Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

******П. С. Р. Л., II, 183. 

*******Симрок, 160; D. Myth., 1066. 

********Рус. Дост., III, 120-2. 

*********Сборн. украин. песен, 143; Об истор. зн. нар. поэз., 80, 145. 

**********Срп. н. пjecмe, II, 292- 3. 

***********Посл. и притчи Снегир., 383. 

************О.З.1851, VIII, 70. 

*************Пузин., 159, 194; Абев., 76; Ворон. Г. В. 1851, 11; Этн. Сб., II, 56; Записки Авдеев., 140-2; Черты литов. нар., 97; Neucs Lausit. Magazin, 1843, III-IV, 336; D. Myth., 1087. 

**************Москв. 1844,1, 242. Максим Грек также осуждал веру в птичий полет и встречи. 

В индийской мифологии известна баснословная птица гаруда (Garudha), с прекрасными золотыми крыльями*; знают ее и предания других народов. На Руси она слывет Жар-птицею,у чехов и словаков ptak Ohnivak** - названия, указывающие на связь ее с небесным пламенем и вообще огнем: жар - каленые уголья в печи, жары- знойная пора лета. Перья Жар-птицы блистают серебром и золотом (у птака Огнивака перья рыжезлатые), глаза светятся как кристалл, а сидит она в зо(260)лотой клетке. В глубокую полночь прилетает она в сад и освещает его собою так ярко, как тысячи зажженных огней; одно перо из ее хвоста, внесенное в темную комнату, может заменить самое богатое освещение; такому перу, говорит сказка, цена ни мало ни много - побольше целого царства, а самой птице и цены нет! У немцев птица эта называется золотою der goldene Vogel, что основывается на прямой филологической и мифической связи золота с огнем и светом***. Такой поэтический образ издревле присваивался богу Агни; в Ведах Агни называется быстрою, златокрылою, чистою и огненною птицею и сильномогучим соколом. Агни прежде всего - божество небесного пламени молнии, а потом уже - земного огня, похищенного с неба и переданного людям****; следовательно, Жар-птица есть такое же воплощение бога грозы, как свет-ясйн сокол, которому сказка дает цветные перушки и способность превращаться в доброгомолодца*****, или орел-разноситель перунов. Она питается золотыми яблоками, дающими вечную молодость, красоту и бессмертие и по значению своему совершенно тождественными с живою водою (см. гл. XVII)******, по хорутанскому преданию, вместо золотых яблок она похищает спелые гроздия с славной виноградной лозы, которая на всякий час давала по ведру вина (вино = дождь), а желчь ее (= свет скрытого в тучах солнца: см. стр. 111) возвращает потерянное зрение*******. Когда поет Жар-птица, из ее раскрытого клюва сыплются перлы********, т. е. вместе с торжественными звуками грома рассыпаются блестящие искры молний. Чехи убеждены, что ее пение исцеляет болезни и снимает слепоту с очей, т. е. напевы весенней грозы просветляют небо от потемняющих его туч и животворят природу. Выше (см. гл. VI) было объяснено, что раскаты грома и вой бури уподоблялись говору и пению и что на этом основании все олицетворения грозовых туч фантазия наделила словом и вещим даром; потому и баснословная птица Перунова получила названиептицы-говоруньи*********. Из того же источника возникло сказание о Соловье-разбойнике, гнездящемся на высоких дубах, дети которого оборачиваются черными воронами с железными носами**********. Геродот записал предание о чудесной птице Фениксе, с виду подобной орлу, с красно-золотыми перьями; в известное время взлетает она в святилище Гелиоса, запевает погребальную песню и, сгорая в солнечном пламени - снова возрождается из своего пепла. Предание это в одной из наших старинных рукописей рассказывается так: "та убо птица одиног-нездица есть, не имеет ни подружия своего, ни чад, но сама токмо в своем гнезде пребывает... Но егда состареется, взлетать на высоту и взимаеть огня небесного, и тако сходящи зажигает гнездо свое, и туж и сама сгораеть, но и пакы в пепеле гнезда своего опять наражаеться"***********. Смысл тот: молниеносная птица, состарившись (= потерявши свою силу) в зимнюю пору, молодеет с приходом весны; когда яркие (261) лучи весеннего солнца согреют облачное небо, птица-туча загорается грозовым пламенем и гибнет в нем под звуки собственной песни, т. е. под звуки ударяющих громов и воющих вихрей. Но умирая в грозе, она снова возрождается из паров и туманов, подымающихся от земли вслед за ниспавшими дождями************. 

______________ 

* D. Myth., 601. 

** Slov. pohad., 619;Малый, 46-71. 

***Н. Р. Ск., VII, 11,12; VIII, стр. 620-6; Сказ. Грим., 57. 

****Кун,28. 

*****Народная загадка так живописует тучу и молнии: "шерсть черна соболя, очи ясна сокола" (Этн. Сб., VI, 86). 

******В греческой сказке (Ган, II, стр. 50) золотые яблоки похищает туча или дракон, прилетающий в виде тучи. 

*******Сб. Валявца, 141-8. 

********Гальтрих, 31. 

*********Н. Р. Ск., VI, 69; Худяк., 21. 

**********В некоторых сказках (Н. Р. Ск., V, 27, 42; VII, 5, а) Жар-птица, подобно быстролетной туче или ветру, носит на своих крыльях странствующих героев, а в одной проглатывает мужичка с ноготок, т. е. молнию. 

***********Истор. Христом. Бусл., 689. 

************ Der Ursprung der Myth., 216. 

Не должно, однако, забывать, что в мифических представлениях нельзя искать строго определенного отношения между созданным фантазией образом и исключительно одним каким-либо явлением природы; представления эти родились из метафорических уподоблений, а каждая метафора могла иметь разнообразные применения. Птица-метательница молниеносных стрел являлась в то же время и птицею-вихрем и птицею-облаком; олицетворяя в себе пламя грозы, она вместе с тем могла служить эмблемою и восходящего солнца. Древний человек постоянно проводил аналогию между дневным рассветом и весенней грозою и живописал тот и другую в тождественных поэтических картинах. Как грозовое пламя истребляет темные тучи и возжигает потушенный ими светильник солнца, так зарево утренней зори гонит мрак ночи и выводит за собой ясное солнце: подобно златокрылой, блистающей птице, возносится оно на небесный свод и озаряет своими лучами широкую землю. Что действительно солнце представлялось птицею, это засвидетельствовано Ведами: "я познал тебя духом, - говорит поэт восходящему солнцу, - когда ты было еще далеко, - тебя, птица, возносящаяся из облаков; я узрел (твою) окрыленную голову, текущую путями ровными и чистыми от праха!"* Индийцы ведаической эпохи олицетворяли солнце в образе сокола и гуся фламинго**. Следы подобных олицетворений встречаем и у германцев, и у славян. Весеннее солнце, омывшись в дождевых потоках грозовых туч, показывалось очам смертных - просветленное, ярко блестящее, и было уподобляемо белоснежному лебедю, купающемуся в водах, или другим водяным птицам: утке и гусю. В нижней Германии причитывают во время дождя: 

______________ 

* M.Мюллер, 76-77. 

**В одном гимне богиня Зоря представлена птицею Vartika (слово, соответствующее греч. optve - перепелка). - Die Gutterwelt, 61. Египтяне изображали Озириса с головою коршуна, клюв которого на ранней утренней зоре рассекает ночную тьму - точно так же, как, по другому поэтическому представлению, солнце, олицетворенное в образе льва, разрывает своими когтями темный покров ночи. - D. Myth., 705. 

Lass den Regen tibergehn, 

Lass die Sonnewiederkommen! 

Sonne komme wieder 

Mit deiner Goldfeder, 

Mit goldenem Strahl 

Beschein uns allzumal... 

Имя лебедя, означающее белый, вполне соответствовало понятию о белом божестве дневного света (см. стр. 50). Принимая солнце за прекрасную богиню, германцы верили, чтоона может превращаться в лебедя; отсюда создалось сказание о деве-лебеди, как о дочери и спутнице солнца. Богиня Synna (солнце) и Dagr (день), по свидетельству древнего мифа, родили дочь по имени Svanhvit Gullfjodhr (Schwanweisz Goldfeder - белая златопёрая лебедь), т. е. утреннюю зорю, а у этой последней был сын Svanr hinn raudhi (Schwan den Roten), т. е. золотистые лучи солнца*. Греки наделяли богиню Зорю (Эос) светлыми крыльями. От утренней зори и (262) восходящего солнца указанные поэтические уподобления были перенесены на приводимый ими День, который, по свидетельству старинных памятников (см. выше стр. 53), как хищная птица, вонзает в ночной мрак свои острые когти**. Воспоминание о птице-солнце доселе сохраняется в малорусской загадке, которая называет дневное светило вертящеюся птицею: "стоит дуб-стародуб, на том дубе птиця-вертиниця; нихто jiи не достане - ни царь, ни цариця". Птица-солнце восседает на старом дубе; годовое течение времени, определяемое солнечным движением, народная фантазия уподобляла растущему дереву, на котором гнездится птица-солнце, кладет белые и черные яйца и высиживает из них дни и ночи***. Другие загадки еще яснее говорят о представлении солнца - птицею: "ясен сокол пришел, весь народ пошел", т. е. с дневным рассветом пробуждаются люди****; сербская: "птица без зуба, а свщет изjеде" = солнце топит (съедает) белый (подобный свету) снег*****. 

______________ 

* Die Gutterwelt, 29,314. 

** Sonne, Mond u. Sterne, 106-115. 

*** "Стоит дуб о двенадцати ветвях, на каждой ветви по четыре гнезда, в каждом гнезде по 6 простых яиц, а седьмое - красное" или: "по семи яиц беленьких, по семи черненьких" (год, месяцы, недели, шесть дней простых и седьмое воскресенье, или: семь дней и семь ночей). "Дуб-дуб-довговик, на ему 12 гиллив, на кожний гилли по 4 гнизди, а у кожному гнизди по 7 яець и кожному имя je" - " В саду царском стоит дерево райско; на одном боку цветы расцветают, на другом листы опадают, на третьем плоды созревают, на четвертом сучья подсыхают" (год с 4 временами: весною, осенью, летом и зимою). "Полдуба сырого (лето), полдуба сухого (зима), а маковка золотая (светлая неделя)". Одна загадка уподобляет дереву самое солнце, как главный источник и причину годовых перемен: "стоит дерево серед села, а в каждий хатци по гилячци" (солнце на небе, а свет его в избах). - Сементов., 5; Сахаров., 1,100,103; Номис., 292; Этн. Сб., VI, 40, 99. 

****Этн. Сб., VI, 128. 

*****Сахаров., II, 112. 

Особенно знаменательны поверья о петухе. Петух- птица, приветствующая восход солнца; своим пением он как бы призывает это животворящее светило, прогоняет нечистуюсилу мрака и пробуждает к жизни усыпленную природу. Малорусы дают ему характеристичное прозвание: будймир*. По крику петуха простой народ до сих пор определяет ночное время, т. е. как долго остается до утреннего рассвета. Выражения: в кочета, в перши певни означают: в полночь; куром, в куры (кур- петух) в летописях употребляются для означения того раннего времени, когда запевают петухи**. Народная загадка именем петуха называет часы: "петух поет, перья болтаются" (стенные часы бьют, а маятник качается; Новгор. губ.).Начиная счет времени с утренней зори, греки первый час дня называли "часом пения петухов"***. У евреев существует поверье, что при наступлении ночи Бог повелевает ангелам затворить небесные врата, и тотчас после того злые духи получают возможность вредить человеку; после полуночи возглашается божее повеление, чтобы с наступлением утра были отворены на небе врата (для солнечного исхода), - что заслышав, начинают петь петухи, пробуждая людей к утренней молитве; вместе с тем злые духи теряют свою пагубную силу****. По мнению наших крестьян, крик петухов служит сигналом, что на небе звонят к заутрене; как скоро раздастся ор, черти, мертвецы, колдуны и ведьмы спешат разойтиться по своим местам*****. Загадка выражается о петухе: "два раза родится, ни разу не крестится, а черт его боится"; (263) постель и одежду покойника выносят на три дня (иногда на шесть недель) в курятник, чтобы ту и другую петухи опели и таким образом очистили бы их от злого влияния Смерти******; если петух поет до полуночи знак, что он видит дьявола и желает прогнать его*******; та ночь слывет в народе веселою, под которую петухи поют с вечера********. В Германии приписывают голосу этой птицы ту же могучую силу, на крышах домов ставят там изображения аиста и петуха, как эмблемы, охраняющие жилье от дьявольского наваждения и всяких бедствий; обычай ставить на князьке кровли деревянных петушков соблюдается и в некоторых русских селах*********. Как провозвестник дневного рассвета**********, петух принимался за метафорическое название восходящего солнца; малорусская загадка, означающая солнце, говорит: "сидыть пивень на верби, спустыв косы (= лучи) до земли"***********. Но как утреннее пробуждение солнца в народных поэтических сказаниях отождествлялось с просветлением его прекрасного лика после грозы, а ночной мрак - с черными тучами; то в образе петуха миф по преимуществу олицетворяет небесную грозу, выводящую солнце из-за темных облаков. Громовые раскаты, как указано выше (стр. 151), уподоблялись звону колокола и крику петуха. Своим громозвучным пением ( = громом) баснословный петух вещал о победе над демоническими силами, т. е. тучами, о бегстве их от поджигающего пламени молний и о грядущем появлении светозарного солнца. Точно так же и колокольный звон, как метафора грома, разгоняет, по народному поверью, грозовые тучи и вселяет страх в нечистых духов; раздаваясь в ранние предрассветные часы (во время заутрени), он, подобно крику петуха, предвещает восход солнца, и народная загадка принимает "петушиный голос" за метафорическое обозначение колокольного звона. Отсюда объясняется поверье, что утреннему рассвету (собственно, выходу солнца из-за темных туч) предшествует звон на небе, т. е. звучные удары грома. Старинные апокрифы говорят о громадном мифическом петухе, поставляя в связи с его пением солнечный восход: "солнце течет на вздухе в день, а в нощи по окияну ниско летит не омочась, но токмо трижды омывается в окияне. Глаголет писание: есть кур, емуже глава до небеси, а море до колена; еда же солнце омывается в кияне, тогда же акиян всколебается и начнут волны кура бити по перью; он же очютив волны и речет: кокореку! протолкуется: светодавче Господи! дай же свет мирови. Еда же то вспоет, и тогда вси кури воспоют в един год (час) по всей вселенней"************. Стих о голубиной книге соединяет это сказание с знакомою уже нам Стратим-птицею: 

______________ 

*Номис., 294. 

**Рус. в св. посл., IV, 4; Труды и лет. О. И. и Д., III, 312; Обл. Сл., 91; Опыт словаря др. слав. слов Петрова, 10; П. С. Р. Л., II, 72 и 220: "якоже бысть убо к куром - и пригна (гонец)", "яко бысть в куры". 

***Вест. Евр. 1813, III-IV, 241. Эстонцы также считают время по пению петухов; пение это служит у них границею между одними сутками и другими. Ж. М. Н. П. 1846, V, 60. 

****Обряды еврейск., 47-48. 

*****Терещ., VI, 57; VII, 227; Владим. Г. В. 1814,50; D. Myth., 683. 

******Этн. Сб., 1,91; Географ. Извест. 1850, III, 338. 

*******Послов. Даля, 1041. 

********Доп. обл. сл., 20. 

*********Изв. Археолог. Общ., III, 261; IV, 70. 

**********Народ называет его пророком: "два раза родился, ни разу не крестился, а первый пророк". - Этн. Сб., VI, 98. 

***********Черниг. Г. В. 1854, 29. 

************В другом апокрифе читаем: "егда поимуть ангели солнце от престола господня и понесут в веток и ударить херувими в криле, того ради на земли всяка птица потрепещеть, тогда петель мируви проповедуеть". - Пам. отреч. лит., II, 349-350, 444. 

Когда Стрефил вострепещется 

Во втором часу после полуночи, 

Тогда запоют все петухи по всей земли, 

Осветится в те поры вся земля*. (264) 

______________ 

*По одному варианту, птица эта держит белый свет под правым крылом. Калеки Пер., II, 290, 334. 

Древний миф о ночном странствовании солнца в водах Всемирного океана (о чем см. гл. XVI) в приведенном месте апокрифа смешивается с поэтическим представлением, что во время грозы солнце купается в шумном облачном море (= в дождевых тучах). На зиму замолкает громоносный петух, туманы и снежные облака заволакивают солнце и лишают его ярких и теплых лучей; но с возвратом весны снова раздается громкий голос небесной птицы, вещающий миру о возрождении дневного светила. Время весеннего обновления солнца в христианскую эпоху приурочено к празднику Воскресения Христова, и потому возникло поверье, что до воскресения Спасителя петухи не пели по ночам и злым духам было привольно тогда блуждать по белому свету. В Галиции рассказывается предание, известное и у других славян: когда Христос воскрес, увидала его девочка-жидовка и принесла о том весть своему отцу; но старый еврей не поверил: "тогда он воскреснет (был его ответ), когда этот жареный петух полетит и запоет!" И в ту же минуту жареный петух сорвался с вертела, полетел и прокричал обычное кукареку!* В такой легендарной обстановке передается древнее мифическое сказание о птице весенних гроз, которая, будучи пожигаема пламенем молний, несется по поднебесью и поет громовую песню (сличи выше с преданием о Фениксе). При встрече весны крестьянки выходят смотреть восходящее солнце и причитывают: 

______________ 

*Ч. О. И. и Д. 1864,1, б (галиц. песни), Пам. стар. рус. лит., 217-8; Volkslieder der Wenden, I, 287; Каравел., 171. 

Солнышко-ведрышко! 

Выглянь в окошечко, 

Твои детки плачут, 

Есть-пить просят. 

Курица кудахчет, 

Кочет спел 

И обед поспел. 

Смысл этого любопытного причитанья понятен: чтобы проглянуло весеннее солнце и дало земле плодородие, а людям насущный хлеб - надо, чтобы пропел небесный петух, чтобы тучи были рассеяны грозою*. Когда петух перестанет петь, тогда наступит кончина мира; голос его уже не вызовет солнца, и вселенною овладеет нечистая сила мрака и холода, на земле воцарится вечная зима**. Германцы скрепляли свои договоры формулой, что установляемые права и обязанности должны оставаться нерушимыми на вечные времена, доколе ветр из облаков веет, месяц светит и петух поет: (т. е. пока восходит солнце). Согласно с тем, что бог-громовник был вместе и богом земного огня, слово петух на языке поселян и в загадках употребляется в значении огня и домашнего очага. "Посадить красного кочета на крышу", "подпустить красного петуха" означает: поджечь дом; подобное выражение есть и у немцев. Старинная датская поговорка о пожаре - "красный петух на кровле поет!". Русские народные загадки: "красный кочеток по нашестке(или: по поветью) бежит", "красненький питушок по жёрдоци скаче", "беленький кочет по шестику ходит" означают: огонь и горящую лучину; "пивень спива поки з' заранья, а дали сныть, аж потие" = печь только поутру топится***. В Германии (от Х века) ста(265)вили на церковных башнях золотых петухов, которые должны были предохранять здания эти от удара грозы****. В одной из моравских сказок***** говорится о красном петухе, который когда пел - из клюва его падали светлые дукаты - точно так же, как из раскрытого клюва Жар-птицы сыплются перлы. Западные славяне чтили петуха, как птицу Святовита******; впоследствии, по созвучию имени древнего бога с святым Витом, на этого последнего были перенесены языческие воспоминания. Чешская легенда рассказывает, что черт обещался одному рыбаку устроить к известному сроку мост и в награду за то должен был получить его дочь. Когда работа приходила к концу, испуганный рыбак стал молить св. Вита, чтобы выпустил он своего петуха; молитва была услышана, раздался крик петуха - и черт исчез, оставив мост недоделанным, т. е. нечистая сила зимы, устилающая источники и реки ледяными мостами, разбегается при первых звуках весенней грозы (сличи ниже, в главе о великанах, с подобным же сказанием Эдды)*******. На старинных иконах св. Вита встречаем изображение петуха, и до прошедшего столетия в день, празднуемый этому святому, соблюдался в Праге обычай носить петухов в церковь св. Фейта********. Доселе с этою птицею и с курами соединяются приметы о погоде: если петух запоет ранее обыкновенного, то летом это предвещает ненастье, дождь, а зимою - оттепель; куры купаются в сухой земле - к дождю, а вертят в зимнее время хвостами - к метели*********. Как с другими птицами, провозвестницами бурных гроз, соединялись приметы о войне и сопровождающих ее бедствиях, так те же приметы прилагались и к петуху и курам: еслипетухи поют в необыкновенную пору, если курица запоет петухом это предвещает покойника или какое-нибудь несчастие**********; если куры клохчут по ночам, то быть ссоре, войне или рекрутскому набору***********. Греки и римляне содержали священных кур и, смотря по тому, как клевали они предложенный им корм, делали свои заключения об исходевоенных предприятий. У каждого римского легиона был свой pullarius, обязанный оберегать и кормить вещих кур. По словам Плиния: "pullis regitur imperium romanum, Ы jubent acies"************. Больных от испуга в Архангельской губ. окачивают водою, в которой перед тем был выкупан петух, тогда как в других местах употребляют для этого воду, в которую опущены горячие уголья; вода эта, омывшая петуха, получает целебную силу весеннего дождя. От лихорадки и желтухи обливают больных под насестью - в то время, когда усядутся на ней куры*************. В Воронежской губ. существует такой обычай: если ребенок долго кричит по ночам, то мать кладет его в подол и отправляется в курятник лечить от криксы**************; там купает она его под насестью, приговаривая: "Зоря-Зоряница, красная девица! возьми свою криксу, отдай нам сон"***************. Зоря будит людей, отымает у них сон, и потому к ней обращается заклятие не нарушать покоя ребенка. Чтобы у дитяти счаст(266)ливо прорезались зубы, должно у черного петуха проколоть гребень костяною или деревянною шпилькою и показавшеюся оттуда кровью промазать дёсны ребенка****************. Благодатная сила гроз, дарующая земле урожаи, заставила связать с петухом идею плодородия и дала ему место в свадебном обряде и в народных гаданиях о женихах и невестах (см. стр. 236). Все это свидетельствует о древнерелигиозном значении петуха, и потому поверье, что у того, кто воровал кур, трясутся руки - вовсе не было шуткой в устах язычника*****************; в Вологодской губ. даже считают за грех резать и есть петухов. 

______________ 

*Гримм указывает на обычай носить петуха на праздник весны. - D. Myth., 724. 

**Сравни в Ж. М. Н. П. 1842, X, ст. Эрдмана, 37. 

***Послов. Даля, 1065; Терещ., V, 163; Этн. Сб., VI, 87; Сементов., 14, 15; Номис, 299; Вест. Евр. 1829, XI, 88; Рус. прост, праздн., I, 79, 98; D. Myth., 568, 635-6. 

**** Der Ursprung der Myth., 210, 215. 

*****Кульда, 1,74; Westslaw. March., 104-7; сравни у Валявца, 171-4. 

******У греков птица эта считалась посвященною Аресу. - Der Urspr. der Myth., 213. 

*******Гануш, 175. 

******** Nar. zpiewanky, II, 74. 

*********Этн. Сб., II, 58; VI, библ. указ., 15; Нар. сл. раз., 148-9; Черты литов. нар., 97. 

**********Этн. Сб., II, 58,133; Сарат. Г. В. 1851, 29; Херсон. Г.В. 1852,12; Абев., 228; Лузин., 159; Черты литов. нар., 97. 

***********Записки Авдеев., 140-2; Нар. сл. раз., 139. 

************ D. Myth., 1087. 

*************Этн. Сб., VI., 130. 

**************От кричать, как плакса от плакать. 

***************Этн. Сб., 1,218. 

****************Иллюстр. 1846,332. 

*****************Архив ист.-юрид. свед., I, ст. Кавел., 12. 

Как представитель дневного рассвета, огня и молний, петух в мифических сказаниях изображается блестящею, красною птицею. В наших сказках известен тот же петушок-золотой гребешок, который играет такую важную роль в мифологии скандинавской. Он сидит на высоком небе и не боится ни воды, ни огня: брошенный в колодец, он выпивает всю воду, а брошенный в печь заливает этой водою огонь*. Эдда говорит о светло-красном петухе с золотым гребнем, который криком своим будит блаженных героев, пребывающих в валгалле, и призывает их на битву (битва = гроза). По свидетельству одной немецкой сказки, на всемирном дереве-туче восседают три петуха: медный, серебряный и золотой, которые таким образом заступают место молниеносного орла (см. гл. XVII). В противоположность светлому петуху валгаллы, в подземном царстве Геллы поет другой петух - черный. Арабы и персы также противопоставляют петуха черного, демонического - петуху белому, восседающему на троне небесного бога**. В области языческих представлений особенно замечательно то, что один и тот же поэтический образ часто служит для обозначения как силы светлой, благотворной, так и противоположной ей силы темной, губительной; только цвет, придаваемый мифическому олицетворению, из белого, красного, золотого изменяется в черный, мрачный. Такое воплощение божественных и демонических сил в одинаковых образах условливалось древнейшими воззрениями человека на природу. Тьма распространяется в природе с такою же быстротою, как и свет, и потому если утренняя зоря уподоблялась взлетающей на небо златокрылой птице, то нисходящая на землю ночь так же уподоблялась птице, только с черными крыльями, которыми она покрывает весь мир. Туча, как уже было указано, олицетворялась в том же образе. С одной стороны, ради блеска сверкающих в ней молний она могла назваться огненною или златоперою птицею; но с другой стороны, ради того мрака, которым она одевает небо и который заставил уподоблять ее ночи, туча необходимо должна была представляться черною птицею. Одно и то же явление природы при разных условиях могло быть и благотворно и враждебно для человека, и смотря по этому он придавал ему тот или другой характер. Тучи несут на своих крыльях не только дожди, напояющие нивы и дающие урожай; несут они и разрушительные бури, холодные вьюги, град и снега, порождающиена земле бесплодие, голод и смертность. Первобытные народы, в большей части своих поэтических сказаний, изображали их существами демоническими; самое представление ада, с его неугасимым огнем и в то же время - безысходным мраком, возникло из этого древнейшего воззрения на грозовые тучи (см. гл. XXII). Вот почему тогда, как в царстве светлых богов, творцов земного плодородия, поет (267) красный петух, - в царстве дышащей смертию Геллы слышится крик черного петуха. О вещем вороне сохранилось предание, что он создан был белым как снег и кротким как голубь; выпущенный из ковчега, он накинулся на падаль и не воротился к Ною с вестию об окончании потопа: с той поры он сделался черным и кровожадным. Хорутанская сказка*** сообщает более древние черты этого предания: могучий богатырь убил нечистого духа (змея-тучу), вместе с его любовницею ( = облачною женою), и рассеченные на мелкие части тела их размыкал по широкому полю. Прилетели ворон и ворона и стали пожирать трупы; ворон зобал одного нечистого, и за то он весь черный, а ворона и бела и черна, так как она зобала и нечистого, и его любовницу. Сербы, рассказывая о каком-нибудь чрезвычайном или сомнительномсобытии, выражаются так "не случалось этого с тех самых пор, как почернел ворон!"**** В означенной басне сохраняется воспоминание, что некогда ворон служил поэтическим олицетворением светлого весеннего облака, которое, мало-помалу сгущаясь (= как бы пожирая в себя подымающиеся от земли испарения и туманы, эти останки разбитого грозою демона-змея), темнеет и делается из белоснежного, подобного лебяжьему пуху, черным, как вороново крыло. 


Страница 36 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35  [36]  37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты