Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

______________ 

*Кун, 131. 

** D. Myth., 215-6. 

*** D. Rechtsalt., 193-4;Сын Отеч., 1831, т. XXIII (229; Lud Ukrain., I, 359). Отсюда возник и магарыч (weinkauf) при договорных сделках; северно-германские законы предписывали покупать раба и лошадь при свидетелях и вине. 

****Примета: видеть во сне кровь значит: иметь скорое свидание с родственником (Абев., 227). 

*****Сахаров., 1,34. 

******Пов. и пред., 131; Маяк, XV, 20; D. Myth., 969. 

*******Срп. рjечник, 207. 

********Толков. Слов., I, 718. 

********* D. Myth., 855-6;Кун, 148-9. 

Ratamund (des bohrcrszahn) liess ich 

Den weg mirгйитеп 

Und den berg durchbohren; 

In der mitte schritt ich 

Zwischcn ricsensteigen 

Und hielt mein haupt der gefahr hin*. 

______________ 

*Перевод: Я проложил себе путь зубом бурава, просверлил гору и вступил внутрь меж великанскими ходами, подвергая голову свою опасности. 

С тремя глотками Одина согласны три чана или бочки сомы, выпиваемые Индрою перед битвой с демоном Вритрою, и богатырская вода наших сказок, которую трижды пьют сильномогучие витязи во время борьбы своей с змеями. Представление дождя слюною небесных богов и духов основано на старинной метафоре; лингвистическая связь понятий плевать и дождить указана выше (см. стр. 70). В гимнах Ригведы говорится об Индре, что чрево его, напоённое сомою, воздымается подобно бурному потоку вод и никогда не иссыхает, как слюна во рту*. Оттого с слюной соединяли чародейные и вместе целебные свойства. Наши знахари, произнося заговоры против разных болезней и на изгнание нечистой силы, дуют и плюют по три раза через левое плечо** или на все на четыре стороны: "покуда я плюю, потуда б рабу божьему хворать!"*** Слюна и дуновение, как символы дождя и ветра, почитаются целебными и предохранительными от злых духов средствами и в Германии и у новых греков****. Человек с дурным взглядом не в состоянии изурочить того, кто после его сомнительных похвал будет отплевываться*****. Лужичане, для предупреждения худых последствий от испуга, советуют три раза плюнуть или пустить мочу (моча = дождь, см. гл. XIII)******. В Швеции крестьяне, переходя в потемках через пото(201)ки, плюют трижды, чтобы избавиться от дьявольского наваждения*******. Как ветры рассеивают тучи, а дожди прочищают небо, так, думали, дуновение и слюна могут отстранить влияние демонических сил. Исходя из тех же уст, откуда звучит и речь человеческая, слюна была сближена с словом, получила вещее значение, и тем лете могла отождествиться с шумящим дождем. Особенно любопытна в этом отношении сербская приповедка "Немушти jезик"********: пастух спасает от огня сына змеиного царя и несет его к царю-змею. Дорогою говорит змееныш своему избавителю: "когда придешь к моему отцу - станет он давать тебе серебра, золота и драгоценных каменьев; ты ничего не бери, а проси только немушти jезик" (способность разуметь язык животных). Пастух послушался совета; царь-змей согласился исполнить его просьбу и сказал: "раскрой рот!" Пастух раскрыл рот, а змеиный царь плюнул ему туда и молвил: "теперь ты плюнь мне в уста!" Пастух исполнил приказ, после чего снова плюнул царь, и так трижды плюнули они друг другу в открытые уста; а затем царь сказал: "теперь ты знаешь немушти jезик, но если тебе дорога жизнь, никому не сказывай про это". Тот же чудесный дар мудрости (= понимания языка животных), по русским и немецким преданиям, достается на долю тем, кто вкусит змеиного мяса или крови, т. е. выпьет живой воды, текущей в жилах змея-тучи. Нельзя не признать за весьма древнее это сопоставление слюны с способностью понимать чужие речи.Как сроднено в языке понятие зрения с понятием света, доставляющего возможность видеть и различать предметы, так точно и понятие слова (звука), излетающего из уст, сроднено с понятием слуха, воспринимающего этот звук: слово, слыть (слую), слава (молва) и слух или слых ("слыхом не слыхать", "носится слух" = молва)*********. Далее, так как произнесенное слово есть не только звук, но и выраженная мысль ( гадать = думать в других славянских наречиях значит: говорить, беседовать), то и глагол слышать употребляется иногда в значении: разуметь. Чтобы пастух мог слышать = понимать говор животных, всезнающий царь-змей плюет ему в рот, т.е. передает этот говор из уст в уста. Слюна (= дождь) здесь символ самого слова ( = говора мифических животных, вещающих в грозе)**********. Поэтому в наших сказках слюнам придан дар слова; собираясь в бегство, сказочные герои и героини плюют в углах покидаемой ими комнаты, и эти слюны отвечают, вместо беглецов, на предлагаемые вопросы и тем замедляют погоню***********. В норвежских и немецких сказках, вместо слюны, дар слова приписан каплям крови************. Великан, повествует норвежская сказка, отдал приказ убить королевича и сварить к обеду, а сам растянулся и заснул. Но у великана томилась в неволе девица, которая и спасает королевича; она взяла нож, обрезала ему палец и выпустила на скамью три капли крови. Потом собрали они старые лохмотья, подошвы и всякую дрянь, побросали в котел, а сами убежали. Великан проснулся и спросил: готово ли кушанье? - Только начало вариться, - отвечала первая капля крови. Великан лежал-лежал, опять заснул и спал еще доброе время; ,но вот проснулся и опять спрашивает: готово ли? - Вполовину готово, - отвечала вторая капля. Повернулся великан на другой бок и опять заснул и, когда проснулся,- еще раз спросил: а теперь готово? - Готово,- сказала третья капля. Он встал, подошел к котлу и, раздраженный (202) обманом, пустился вдогон за беглецами. Кровь и слюна, таким образом, являются во всех преданиях синонимическими выражениями, заменяющими одно другое. Понятно, что вещая кровь и вещая слюна вполне согласовались с идеею о вдохновительном напитке, наделяющем красноречием и поэтическим даром, и потому нет ничего удивительного, что оба означенные представления связаны с медом Квасира*************. Мудрый Один получает три глотка этого напитка за три ночи, проведенные им в горе с дочерью великана, которая соответствует полногрудой wolkenfrau или windsbrant, преследуемой богом бурь и грозы в дикой охоте. Дождевые тучи олицетворялись прекрасными нимфами, и во время грозы нимфы эти вступали в любовные связи с богом-громовником. По индийскому преданию, амриту сберегали облачные жены (Apas). Согласно с скандинавским сказанием о Гуинлёде, греческий миф повествует, что Зевс добивался любви Персефоны; мать (Деметра) скрыла свою дочь в каменной пещере, но Зевс, превратившись в змею, прокрался туда, обольстил Персефону, и она родила от него Вакха. В скандинавском сказании чудный напиток достается Одину, как плод доброжелательства девы, а в греческом фантазия следовала тому древнему воззрению, по которому дождь представлялся рождающимся от сочетания молнии с облаком: Персефона, скрытая в горе, т. е. туча, вступает в связь с Зевсом-змеем, т. е. молнией, и плодом их соития был бог вина: обе вариации мифа о рождении Вакха - эта и выше объясненная - имеют, следовательно, совершенно тождественное значение**************. Старинный апокриф рассказывает, что Бог по сотворении Адама и Евы позволил им вкушать ото всех плодов, "не повеле (же) ясти виноградного древа, понеже сам Господь того вкусил и в то время бысть сотворена земля украшена". Сатана, завидуя первому человеку, "царствующу в раю в доброте, извернулся червем и прииде к змее и рече ей: пожри мя в себя и внеси в рай"; в раю обвился он "около виноградного древа, и нача сатана змиевы усты глаголати ко Еве: почто не вкушаете виноградного сего древа? и будете убо бози, якоже небесный бог". Адам и Ева вкусили от виноградного древа, "и спадоша с них венцы и одежды светлы"***************. Это не более как переделка древнеарийского предания в библейском стиле; как в скандинавском мифе верховное божество в образе змея или червя отымает у демона-великана скрытый им вдохновительный напиток, так здесь напиток этот (виноградный сок) похищается вследствие козней сатаны, который прокрадывается в райские сады в виде червя; как Один и Зевс соблазняют деву, так сатана соблазняет первую жену. О похищении небесной амриты темными демонами в Ведах упоминается весьма часто; подобными же воспоминаниями богаты и сказания всех других индоевропейских народов. 

______________ 

*Кун, 151-5,161; Пикте (1,512) производит слово слюна от снк. И liquidum fieri (лить, слить). 

**На левой стороне стоит дьявол, см. стр. 186. 

***Ворон. Лит. Сб., 383-4; Светочь. 1861, II, 99; Пасек., II, 25-27; Это. Сб., I, 218. 

**** D. Myth., 1056,1125. 

*****Это. Сб., VI, библ. указат., 59. 

****** Volkslieder der Wenden, II, 261. 

******* D. Myth., 563. 

********Срп.припов, 3. 

*********То же слияние чувства и воспринимаемого им ощущения замечается и в слове обоняние (об-воняние от воня - запах). 

**********Потебн., 81, 83. 

***********Н. Р. Ск., VI, 48. 

************Сказ. Грим., I, стр. 331; II, стр. 16; Ск. норв., II, 16. 

*************Есть у германцев еще следующее сказание: жена Geirhildr принесла Одину в жертву собственное дитя с мольбою даровать ей победу над соперницею в сердце короля Alfreks. Король хотел решить спор соперниц в пользу той, которая лучше сварит пиво; Один решился помочь молящей, он смешал ее пивные дрожжи с своею слюною, и от того пиво получило превосходный вкус (Die Gutterwelt, 168-9). 

**************Кун, 166. 

***************По рукописи, сообщенной проф. Григоровичем; сличи в Рус. Слове. 1862, II, стат. Пыпина, 55. 

Добытый от Суттунга мед Один дает не только асам, но и людям, если пожелает наделить их мудростию и поэтическим вдохновением. Поэзия поэтому есть дар небесный, и на языке скальдов она называлась кровью Квасира, питьем карликов и асов, сладким вином Суттунга, добычею и изобретением Одина. Раздавателями этого дара были боги: у греков - Зевс и Аполлон, у германцев Вуотан и Браги, у финнов - Вейнемейнен, у славян, может быть,- Велес, так как в Слове о полку певец Боян назван "Велесовым внуком". У людей и животных, рассказывает эстон(203)ское предание, был сначала язык, служивший только для житейского обихода, будничного употребления. Однажды все твари были созваны на общий сбор, чтобы научиться праздничному языку в отраду себе и на прославление богов, т. е. песням. Они собрались вокруг горы, на которой росла заветная роща. И вот сошел по воздуху бог пения Ваннемуне (Вейнемейнен) и запел; все внимало ему в тишине, преисполнившись сладостного восторга: ветер позабыл свою резвость и реки остановили свое течение. Но не все слушатели равно понимали и не все равно восприняли божественное пение. Роща уловила шум при нисхождении бога по воздуху, реки вслушались в шелест его платья, ветер усвоил себе самые резкие звуки; из зверей одних поразил скрип колков, а других звон струн; певчие птицы, особенно соловей и жаворонок, переняли прелюдию; рыбы, высунув из воды свои головы по уши, остались навсегда немы; только человек понял все, и потому-то песнь его проникает до глубины души и возносится в самое жилище богов*. Немецкие племена признают Одина творцом поэзии; он - бог мудрости и поэтического слова, ведающий все таинственные загадки и умеющий разрешать их; он первый научил человека рунам, и Saga (= Сказание) почитается его вещею дочерью, точно так же, как греческие музы - дочери Зевса и вместе с ним живут на высоком Олимпе**. Сага принадлежала к числу богинь и обитала у студёного ключа (Sokquabeckr); и она, и отец ее ежедневно пили из золотых чаш вдохновляющий напиток; наделяя мудростию, напиток этот должен был сообщать и особенное предвиденье, знание будущего, способность пророчества, почему Сага и музы роднятся с вещими женами (weise frauen) и норнами, которые, сидя у священных источников, определяют судьбы смертных. Водопады и водовороты долгое время считались местопребыванием водяных духов, и по их шуму и стремительности потоков древние предвещательницы предсказывали будущее***. Выше было сказано об источнике великана Мимира, за глоток воды которого Один не подорожил собственным глазом; вода эта сообщала те же духовные дарования, что и мед, приготовленный из крови Квасира: кто пил ее, тот делался мудрым. Сказание о Мимире есть только особая вариация мифа о Квасире. Мимир, хотя и не числился между асами, был существо, одаренное высочайшим разумом; к нему обращались боги за советами и разрешением трудных вопросов. По свидетельству одного предания, асы отправили его к ванам, а те отрубили ему голову и послали ее к асам; Один произнес над нею заклятие - и голова Мимира осталась вечно нетленною и сохранила дар слова. Один вея с нею разговоры и в случае нужды пользовался ее мудрыми указаниями. Греческая мифология также знает источники, вода которых наделяла поэтическими способностями, таков ключ Кастальский и Иппокрена, текущая из горы Геликона (=тучи) от удара Легасовых копыт (iппoxpnvn -криница Зевсова коня)****. Чудесное свойство вдохновлять поэтов, наравне с медом, приписано было и пчелам. Древние называли пчел птичками муз*****; Пиндару, Гомеру и Эсхилу пчелы принесли дар поэзии: садясь на их уста, они сообщали их речам и песням ту же сладость, какою отличаются соты******; мы до сих пор употребляем выражения: сладкие, медовые речи, сладостное пение (мелодия); греч. ueлi - мед, ueлoc - пение. 

______________ 

*Ж. М. Н. П. 1849, V, 56. 

** D. Myth., 136,854, 857. 

*** Ibid., 296,558, 803. 

**** Ibid., 352-3,551. 

*****Норк, Andeutung. eines Syst. der Myth., 175: "Varro nennt die Bienen Vugel der Musen". 

****** D. Myth., 859. 

Если с одной стороны в шуме ветров и раскатах грома чудились древнему чело(204)веку звуки божественных глаголов; то с другой стороны он собственный свой говор обозначал выражениями, близкими к картинным описаниям грозы. Слово человеческое вылетает из-за городьбы зубов, как быстрая птичка, и уязвляет ненавистных врагов, как острая стрела; почему Гомер дает ему эпитет крылатого*. Оно льется, как водный поток, и блестит, как небесный свет: речь и река происходят от одного корня ри или ре, греч. pew ; мы говорим: течение речи, плавная (от глагола плыть) речь; русск. баять имеет при себе в прочих индоевропейских языках родственные слова с значением света: санскр.bhа, греч. фaw, (фaivw; припомним выражения: красно говорить, красная речь. Понятия звучащего слова, текучей воды и льющегося света санскрит соединяет в одном корне nad - говорить и светить, nada - река**. Под влиянием таких воззрений слову человеческому была присвоена та же всемогущая сила, какою обладают сближаемые с ним божественные стихии. И это до очевидности засвидетельствовано и преданиями, и языком, который понятия: говорить, мыслить, думать, ведать, петь, чародействовать, заклинать и лечить ("прогонять нечистую силу болезней вещим словом и чарами) обозначает речениями лингвистически тождественными: 

______________ 

*Русск. поговорка: "слово - не воробей, вылетит - не поймаешь". 

**Архив ист.-юрид. свед., II, ст. Буслаева, 36. 

a)В малороссийском наречии гадать- думать (тавтологическое выражение: "думае-гадае"; сравни великорус, догадался; догадка); польск. gadac, чешек, hadati - говорить, сказывать(то же у болгар, хорватов и приморских сербов), как и в санскрите gad - loqui; в литов. gadijos - называюсь, и с переменою г в ж (сравни: годить - ждать) zadas - язык, речь, zodis - слово, кельт, gadh - звук, слово; в старинном толковнике неудобь-познаваемым речам гадание объясняется: "съкръвенъ глаголь" = сокровенное, таинственное изречение, загадка, и вместе ворожба; гадать-ворожить*. 

______________ 

*О.З.1851, VII, 1-2; Мысли об истор. яз., 139. 

b)Бая(и)ть - говорить, рассказывать, байка - сказка, баюн (баюкон) говорун, сказочник, краснобай, прибаутка, баюкать (байкать) - укачивать ребенка под песню, обаять, (обаить, обаивать) - обольстить, обворожить, старин, обавник (обаяниик) - чародей, напускатель "обаяния"*; иллир. bajanie - заговор, чародейство, песнь, поэтический вымысл, bajan - чародей, волхв; польск. bajac - рассказывать сказки, bajacz (bajarz) - рассказчик, baja - сказка, bajeczny - баснословный; чешек. bag, bagar, bagec- сказочник, bageni- басня, речь; серб. баjати- колдовать, баjач - колдун, баjалица колдунья, баjатье - волшебство. Этими выражениями объясняется и боян Слова о полку = певец, чародей. От глагола баять происходит балий, слово, объясняемое в "Азбуковнике": чаровник, ворожея, а в фрейзингенской рукописи употребляемое в значении врача; бальство - ворожба**. 

______________ 

*Обл. Сл., 5,8, 92,131. 

**О.З.1851, VII, 3; Времен., XI, 10. 

c)Слова вещать и ведать (ведети) одного происхождения, что доселе очевидно из сложных: по-ведать, по-вещать, по-вестить, имеющих тождественное значение: корень - санскр. vid (настоящ. вр. vedmi) - scire, nosse, cognoscere; форма винословная (causativa): vedajami - facio ut sciat, doceo, narro; vida, vidya, veda, vitti - знание, vidita, vidvas, vettar - мудрый, готе. vitan, англос. witan, скан. vita, др.-нем.wizan, др.-прус. waist знать. Если станем рассматривать слова, образовавшиеся у славян от корня вед ( = вет, вит, вещ), то увидим, что они заключают в себе понятия предвидения, прорицаний, сверхъестественного знания, волшебства, врачевания и судапонятия, тесная связь которых объясняется из древнейших представлений (205) арийского племени. Вече (вечать вместо вещать) - народное собрание, суд; вещба употреблялось не только в смысле чарования и поэзии, но имело еще юридический смысл, как это видно из чешской песни о Суде Любуши: "vyucene vescbam vitiezovym" - edoctae scientias judiciales; vitiez, следов., - судья (в рус. витязь - сильномогучий герой); сравни нем. vitzig, судья*. Гримм указывает, что старонемецкий язык называет судей и поэтов одними именами творцов, изобретателей (finder, schaffer, scheffen), что напоминает наше выражение: творить суд и правду. В Mater verborum вешчбы истолкованы: vaticinia, а вештец ~ vates, propheta divinus (т. е. вещающий по наитию свыше, по внушению богов); у сербов вjештина- знание, BJenrran и вjештица то же, что у нас: ведун (ведьмак) и ведьма, или синонимические им названия знахарь и знахарка (знахарица, от знать); ведовство и ветьство волшебство**. Ведун и ведьма имеют еще другую форму вещун и вещунья (вещица) - колдун и колдунья***, и таким образом являются однозначительными с словами пророк и прорицатель (от реку); пред-вещать- предсказывать, вития (=ве-дий), вещий- мудрый, проницательный, хитрый, знающий чары. У Всеслава, рожденного от волхования и обращавшегося в различных животных, вещая душа была в теле****. Летописец, рассказывая, что в. кн. Олег прозван был вещим, прибавляет: "бяху бо людие погани и невеголоси"*****: и поганый, и невеглас употреблялись старинными памятниками для обозначения всего языческого, непросвещенного христианством; ясно, что слово "вещий" имело в язычестве религиозный смысл. Этим эпитетом наделен в Слове о полку певец Боян; персты его также названы вещими: "своя вещиа пръсты на живая струны въскладаше, они же сами князем славу рокотаху"; дивная песнь его носилась соловьем в дубравах, сизым орлом под облаками и серым волком по земле******, т. е. представлялась в тех же метафорических образах, в каких изображалось небесное пение, заводимое бурными, грозовыми тучами*******. Птицы и животные, давшие свои образы для олицетворения ветров, грома и туч, удерживают в народном эпосе название вещих: вещий конь-бурка, вещий ворон, зловещий филин, и проч. По прямым указаниям Слова о полку, Боян был певец, слагатель песен и вместе музыкант, подобно позднейшим бандуристам, кобзарям и гуслярам, которые ходили по селам и на торжищах и праздничных играх распевали народные думы под звуки музыкального инструмента********. Краледворская рукопись говорит о Забое, как о певце, музыканте и приносителе жертв богам. Таким образом с понятием слова человеческого нераздельны представления поэзии, пения и музыки, которым древность придавала могучее, чародейное значение (стр. 169). То же подтверждается и другими свидетельствами языка: (206) 

______________ 

*Укажем юридические термины: ответчик, завещание, повет - область, подлежащая ведомству известного суда; ведаться - судиться ("ведаться судом"), а в Орловск. губ. - кидать жребий, который в старину имел религиозно-судебное значение. 

**Пикте, II, 548; Изв. Ак. Н., IV, 94; О влиян. христ. на сл. яз., 171-5; Ж. М. Н. П. 1841, II, ст. Прейса, 48; Сын Отеч. 1831, т. XXIII, ст. Грим., 45. 

***Обл. Сл., 33. 

****Рус. Дост., III, 200; теперь говорят сердце - вещун, сердце сердцу весть подает. 

*****П. С. Р. Л., 1,13. 

****** "Боян бо вещий аще кому хотяше песнь творити, то растекашеся мыслию по древу, серым волком по земли, сизым орлом под облакы"; "о Бояне! абы ты сиа плъкы ущекотал, скача славию (соловьем) по мыслену древу, летая умом под облакы, рища в тропу Трояню чрез поля на горы". Растекаться мыслию по древу и скакать соловьем по мысленному древу - выражения равнозначащие. 

*******О соловье см. стр. 302; об орле и волке - ниже. Рус. Дост., III, 6,10, 22-26, 202. 

********Бодян. О нар. поэз. слав. плем., 103, 109; Малор. и червонор. нар. думы и песни, 7. Конечно, о подобных же певцах говорят памятники, вспоминая о Святославовом песнотворце старого времени (Рус. Дост., III, 248-250) и словутьном певце Митусе (П. С. Р. Л., II, 180). 

d)Санскр. gad (gadami),- говорить переходит в литов. gied-mi- пою, как греч. eпoc,- речь, слово и ta eпn - поэма, стих; сравни рус. дума (песнь), сказка и басня (от басить- говорить, побаска- пословица, басиха- лекарка, женщина, знающая заговоры*, нем. saga; наше слово (от которого и соловей) употреблялось в прежнее время в значении эпического сказания, песни, как очевидно из заглавий старинных произведений**. От санскр. vad - loqui, sonare, vociferari, vada, vadana - звук, vadya, vaditra- музыкальный инструмент; этому корню соответствует греч. uow, uoew - петь, uonc - поэт, auon - слово, anowv - соловей, кельт, gwawd (gwad) - хвалебное пение***. С словом vaditra г. Буслаев сближает warito - народный музыкальный инструмент чехов. Славянскоег^сла первоначально означало песнь - от гддд^, откуда и гусли, звуки которых сопровождают пение (серб. гусле, пол. gesle, чешек, hausle); а потом перешло в понятие волшебства: пол. gusia - колдовство, guslarz и guslarka- колдун и колдунья, guslic- колдовать, лужиц. gusslowasch, gusslowar, готск. hunsi, англос. и сканд. husl - языческий обряд, жертва****. Сравни рязан. кавник- колдун и санскр. kavi - мудрый, поэт*****, может быть стоящее в связи с древнеслав. коби - чары. 


Страница 28 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27  [28]  29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты