Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

______________ 

* D. Myth., 303,635;Фин. Вест. 1846, X, 45 ("Перв. драмы и нар. песни Дании"). 

**Н. Р. Ск., VIII, стр. 355-8, 528; Сказ. Грим, I, стр. 285-290. 

***Номис., 7. 

Уж ты птица, ты птица, 

Птица райская моя! 

Ты всегда в саду живешь, 

По ночам ты мало спишь, 

По зоре рано встаешь 

Царски песенки поешь*. 

______________ 

*Исслед. о скопч. ереси, прилож. 110-1. 

В допетровской Руси голубя не употребляли в пищу*; простой народ и доныне считает за грех стрелять и есть голубей; кто убьет эту птицу, у того не станет водиться скотина: за такое нечестие бывают падежи**. В котором дому водятся голуби, там - во всем удача и счастие и не может быть пожара; когда загорится какое-нибудь строение, то чтобы погасить пламя - должно бросить в него белого голубя*** напротив, голубь, влетевший в окно, предвещает пожар****. Как птица, посвященная громовнику, голубь приносит и пожигающий огнь, и дождевые потоки, погашающие пламя грозы. То же значение соединяют предания и с лебедем; птица эта служила метафорой не только ясного солнца, нои грозовой тучи. Зевс в известной истории с Ледою являлся к ней в образе лебедя*****: чудная песнь, которую поет лебедь перед смертию, означает то же, что и погребальная песня Феникса (стр. 261); стрелять в эту птицу почитается на Руси грехом; если убитого лебедя показать детям - они все помрут******. Летние грозовые облака в поэтических сказаниях индоевропейских народов изображались девами, которые льют из своих кружек дожди и мечут с своих луков молниеносные стрелы; но как те же облака олицетворялись птицами, то означенным девам даны голубиные, утиные и лебединые сорочки или крылья. Взирая на весеннее солнце, выступающее в грозовой обстановке, древние поэты, согласно с двойственным значением лебедя, рисовали это явление в двух различных картинах: с одной стороны, они говорили о деве-Солнце, которая в виде белого лебедякупалась в водах облачного моря; с другой - самые облака изображали лебедиными девами, а солнце их воинственным атрибутом - блестящим щитом: так немецкие валькирии (schwanjungfrauen) являлись на битвы вооруженные щитами*******. 

______________ 

*Ж. М. Н. П. 1839, т. XXIII, 50-51 (свидетельство Рейтенфельса). 

**Херсон. Г. В. 1852,12; Абев., 230; Иллюстр. 1846,333. 

***Записки Авдеев., 140-2; Нар. сл. раз., 158; Послов. Даля, 1037. 

****Абев., 157. 

***** D. Myth., 314. 

******Оренб. Г. В. 1851, 9; Этн. Сб., VI, 124. 

******* Sonnе, Mond u. Sterne, 115-7. 

Темные тучи, облака и туманы казались наблюдающему уму древнего человека (275) покровами или одеждою, в которые рядится небо. О таком воззрении с особенною ясностию свидетельствует наш язык: облако, области, оболоко, оболок - от глагола об-волочить, на-волокло - небо нахмурилось, покрылось тучами, на-волока - погода, когда небо омрачается серыми облаками, оболокаться (облекаться) - одеваться, разболокаться - раздеваться, оболока (оболочка) - одежда, платье, одеяло, верхний покров, облачение - риза, наволока - верхняя покрышка на подушке, волокно - нить и холст; когда на небе собираются грозовые тучи, то крестьяне говорят: "стало натягивать"*. В заговорах находим следующие выражения: "оболокусь я оболоками (или темным облаком покроюся), подпояшусь красною зорею**; "облаками облачуся, небесами покроюся"***, т. е. отдаю себя под охрану небесных богов от вражьей силы; понятия "покрывать" и "охранять" сливаются: покров и покровительство, щит и защита. Небо рассматривалось нашими предками, как царство облаков, и потому одни и те же названия служили для обозначения и небесного свода и покрывающих его туч; таклатин. nubes, nebula, греч. veфoc, veфeлn, др.-вер.-нем. nebal - облако, туман, соответствуют санскритскому nabhas и тождественному с ним славянскому небо****; при слове nubes встречаем в латин. языке nubere в первоначальном смысле: покрывать; nimbus (вместо numbus) - покрывало, фата, облако и дождь. Подобное же сочетание указанных понятий замечается и по отношению к слову coelum - небо, если сравним его с речениями кельтского языка: валлийс. celu - покрывать, прятать, бретон. kel - скрытное место, гаэльс. ceileadh - скрывать, cuil - потаенное место, cul - покрывало и ceal - небо*****. Греч. Oopavoc, о котором Гезиод говорит как о названии ночного неба, заключающего в своих объятиях землю, есть санскр. Varuna от var - покрывать; в Ведах Varuna употребляется для обозначения небесной тверди в ночное время, т. е. одетой черным покровом, и как ночное небо- имя это противополагается Митре = божеству дня******. Немец, himmel Я. Гримм производит от hima - tego, vestio*******. Всёпотемняющий мрак ночи, постоянно сближаемый в мифических сказаниях с мраком, производимым тучами, издревле уподоблялся черному покрову, наброшенному на небесный свод. Гимны Вед говорят о Ночи, что она ткет темную ткань; но прежде, чем успеет ее окончить, восходящее солнце уничтожает ее работу. В нашем литературном языке доселе употребительно выражение: "под покровом ночи", а народная загадка представляет ночной мрак черным сукном: "чорне сукно лизе в викно"; та же самая загадка, с заменою эпитета черный серым, означает ранний, предрассветный сумрак********; памятники народной поэзии дают утру эпитеты "серого" и "седого"*********. Подобным же образом Воскресенская летопись выражается о затмении луны: "и бысть образ ея яко сукно черно"**********. Ночь, по старинному немецкому выражению, надевает шапку-невидимку: "niht helmade" (die Nacht setzte den Helm auf)***********. По народному поэтическому представлению, ночь слетает быстро, как птица, и своим черным крылом (276) (крыло от крыть лингвистически тождественно с словом: покров************) застилает и небо и землю: "махнула птица крылом и покрыла весь свет одним пером", говорит загадка, означающая ночь*************. Дым так же закрывает от глаз предметы, как и ночная тьма; потому народная загадка называет его метафорически серым сукном: "серое сукно тянется в окно" (дым из курной избы)**************. Тонкая ткань сравнивается с дымом: "рубочок як дым тонесенький"; дымка - легкий, прозрачный покров. В Томской губ. о туманах говорят, что они стелются по горам лоскутьями***************; по немецким поверьям, облачные жены (ведьмы) прядут туман и развешивают вокруг горных вершин свою пряжу и ткани; когда падают хлопья снегу - явление это объясняют тем, что frau Holle выбивает свой белый плащ (= снеговое облако)****************. Новогреческие сказки дают драконам и ламиям (= ведьмам) одеяло с колокольчиками, чрез посредство которого день превращается в ночь, а ночь в день, т. е. облачный покров, с одной стороны одевающий небо мраком, а с другой разгоняющий этот мрак ударами грозы: звон - метафора грома*****************. Из этого уподобления облаков и туманов - небесным покровам и одеждам родилось сказание о чудесных сорочках, в которые облекаются воздушные девы, прилетающие в образе лебедей и голубок. Народные сказки упоминают о волшебной сорочке, наделяющей того, кто ее носит, необычайною богатырскою силою;приобретается она сказочным героем (= громовником) от змея или птиц, этих мифических представителей бурь и грозы, и только облекаясь в нее, он в состоянии бывает владеть мечом-кладенцом (= молнией)******************. Так как грозовые тучи пламенеют молниями, то этой волшебной сорочке придается название "огненной". Так, финны представляютгромовника Укко в огненной рубашке и на случай войны молят его снабдить своею сорочкою, т. е. защитить своим покровом тело ратника от неприятельских ударов*******************. Сербы наделяют огненной одеждою дракона: прилетел, говорит песня, змей от Ястребца в терем к Милице, 

______________ 

*Обл. Сл., 125; Доп. обл. сл., 126. 

**О кушаке богини Зори см. выше - стр. 183. 

***Библ. для Чт. 1848, IX, ст. Гуляева, 42; Сахаров., 1,19. 

****Датск. skye - облако, воздух, англ. sky, skies - небо. 

*****У. 3. 2-го отд. А. Н., VII, в. II, 12; D. Myth., 309. 

******М. Мюллер, 58. 

******* D. Myth., 661. 

********Сементов., 7. 

*********См. Краледв. рукопись. 

**********П. С. Р. Л., VII, 74. 

*********** D. Myth., 714. 

************В следующих стихах песни крыло употреблено в смысле покрова (Ч. О. И. и Д. 1863, IV, 358): 

Суди, Боже, ворогам! нехай будуть знати, 

Шо я живу под крылом твоей благодати. 

*************Послов. Даля, 1063. 

**************Этн. Сб., VI, 55. 

*************** Ibid., 119. 

**************** Die Gutteiwelt, 92,276. 

*****************Ган. I, стр. 77; II, стр. 182-3. 

******************Н. Р. Ск., VII, 26; VIII, стр. 642-4; Вольф, 148. В других сказках и былинах говорится о шубе, на золотых пуговицах которой вылиты львы, коты заморские и разные птицы, издающие свои звуки: львы ревут, коты мяукают, птицы песни поют (Н. Р. Ск., VI, 60, 61; Рыбник., II, 133; Лет. рус. лит., т. IV, 10) - представление, объясняемое из метафорических уподоблений громареву животных и пению птиц. 

*******************У. З.А. Н. 1852, кн. IV, 512-3, 522. 

Те он паде на меке душеке, 

Збаци змajе рухо огн(ь)евито, 

Па с царицом леже наjастуке*. 

______________ 

*Срп. н. пjecмe, II, 257. Перевод: Пал на мягкую постель, сбросил с себя огненную одежду и лег с царицею на подушках. 

Илья-пророк, заступивший в христианскую эпоху место Донара и овладевший его палицей и прочими атрибутами, в некоторых сагах изображается в мантии огненного цвета и в красной шапке*. Этим представлением грозовой тучи огненной одеждою объясняется миф о смерти Геркулеса. Ядовитая одежда, жгущая ему тело, (277) по замечанию Макса Мюллера, есть та самая, которую в Ведах "матери ткут для своего лучезарного сына", т. е. облака, облегающие солнце. Большинство мифических сказаний Макс Мюллер старается объяснить из древнейших воззрений на солнце, и это составляет одну из слабых сторон его прекрасных исследований; в настоящем случае он видит в Геркулесе поэтическое изображение солнечного заката**; вопреки его мнению, мы думаем, что в подвигах Геркулеса греки передали нам ряд поэтических сказаний о боге-громовержце. Одетый в облачную одежду, он сгорает на погребальном костре или, проще: гибнет в пламени грозы и по смерти вступает в брачный союз с Гебою, богинею, дарующею нектар, т. е. вместе с гибелью грозовой тучи проливается дождь. Из того же источника возникли предания о ковре-самолёте, шапке-невидимке и скатерти-самобранке. Эти сказочные диковинки добываются от мифических властителей бурных и грозовых явлений природы - от великанов, леших, Вихрей и нечистых духов***. Ковер-самолет - поэтическое название облака, несущегося по воле ветров, и в одной немецкой сказке вместо этого ковра служит туча, которая подхватывает героя с великанской горы и уносит его в далекие страны****; в немецких и валахских сказках ковер-самолет называется волшебным летучим плащом - wunschmantel*****. Облака, надвигаясь на небо, затемняют светила, а туманы, сгущаясь над землею, скрывают от глаз все предметы, как бы прячут их за своими покровами и делают незримыми. Отсюда летучий плащ получил название плаща-невидимки****** - представление, совершенно тождественное с шапкою-невидимкою*******, которая в свою очередь легко могла получить название быстролетной. Гермес, обладавший крылатою обувью, сверх того носил на голове окрылённую шапку. У германцев шапке-невидимке давалось выразительное имя nebellkappe (туманная, облачная шапка), а Эдда, в числе других метафор облака, называет его huliz-hialmr, т. е. verhuUender helm, ибо облака и туманы окутывают вершины гор, словно шлем, покрывающий голову витязя. Слово helm (шлем) собственно означает: покров; сравни др.-нем. helan, готе. hulian (= hullen) - таить, скрывать, прятать; др.-нем. helian, сканд. hulja - покрывать, др.-нем. heli - покров, завеса, gehilwe - облако********. По свидетельству Эдды, дракон Фафнир, прикрывая своим телом золотые сокровища (= золото солнечных лучей), надевал Oegishialmr - шлем, возбуждавший во всех чувство ужаса; Oegir - бог моря, которое исстари принималось за метафору дождевых хлябей, и шлем, названный по его имени, означает дожденосную тучу. Таким же шлемом-невидимкой обладал греческий Гадес, бог адских подземелий (= облачного царства). У германцев сохранились предания о шляпе, махая которою можно вызвать попутный ветер, чем объясняется встречающееся в Эдде выражение vindhialmr (vindhelm). В поэме о Нибелунгах шапка-невидимка дает Зигфриду возможность помочь королю Гунтеру в трудном состязании его с Брунгильдою; шапку эту отнял он уодного могучего карлика (карлик = дух грозы). Древние языческие боги могли незримо являться всюду, куда хотели; стоило им только облечься в туманные покровы, одеться тучею, как тотчас же их светлые образы (небесные светила, зоря, молния) скрывались от взоров смертного; помо(278)гая в битвах своим любимым героям, греческие боги и богини закрывали их в минуту опасности густым облаком (см. Илиаду); сходно с этим, валькирии, участвующие в битвах героев и помогающие им разить врагов, могут приноситьоблака и град*********. Такое участие богов в битвах и сокрытие облаками воюющих витязей не было произвольною выдумкою фантазии; битва, как мы знаем, была метафорическим названием небесной грозы. По другому воззрению, гроза представлялась браком громовника с богинею весеннего плодородия - ясным Солнцем (Зорею); отсюда создались народные сказки, в которых герой, сватающийся за прекрасную, всевидящую царевну, должен трижды от нее прятаться, а если сумеет скрыться так, что не будет ею найден, то делается счастливым женихом; добрый молодец прячется в облаках, уносясь туда на крыльях ворона или орла, и в глубоком море (= в дождевой туче), спускаясь на его дно с помощию рыбы, или, подобно мальчику с пальчик (олицетворение молнии), залезает в хвост, гриву и под копыто своего быстролетного коня-тучи. В одной старинной песне, с островов Феройских (faroisches volkslied) вместо мифических птиц, коня и рыбы выведены боги Один, Гёнир и Локи; они прячут мальчика от исполина - первый на ниве, второй - в воздухе, а последний на дне морском**********. Наш областной язык понятия "прятаться" и "одеваться" обозначает одинаковыми словами: наряд, обряда - платье, женские уборы, обряжаться - переодеваться, маскироваться и укрываться, прятаться***********. Закрыться облаком значило одеться в темную, туманную одежду и, следовательно, - замаскироваться, сделаться неузнаваемым, ненаходимым. Сравни слова: морок (мрак) - облако, туман, морочать - становиться пасмурным и морочить - обманывать, отводить глаза = заставить видеть то, чего нет на самом деле, морока - призрак; марить - струиться парам над землею в знойное время, марево - летний туман и мираж в степях, марё- туман, тьма и мара- призрак************. Искусство "морочить", "отводить глаза" приписывается поверьями колдунам и ведьмам, как властителям туч и облаков. Из этих данных объясняется имя Ховалы; так называют в Курской губ. духа с двенадцатью глазами, которые, когда он идет по деревне, освещают ее подобно зареву пожара*************. Это знакомое уже нам олицетворение многоочитой молнии (см. стр. 88), которой дано имя Ховалы (от ховать - прятать, хоронить)**************, потому что она прячется в темной туче; припомним, что тождественный этому духу вий носит на своих всёпожигающих очах повязку. Когда солнце закрывается тучами, мы говорим, что оно прячется за ними, а немцы выражаются: die Sonne versteckt sich или verbirgt sich hinter den Wolken***************. He менее знаменательно и то свидетельство языка, которое идею превращений связывает с переряживаньем; слово оборачиваться (обворачиваться) указывает на покрытие себя шкурою тех животных, в которых обыкновенно превращаются сказочные герои и в образе которых миф олицетворял тучи (см. гл. XIV). 

______________ 

* Andeutung. eines Systems der Myth., 237. 

**М. Мюллер, 79-80. 

***Н. Р. Ск., II, 23 и стр. 315-326; V, 36; Пов. и пред., 112-6; Глинск., III, 7; IV, 87; Пыпин, 187. 

****Сказ. Грим., II, стр. 207. 

***** Ibid., 122,193;Шотт, 19. 

******Сказ. Грим., II, стр. 43. 

*******Н. Р. Ск., VI, 56; VIII, 12,23, 25, b, 26 и стр. 526. 

******** Deut. Gram.Грим., 29. 

********* D. Myth., 217-8,306-7, 607; Dеr Ursprung der Myth., 66. 

********** H. P.Ск., VII, 41; VIII, стр. 655-9; Die Gutterwelt, 257-8; Рус. Бес. 1857, IV, 83. 

***********Доп. обл. сл., 135. 

************Обл. Сл., 111,116. 

*************Курск. Г. В. 1853,14. 

**************Обл. Сл., 249. 

*************** Sonne, Mond u. S teme, 112. 

Скатерть-самобранка или самовёртка мгновенно расстилается, по желанию своего владетеля, и наделяет его вкусными яствами и питьями*; это метафора весен(279)него облака, приносящего с собой небесный мед или вино, т. е. дождь, и дарующего земле плодородие, а людям хлеб насущный. Она соответствует громовому жернову, который мелет людское счастие и богатство (см. стр. 147), и рогу изобилия, из которого древние богини рассыпали на смертных свои благодеяния (см. гл. XVI). У немцев скатерть-самобранка известна под именем: tuch deck dich или tischchen deck dich**. В связи с этими представлениями стоят сказочные предания, что взмахом платка (полотенца или простыни) можно творить реки и моря, т. е. туча, в своем воздушном полете, посылает дождевые потоки***. Народная поговорка утверждает, что до Ильина дня и поп дождя не умолит, а после этого дня "баба (= ведьма) фартуком нагонит"****. 

______________ 

* H.Р. Ск., II, 19,21; VIII, стр. 665. 

**Ск. норв., I, 7; Сказ. Грим., I, стр. 211. 

***Н. Р. Ск., 1-11, стр. 116-7; VI, стр. 281. 

****Послов. Даля, 990. 

XI.Облако 

Не случайно наш эпический язык удержал за легкими, всегда подвижными облаками постоянный эпитет ходячих; их стремительный полет - в период образования языка породил много метафорических названий, основанных на весьма близких и понятных тогдашнему человеку уподоблениях. Быстро несущееся облако представлялось и ковром-самолетом, и птицею, и окрыленным конем, и летучим кораблем; народный эпос свободно пользовался всеми этноэтическими образами, так что нередко в одном и том же сказании - один вариант говорит про ковер-самолёт, а другой про летучий корабль или чудесного коня. Представление облака, тучи кораблем возникло одновременно с представлением неба - воздушным океаном, и тем легче было возникнуть этой метафоре, что на основании живого впечатления, производимого подвижностью облака, ладьи и парусного судна, эти различные понятия равно уподоблялись коню и птице. Приведем свидетельства народных загадок: "била кобыла по-пид небеса ходила, оглянулась назад та и слиду незнать" (челнок); "между гор (= берегов) бежит конь вороной, коврами укрыт, скобами (или: гвоздями) убит" (корабль, барка); "дорога ровна, лошадь деревянна, везет не кормя" (лодка)*. Скан. ridha и англос. ridan означают: и ездить верхом, и плавать; в Эдде кораблю даются названия: морской конь (vagmarar), конь на парусах (seglvigg), а в поэме о Беовульфе - ездок по волнам или по морю**. Русские песни сравнивают лодки с чайками, а белопарусные суда с лебедями; корабль Соловья Будимировича назывался Соколом; то же название присвоено былинами и кораблям Ильи Муромца и новгородского гостя Садка; на корабле Ильи Муромца "веял парус, как орлиное крыло"; о поезде Василья Буслаева по Ильмень-озеру былина выражается: 

______________ 

*Номис., 302; Этн. Сб., VI, 35,68,75. 

**Опыт сравн. обозр. др. памяти, нар. поэз., II, 47. 

Плавает-поплавает сер селезень, 

Как бы ярой гоголь поныривает, (281) 

А плавает-поплавает червлен корабль 

Как бы молода Василья Буслаевича*. 

______________ 

*Киреевск., I, 22; Кирша Дан., 166. 

Индусы называли облака кораблями небесного океана- navah samudriyah*: в Эдде облако - vindflot (schiff или floss des windes), потому что ветры плывут по воздуху в тучах**. Немецкие памятники дают этому кораблю и другое название- nebelschiff. На облачных кораблях носятся по небу грозовые духи, колдуны и ведьмы, посылая град и ливни; в средние века о ниве, выбитой градом, народ говорил: "die zauberer verhandein das getreide dem luftschiffer, der es wegfuhrt"***. Русские сказки**** рассказывают о летучем корабле, который подобно птице***** может носиться по воздушным пространствам с изумительною скоростию. По свидетельству одной сказки******, он находился во власти мифического старика, отличительным признаком которого быличудовищные брови и ресницы, т. е. во власти бога-громовника, которому тучи служат бровями, а молнии - очами. Дабы вызвать появление этого корабля, герой ударяет в дуб - дерево, принимаемое издревле за метафору тучи и потому посвященное Перуну, что напоминает рассказ об одном из семи Симеонов: взял Симеон топор, срубил громадный дуб, тяп да ляп - и сделал корабль, который мог плавать и по воде и под водою*******. Сказочный эпос других народов также знает о летучем корабле; норвежские сказки говорят о диковинном кораблике, который так мал, что его можно в карман спрятать, но который тотчас же вырастает в большое судно, как скоро поставишь на него ногу, и плавно несется по воздуху через горы и долы; так быстро вырастает едва заметная на горизонте черная точка в огромную грозовую тучу. Богу Фрейру молниеносные кузнецы-карлики изготовили чудесный корабль (Skidhbladhnir), который можно было складывать, как плат или скатерть, и потом расправлять при добром, попутном ветре; очевидно, что корабль этот - то же самое, что ковер-самолёт и скатерть-самовёртка (tuch. deck dich)********. О подобном же воздушном корабле повествует и греческое сказание о походе аргонавтов. 

______________ 

*Водная нимфа греков Noiac, Nniac (=navya) первоначально принималась за плывущую богиню облака.- Древности, труды моек. археол. общ., I, ст. Котляр., 87. 

** Die Outterwelt, 54, 90; D. Myth., 308. 

*** Ibid., 605-6. 

****Н. Р. Ск., VI, 27 и стр. 228; VIII, 9. 

*****По немецким преданиям, корабли эти строились из перьев. 

******Н. Р. Ск., VII, 3. 

******* Ibid, II, 26; VI, 31. 

******** D. Myth., 197. 

Древние германцы по занятым ими землям возили корабль в честь богини, которую Тацит отождествляет с Изидою. Греки и римляне, чествуя Изиду, совершали при начале весны торжественное шествие и приносили ей в дар корабль; это бывало 5 марта - день, обозначавшийся в календарях Isidis navigium. Обычай возить корабль удерживался между немецкими племенами долго. По указанию хроники XII века, для этого строили в лесу корабль, утверждали на нем мачту с парусом, ставили его на колеса и возили по всей стране в сопровождении толпы народа; в городах, куда являлся корабль, отворялись ворота и жители выходили к нему навстречу с радостными кликами, песнями и плясками. Вместо корабля возили и плуг, и этот последний обычай был распространен еще более. В XVI столетии было издано запрещение возить корабль или плуг, под опасением штрафа. В дни карнавала со всех сторон собиралась молодежь и тащила плуг при громком пении, звуках музыки и (282) плясках; взрослых девиц, не сосватанных замуж, насильно запрягали вплуг, и они должны были откупаться деньгами; несколько человек, идя за плугом, посыпали (= сеяли) опилками; в некоторых местах возили огненный плуг (ein feurinen pflug mit einem meisterlichen darauff gemachten feiir angeziindet) до тех пор, пока не рассыпался он на мелкие части. Замечательный обряд поезда с кораблем или плугом, по исследованиям Якова Гримма, совершался в честь богини-громовницы, которой придавались различные имена Фреи, Гольды, Ператы и которая признавалась установительницею земледелия и щедрою подательницею урожаев*. Не зримая никем в зимний период времени, она как бы покидает землю и удаляется в дальние, неведомые страны, а при начале весны возвращается назад на воздушном корабле-туче и, облетая на нем поля и нивы, орошает их животворною влагою дождя и чрез то приготовляет землю к произращению хлебных злаков. Этот благодатный возврат богини весеннего плодородия праздновался у германцев символическим обрядом шествия с кораблем. У нас сохранились смутные воспоминания об этом языческом обряде. Так еще недавно в Сибири, во время масленицы, на нескольких связанных вместе санях устраивали корабль со всеми необходимыми снастями и парусами; в передние сани запрягали до двадцати лошадей, на корабль сажали честную Масленицу (название народного праздника заменило позабытое имя древней богини) и медведя (зооморфическое воплощение бога-громовника), и в сопровождении песенников возили его по улицам**. В некоторых городах доныне соблюдается обычай кататься на масленой неделе в большой лодке, поставленной на полозы***. 

______________ 

* D. Myth., 236-7,241-3, 259, 280,594. 

**Сахаров., II, 73. 

***Празднуя заключение Неиштадтского мира, Петр Великий устроил в Москве на масленице 1722 года большой маскарадный поезд, для чего было заготовлено множество разноговида и величины лодок и морских судов, и все они поставлены на сани и запряжены разными животными. Вслед за этой флотилией с помощью 16 лошадей двигался трехмачтовый корабль, с парусами и полным вооружением, которым управлял сам государь.- Дневник Берхгольца, II, 68-74. В Тихвине снаряжают большую лодку на Святки и катаются на ней ряженые.- Рус. Прост, праздн., II, 33. 


Страница 38 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37  [38]  39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты