Главная
Каталог книг
Российская Демократическая Партия "ЯБЛОКО"
образование


Оглавление
Афанасьев Николаевич - Поэтические воззрения славян на природу
Григорий Амелин - Лекции по философии литературы
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Миры и столкновенья Осипа Мандельштама
Григорий Амелин, Валентина Мордерер - Письма о русской поэзии
Литературный текст: проблемы и методы исследования. Мотив вина в литературе
Тарас Бурмистров - Россия и Запад
Нора Галь - Слово живое и мертвое
Петр Вайль, Александр Генис - Родная Речь. Уроки Изящной Словесности
Евгений Клюев - Между двух стульев
Лотман Юрий - Комментарий к роману А. С. Пушкина "Евгений Онегин"
Лотман Ю.М. - Структура художественного текста
Ю. M. Лотман - Беседы о русской культуре
Лотман Ю.М. - О поэтах и поэзии: анализ поэтического текста
Милн Алан Александр - Дом в медвежьем углу
Сарнов Бенедикт - Занимательное литературоведение, или Новые похождения знакомых героев
Петр Вайль - Гений места
Борис Владимирский - Венок сюжетов
Арсений Рутько - У зеленой колыбели

______________ 

*Статья Бера: О первоначал, состоянии человека в Европе - в Месяцеслове на 1864 г. 

**Пикте, II, 680. 

***Владение землею освящалось также и другими символами молнии стрелою и жезлом (палкою). - Сын Отеч. 1831, XXIII, ст. Гримма: О поэз. в праве, 159. 

**** D. Myth., 164-6; 1171; Die GOtterwelt, 64,190, 207-8;Симрок, 59; D. Rechtsalt., 64,162-3. 

*****У. З.А. H. 1852, IV, 513,522. 

I chopi Zaboi sv6i miat... 

I wrfe po wraze. 

Letie miat, roskoci sic seit. 

Za sffilem sie roskocista Ludiekowa prsi*. 

______________ 

*Перевод: И схватил Забой свой молот и бросил на врага; полетел молот, пробил щит, а за щитом - Людекову грудь (Ж. М. H. П. 1840, XII, ст. Срезн., 131-2). 

Бог-громовник, разбивая своим молотом облачные скалы, высекает из них небесное пламя молний, точно так же, как сильным ударом о кремень высекаются из камня летучие искры. Слово кре-мень (сравни: сух-мень, стре-мень) имеет в санскрите корень kr - бить, ударять, ранить, убивать и могло совмещать в себе двоякое значение: это - или орудие, которым наносится удар, или предмет, по которому ударяют, высекая огонь; от того же корня крес - огонь, вызванный ударом грома, т. е. а) молния и б) блеск солнца, выведенного из-за туч, как бы вновь возжженного богом-громовником (стр. 97); кресить, кресать, пол. krzesac, словен. kresati - высекать огонь из кремня и обтачивать камень (жернов), кресало = огниво; искра (области. згра=с выкинутым для благозвучия р: зга, "зги божией не видать"* того же происхождения**. Таящиеся в камне искры огня породили известное в нашем простонародье сказание о том, что первосозданные и враждебные друг другу стихии огонь и вода долго спорили между собою, и вот когда вода начала осиливать и уже совсем заливала пламя огонь укрылся от нее в кремень, из которого впоследствии люди стали вызывать его ударом железа***. Народная загадка дает "огню" следующее живописное определение: "в камне спал, по железу встал, по дереву пошел - как сокол полетел"****. По немецким преданиям, Тор, высекая искры молний, разрушает мрачные вертепы облаков и возжигает на небе ясный светильник солн(130)ца; для этого есть у него трехгранный камень (feuerstein) и кресало (stahl), выкованное карликами; с одной стороны камень белого цвета, с другойжелтого, с третьей - красного; ударяя в белую сторону, бог вызывает бурю с градом; ударяя в красную - производит гром и молнию, а ударом по желтой стороне дарует яркие солнечные лучи, от которых тают льды и снега. Тор может забросить свой камень и кресало куда захочет, но при первом требовании они тотчас же возвращаются в его руки*****. Другое поэтическое представление заставляет бога-громовника, разъезжая по облачному небу, творить молнии ударами конских копыт. Подновляя древний языческий миф в христианском духе, в Баварии объясняют гром и молнию тем, что Господь и св. Дева ездят по небу и во время этой прогулки кони их ударами своихподков высекают из камней огненные искры******. По указанию Стрийковского, истукан Перкуна держал в руке камень, сделанный наподобие молнии, а перед ним постоянно пылал священный огонь ("w reku zas trsymaT kamien na ksztaft pioruna paiajacego, ktoremu na czesc i na chwafe ogien dgbowy, ktory wiecznym zwano..."******* В Густинской летописи известие это передано так: "Перконос, си ест Перун, бяше у них старейший бог, создан наподобие человече, ему же в руках бяше камень многоценный аки огнь; ему же... огнь неугасающий з'дубового древия непрестанно паляху"******** Если пламя почему-либо угасало, то для возжжения костра высекали огонь из камня, находившегося в руках идола*********. Финны называют кремень "огневым камнем богаУкко" (Ukon kivi; Ukon pii); из него высекает он молнию**********. В русской сказке герой бросает в колдуна, несущегося по воздуху черной тучею, кремень и огниво, и от того рождается пламя, в котором и гибнет злой волшебник***********. 

______________ 

*Обл. Сл., 69. 

**Архив ист.-юрид. свед., II, пол. 2, 8-10. Санскр. krc-anu- огонь, krc-aku- сожжение (Мат. сравн. слов., 1,293, 405). 

***Рус. Бес. 1856, III, ст. Максимов., 95. 

****Послов. Даля, 1065. 

***** Die Gutterwelt, 207. 

****** Ibid., 188. 

*******Стр. 143. 

********П. С. Р. Л., II, 257. 

*********Ковен. Г. В. 1847, 27. 

**********У. 3. А. Н. 1852, IV, 512-3; 519. У лопарей был деревянный идол Тиермеса (громовник) с молотом в руке, с кремнем и стальным гвоздем на голове, которыми, по народному поверью, высекал он огонь. - Вест. Р. Г. О.1856, IV, 317. 

***********Чудинск., 14. 

Народный русский эпос дает сказочным героям и мифическим змеям богатырскую палицу. Слово это от понятия простой дубинки = палки перешло в название кованого, металлического бранного орудия; и здесь замечаем ту же связь между по-жигающим огнем (= карающей молнией) и побивающим оружием: палица от па-лиги (пламя, запалить в кого мечом - ударить, паля - удар по руке линейкою), подобно тому как жезл (жьзл) от жегу (жгу) = ожог деревянная кочерга*; глаголы ожечь, жигануть употребляются не только в значении обжога, но и вообще удара и укола; от того же корня детское жижа огонь и облает, жигалка - свечка; сравни: луч и лучина (= облает, луча)**. Как из камня огонь вызывается ударом кресала, так из дерева вызывается он трением; такой огонь, добываемый из дерева и доныне известный под названием живого, служил на земле эмблемою небесного огня молнии (см. гл. XV); соответственно тому дождь, низводимый на землю громовником, назывался живою водою. Русское предание наделяет Перуна палицею; любопытный рассказ об этой палице занесен в наши летописи: "и прииде (по крещении св. Владимира) к Новугороду архиепископ Яким, и требища разори, и Перуна посече и повеле воврещи в Волхов. И повязавше ужи, влечахуть и по калу, биюще жезлием и пихающе, и в то время вшел бе в Перуна бес, и нача кричати: о горе, горе мне! До(131)стахся немилостивым сим рукам! И вринуша его в Волхов. Он же, пловя сквозе великий мост, верже палицю свою и рече: на сем мя поминают новгородские дети, ею же и ныне безумнии убивающеся, утеху творять бесом". "Порази же слепотою новгородцов, яко оттоле в коеждо лето на том мосту люди собираются и разделшеся на двое, играюще убиваются"***. Соборные правила митрополита Кирилла (1274 г.) осуждают обычай "в божествьныя праздники позоры некакы бесовскыя творити с свистанием и с кличем и с воплем, сзывающе некы скаредные пьяница, и бьюще-ся дрекольем до самыя смерти и взимающе от убиваемых порты"****. Древнейшие религиозные обряды большею частию возникли, как подражание тем действиям, какие созерцал человек в небесной сфере; в грозе представлялась ему битва Перуна и подвластных ему духов с полчищами облачных демонов, - и вот, когда наступала весна и приводила с собой дождевые тучи, предки наши приветствовали их появление играми, символически означавшими борьбу стихий, и были убеждены, что воинскими кликами и стуком оружия они пробуждают бога-громовника на его творческий подвиг; во время летней засухи тот же обряд вызывал Перуна начать битву с тучами и пролить на поля освежающий дождь. Перуновой палице соответствует немецкий donnerkeule (keil - клин, keule - дубинка) - клинообразная, заострённая палица Тора, которой не может противостоять никакая броня*****, и окрыленный жезл Гермеса, Зевсова посланника (Дioc ayyeлoc); крылья приданы этому жезлу, как эмблема быстрого полета молнии******. Палица, как знамение карающего божественного орудия, сделалась символом власти и перешла в царский скипетр, жреческий и судейский жезл. 

______________ 

* Radio, ling. slov., 30,61. 

**Доп. обл. сл., 105. 

***П. С. Р. Л., II, 258; III, 207; V, 121. 

****Рус. Дост., 1,114; Sartor. Gesch. der Urspr. der. Deut. Hanse: в Новгороде между немецкими дворами запрещалось играть в дреколья. 

***** Die Gotteiwelt, 208. 

******Кун, 238-9. Представлением молнии - палицею объясняется одно место Краледворской рукописи о сражающихся шестах, под звуки чародейных песен (Ж. М. Н. П. 1840, XII, 119). 

Сухое дерево, трением которого добывается "живой огонь", получило в заговорах символическое значение молнии, доныне называемой сербами сухою = палящею (см. стр. 100). Так если покажется на теле веред или чирей, то очерчивают больное место сосновым суком или безымянным пальцем*, приговаривая: "как сук сохнет, так бы сох у раба божия (имярек) чирей!"** Иногда, вместо того, обводят безымянным пальцем правой руки сук у дверного или оконного косяка с приговором: "как сохнет и высыхает сук, так сохни и высыхай веред. От перста ни огня, от чирья ни ядра!"*** Когда нападут на стадо черви, крестьяне берут одного из таких червей, обвертывают шерстью и кладут в расщелину засохшего дерева - так, чтобы он не мог вылезть; после того, по народному поверью, все черви посохнут и пропадут (Калуж. губ.). Если мы припомним, что в воспалительных болезнях высекают над болячками огонь (см. стр. 104) или прикладывают к ним "громовые стрелки" (Новгор. губ.), то для нас не останется ни малейшего сомнения насчет настоящего смысла указанных обрядов: прикосновением сухого дерева, т. е. силою Перуновой палицы, присыхают болезненные нарывы и гибнут вредные насекомые. Не бей ребенка лучиною, советует народная примета; не то он иссохнет, как эта лучина = впадет в сухотку****. Не должно также разбалтывать приготовляемой похлебки лучиною; не то разоришься - иссохнет и пойдет прахом все богатство (Арханг. губ.). Инте(132)ресно сблизить с этими поверьями следующий обряд очистительной клятвы у чувашей: подозревая кого-нибудь в совершенном проступке, они заставляют его перешагнуть через сухую, зажженную с обоих концов палку. Переступая через нее, заподозренный должен сказать: "да буду я так же сух, как эта палка, если показал неправду!"***** Значение этих слов то же самое, что и в древнерусской клятве золотом (см. стр. 102), т. е. да поразит меня за неправду небесный огнь! (молния). Пламя молний иссушает дождевые тучи, и так как дождь на метафорическом языке назывался кровью, то отсюда возникло поверье: чтобы остановить идущую кровь (чтобы она запеклась), надо зажать сучок на бревенчатой стене******. 

______________ 

*О пальце, как метафоре молнии, см. ниже; громовая стрелка называется чертовым пальцем. 

**Библ. для Чт. 1848, IX, 53,58, ст. Гуляева. 

***О.З., т. XLII, смесь, 51. 

****Архив ист.-юрид. свед., I, ст. Кавел., 10; Абев., 232; Иллюстр. 1846,172. 

*****Сбоев., 73-74. 

******Послов. Даля, 430. Если зажать пальцем в стене или на лавке сучок, то колдун теряет свою чародейную силу (Воронеж, губ.). 

В числе метафор, уподобляющих молнию оружию, встречаем также блестящий меч. Слово это древнейшего арийского происхождения: др.-слав. и рус. меч, пол. miecz, илл. mac, лит. meczius, гот. meki, др.-сак. maki, англос. тесе, техе, сканд. maekir, перс. mak, muk, ведаич. makha (сражающийся), и, может быть, лат. mucro*. Скифы чтили своего молниеносного Дива (Pirchunis) под символом старого железного меча, воткнутого в землю перед судьею, - что напоминает "меч, карающий кривду" чешской песни о Любушином суде**. Об аланах говорит Марцелин, что они, подобно римлянам, чтили своего Марса под тем же символом***. По свидетельству Эдды, у Фрейра был сияющий меч; а финны дают своему громовнику меч с огненным лезвием: стоит только махнуть им, как тотчас же заблестит яркая молния. "Укко, близкий сосед громовых туч! взывает в Калевале Винунен, - дай мне свой огненный меч, чтобы я мог наказать обидчика". К этому богу обращался и Вейнемейнен с просьбою прогнать могучим, искрометным мечом губительные болезни, насланные владычицей Похъиолы****. Русские предания наделяют пламенным мечом Илью-пророка, на которого перенесено в христианскую эпоху древнее поклонение Перуну. 

______________ 

*Пикте, II, 221; Мысли об истор. яз., 145-6. 

**Русск. пословица: "повинную голову и меч не сечет". 

*** D. Myth., 183-5;Лет. рус. лит., кн. I, 132. 

****У. 3. А. Н. 1852, IV, 512-3, 519-20; Эман, 16-17,47. Калевала говорит о мече, сделанном из золота, серебра и стали; на конце его светил месяц, а на рукоятке - солнце: подробность, напоминающая эпическое выражение Эдды: "на копьях лучи стоят". 

То же мифическое значение соединяется поверьями и с острым ножом. На Украине верят: если окропить нож св. водою (метафора дождя) и бросить в вихрь, поднятый дьявольской пляскою, то нож упадет на землю обагренный кровью нечистого*, т. е. молния поразит демона-тучу. Есть еще рассказ о колдуне, который вбил под порогом одной избы новый острый нож - и вслед за тем поднялся страшный вихрь, подхватил его недруга и семь лет носил по воздуху**: предание, основанное на связи Перунова оружия с вихрями, сопровождающими грозу. В Астраханской губ. когда приходит священник исповедовать труднобольного, то нарочно кладут на стол нож, чтобы явившаяся за душою Смерть (= нечистая сила) устрашилась и отступила от своей жертвы. 

______________ 

*Пов. и пред., 176. 

** Ibid., 76-80. 

Огненные стрелы, копья, молот, топор, палица и меч служат богу-громовнику для борьбы с великанами туч и зимних туманов; поражая их, он низводит на жаждущую землю дождевые потоки и дает простор ясному солнцу. По сказаниям Вед, благодетельным стихийным божествам противостоят толпы мрачных демонов, ко(133)торым приписываются все вредные влияния на жизнь природы; они затягивают облачными покровами блестящие светила и страшными заклятиями задерживают падение дождя; они жев знойные дни лета, похищая небесные стада дожденосных облаков, рождают губительную засуху. Это враждебные асуры (ракшасы); во главе их стоит Vala или Vritra (от vr - покрывать, облачать, задерживать), т. е. облачитель, скрывающий благодатное семя дождя и золото солнечных лучей в темных пещерах туч; в качестве производителя летних засух ему дается имя Cushna. С особенною силою проявляется его могущество в течение семи зимних месяцев, когда воды сковываются льдами, дождь не орошает земли и блеск солнца помрачается туманами; в это безотрадное время он строит крепкие города, заключает в них небесных коров (= дождевые облака) и прячет золотое сокровище ( = солнечные лучи). Весною и летом "богатый победами" Индра поражает Вритру и разгоняет тучи, почему ему присвояются эпитеты vrtrahan (убивающий Вритру) и gotrabhid (рассеивающий стадо коров). Своей палицей он разбивает города Вритры, буравит облачные скалы, проливает на поля скрытые в них воды и возжигает светильник солнца. Таким образом он является в вечных битвах с Вритрою, который после всякого поражения восстает всегда с новою силою и опять вызывает его на битву. Помощниками и спутниками Индры в этой нескончаемой борьбе с демонами были Маруты (ветры) и другие божественные существа, олицетворявшие собой грозовые явления*. Как низводитель дождей, он назывался "подателемпищи", богом-оплодотворителем=Рацапуа; это представление неразлучно с богом-громовником и у других народов. Зевсу давали эпитет дождящего; к Доннару обращались язычники с молитвою о ниспослании дождя и верили, что вместе с Вуотаном он благословляет жатвы**; финны молили своего Укко нагнать ветрами дожденосные облака и оросить поля и нивы***. Славянские предания свидетельствуют о том же; не касаясь множества поверий, о которых будет сказано в других главах этого труда, обращаем внимание на доселе уцелевшую поговорку: "после дождичка в четверг". В четверг, посвященный Перуну, язычник ожидал грозы, и почитал этот день особенно счастливым, легким для начала всякого предприятия, обещающим исполнение желания и успех; позднее, когда пали древние верования, означенной поговоркою стали выражать сомнение: когда-то еще сбудется!**** По народному представлению, во время грозы разъезжает по небу в колеснице разгневанный Бог и преследует молниеносными стрелами дьявола. В апокрифической рукописи XVI в. так объясняется гром и молния: "Вопрос: что суть гром и что суть молния блистающась? Ответ: гром есть оружие ангельское: ангел господень дьявола гонит,а молния суть одежда архангела Нафанаила. И егда дождь идет, тогда дьявол станет пред дождем - да не грядет на землю, того ради ангел господень гонит того. Вопрос: что тако молния секутца? Ответ: то бо есть тогда архангели со гневом зри(я)ть на дьявола"*****. Вариант: "что есть гром и молния? Толк: ангел господень летая биет крилома и гонит дьявола..."******. "Луцидариус" объясняет грозу "сражением облаков", мечущих громовые (134) стрелы и топоры, - "и сие бывает на устрашение демоном, зане бо демони наблюдают тогда: на кую страну Бог казнь напустит"*******. Ратуя против языческих суеверий, Кормчая так выражается о громовых стрелках: "стрелкы, топоры громовныи - нечестиваябогомерзкая вещь; аще недугы и подсывания (?) и огненные болести лечит, аще и бесы изгоняет и знамения творит - проклята есть"********. Эти свидетельства делают совершенно ясным смысл старинной пословицы: "жри, черт, кременье!" и другой, из которой видно, что нечистый извергает из себя кремни, как помет********* - точно так же, как конь-тучапитается жаром, а задом головешки бросает (см. гл. XII). Особенно ярко сказалось отождествление черта с тучею в малороссийской сказке: занял мужик у черта деньги с условием отдать тогда, когда со всех дубов поспадают листья. Пришла поздняя осень, опали листья с простых дубов, а вечнозеленый дуб стоит в прежнем убранстве. "Що тут робить? пишов бидный черт у лис, давай прикидатьця то бурею, то дощем, щоб тильки лист пооблитав, та ба! ничего не помоглось". По народной поговорке, "есть и на черта гром!"**********. Русские, сербы, поляки, литовцы и немцы одинаково убеждены, что молния есть стрела божия и всегда бьет в то место, где бывает дьявол; во время грозы нечистый заботится только об одном, как бы укрыться от ее пламенного острия: он спешит в горы или в лес. прячется там под деревья, залезает в пустое дупло, а нередко ищет убежища и в жилых домах; этим объясняют, почему громовые удары всего более падают на высокие деревья и строения. От грома небесного дьявол и за иконой не спрячется***********. Приводим любопытный рассказ, записанный в Малороссии: "як гром гримить, то то Бог ]из-дить по неби и калачи возить. Оцеже-то Бог калачи везе, а чорт и лита попид небом и перекривляетця, як той грукае по хмарах. Бог розсердитця и пуска в его Громову стрилу. Чорт як побачить, то так и вдира!.. Я к сбираетця на дрщ, то чорти вже знають и заране ховаютця в лис. Хто не бачив, як вихор один за другим с поля та все в лис тикають: отож то сами чорти вид грому ховаютця. Та и там их постигне кара божа - гром, и дуба подробить и чорта вбье. Шо нигде не знаходять убитого чорта, то вид того, шо вин смолою (т. е. дождем см. ниже) розливаетця, як гром его вдарить, а смола в землю ввийдё". Усербов есть поговорка: "узврдао се као'паво испред грома"************ завертелся, как черт перед громом. Немецкие и славянские племена выражаются о громе: "der Uebe Gott zurnt"*************; "Бозя сварится! (гневается)"**************; в Померании говорят: "nun schlag Gott den teufel todt" в смысле: вот разразится громовой удар!***************, а на Украине употребительны клятвы: "хай его побье те, що в хмари гуде!", "бий тя сила божа!", "хай его гнив божий побье!"**************** Боязливые и набожные хозяева опрокидывают во время грозы порожнюю утварь (горшки, кадки) и затворяют двери и окна, чтобы злые духи, гонимые молниеносными стрелами, не спрятались в избе и не привлекли на нее громового удара. В Литве рассказывают, как однажды при сильном дожде и громе вбежал в избу запыхавшийся черт, сел у огня, отдохнул немного и, уходя, наказал хозяйке выбросить стул, на котором он сидел; только ус(135)пела она выбросить стул, как ударила в него молния и разбила вдребезги*****************. По литовскому поверью, если молния разобьет дерево - так, что оно засохнет, то не должно к нему прикасаться, потому что здесь, у самого корня, пригвожден небесною стрелою злой дух и, дотрогиваясь до такого дерева, можно нехотя освободить нечистого. Если же дерево, разбитое молнией, не засохнет - это знак, что злой дух ускользнул от громовой стрелы. Рыская по земле и выискивая себе более безопасного убежища, черти (как думают на Руси и в Литве) укрываются в косматых животных, преимущественно в собаках и кошках******************, и потому когда бывает гроза - и тех, и других выгоняют из хаты, чтобы избежать небесного пламени*******************. Такой взгляд на грозу, как на божью кару, вызываемую дьяволом, отразился и в одном из сербских церковных служебников, где помещена молитва, силою которой прогоняются нечистые духи, вызывающие град и громы; тот же характер замечается и в молитве: "егда гром гремит", занесенной в рукописные сборники XV века (Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастырей): "высокый царю, ходяй в громоу, обладали молниями, призывая водоу морьскоую, проливая на лице всея земля дождь, о великый и страшный боже! сам соуди и врагоу диаволоу". (Вариант по списку XVII века: "сам казни врага своего диявола"********************. 

______________ 

* Die Gutterwelt, 55-56,65-66. 

** D. Myth., 152-3,159-161. 


Страница 18 из 55:  Назад   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17  [18]  19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   Вперед 

Авторам Читателям Контакты