых лошадях: так один богатырь отбивает у змея коня о двенадцати крыльях, с серебряной шерстью, с золотою гривою и золотым хвостом*********, а другой разыскивает кобылицу, которая каждый день облетает вокруг света, которая когда пьет - на море волны подымаются, а станет чесаться - столетние дубы падают**********; по свидетельству сербской песни, у воеводы Момчила был крылатый конь и сабля "са очима", т. е. конь-туча и сабля - быстрозоркая молния***********. И немецкие и славянские предания рассказывают о лошадях, которые носятся по воздуху, спускаются в горные ( == облачные) пещеры и морскую глубь (= дождевые хляби) и взбираются на гладкую стеклянную гору (= небо)************. Вот что повествуют валахские сказки о быстроте богатырских коней: царевна спасается бегством от дракона; как только уселась она на своего коня, чудесное животное поднялось от земли и с изумительною скоростью помчалось вдаль. Через несколько времени говорит конь: "милая царевна! оглянись - не приметишь ли чего?" Она оглянулась и увидела позади себя огромного дракона, который уже настигал ее. "О скорей, скорей! позади нас дракон!" - закричала царевна. - Как тебе хочется, чтобы я летел: как ветер или как мысль? - спросил конь. "Как ветер!" - отвечала испуганная царевна и с быстротою вихря понеслась по воздуху. Через несколько времени снова говорит конь: "оглянись, нет ли чего?" Царевна оглянулась и опять вскрикнула: "о быстрее, быстрее! дракон настигает нас!" - Как хочешь, чтобы я летел: как ветер или как мысль? - спрашивает конь. "Как мысль!" - отвечала царевна, и в то же мгновение конь с царевною опустился в большой город цель (313)их поспешного бегства*************. В русской былине рассказывается об Илье-Муромце, т. е. о Перуне, место которого заступает он в народном эпосе: 


Страница 42 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41  [42]  43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты